21. О религии и духовности

Духовность. В чем она - в религии, то есть в вере, или в борьбе? Так называемые патриоты преподносят сегодняшнее расширение влияния церкви как возрождение духовности. Здесь мы вспоминаем виденное недавно под Орлом. На берегу реки стоял памятник в честь воинов Великой Отечественной войны - "Катюша". Теперь ее убрали, а на ее месте возвели часовенку в память погибших в Великой Отечественной войне. Ничего, красивая, аккуратная, весьма симпатичная. Но спрашивается: мы что, победили в войне молитвами, крестными ходами или благодаря тем же "катюшам", которые Советская власть и люди в тылу создали?  Религия пытается внушить людям веру в хорошую жизнь где-то там и потом, а коммунисты призывают эту хорошую жизнь самим строить здесь и сегодня. Церковь, конечно, перестроилась, попы внушают, что есть в религии некая высшая духовность, и что она воплощена в христовых заповедях. Мол, исповедуя эти заповеди, можно и в обществе установить соответствующую им духовную атмосферу, принципы морали, нормы поведения и пр. При этом священники навязывают пастве мысль о том, что всякая власть от Бога, призывают смириться с нею и не роптать.  Сейчас солдат и матросов вместо замполитов и комиссаров воспитывают попы, вместо торжественных собраний проводят молебны. И все это ложится на ту полную бездуховность, в которой пребывает сейчас народ. Церковь, на словах проповедуя свою аполитичность, сама на деле активнейшим образом участвует в политике на стороне правящего режима, получая от него вполне материальные блага и льготы, а за это, внушая людям смирение, помогает управлять народом. В особенной степени это касается Русской православной церкви (РПЦ), как наиболее крупной конфессии, которая сегодня играет крайне реакционную роль, потому что материальные интересы высшего клира РПЦ полностью совпадают с линией закабаления России. Вовлечение церкви в светские дела прочно пристегнуло ее к антинародному режиму, и, конечно же, лишило возможности быть третейским судьей между властью и народом. Но эта позиция не защищает церковь от давления на нее со стороны инословных христианских религий. Более того, если Советская власть, при всех ее сложных взаимоотношениях с РПЦ, не позволяла развиваться сектантству, запрещала деятельность протестантских и католических миссионеров в СССР, боролась с иеговистами, муновцами и прочими, то нынешняя буржуазная Россия позволила действовать на ее территории всем религиям и сектам, с которыми РПЦ в одиночку, без помощи государства бороться не в состоянии. Московская патриархия при этом еще и клевещет на Советскую власть и провоцирует общественные конфликты, что видно на примере заявления патриарха о необходимости переноса "красного погоста" с Красной площади. Так что церкви вне политики не бывает. Коммунисты видят духовность человека не в следовании постулатам той или иной религии и в уповании на загробную благодать, а в его высоком моральном облике, в его борьбе за справедливость и счастье для всех трудящихся и сейчас.