Первая новогодняя социология


В этом году Россия вступила в очередной цикл федеральных выборов – парламентских и президентских. 

Статья Александра Фролова и комментарий политолога Т. Викторова.

В этом году Россия вступила в очередной цикл федеральных выборов – парламентских и президентских. Естественно, возрастает интерес ко всякого рода социологическим прогнозам и опросам общественного мнения.

В этом отношении интернет-портал Gidepark.ru поль­зуется авторитетом у лидеров политической оппозиции. Еще бы, результаты проводимых на портале опросов обычно таковы, что их очень заманчиво считать точным зеркалом общественного мнения в целом. Так, выступая 7 июля прошлого года в Государственной думе по отчету правительства за первый квартал, Г.А.Зюганов сказал: «Примечательный опрос был проведен недавно (в мае 2010 г. – А.Ф.) на социологическом интернет-сайте «Гайд-парк». У читателей спросили: хотели бы вы жить в СССР, каким он был до начала «перестройки»? В опросе приняли участие 5000 человек – это больше, чем число участников большинства опросов Фонда общественного мнения или «Левада-центра». Ответы распределились так: 60% сказали, что хотели бы жить в такой стране, как СССР до начала «реформ». 38% не выразили желания жить в такой стране, но и нынешнюю систему не назвали для себя предпочтительной. И лишь 2% заявили, что лучше всего жить в такой России, как нынешняя. Вот такой пример. 60% – на нашей стороне. А на вашей – только 2. И никакие псевдоотчеты, никакая пропаганда вам уже не помогут».

Однако торопиться со слишком оптимистичными выводами все же не стоит. Здесь следует, во-первых, помнить, что такого рода интернет-опросы отражают мнение отнюдь не всего населения, а специфических социальных групп, или даже мини-групп. Например, недавно опрос, проведенный среди клиентов, ищущих работу на портале Superjob.ru, показал, что три четверти респондентов хотели бы уехать на работу за границу. Отсюда некоторые падкие на сенсации СМИ раструбили, что три четверти «всех россиян» хотят эмигрировать из России. Конечно, это не так, поскольку данная выборка явно нерепрезентативна. Точно так же следует оценивать и опросы на «Гайд-парке». В них принимает участие исключительно продвинутая политизированная публика в основном зрелого возраста, и путать ее мнение с мнением всего общества нельзя. Во-вторых, следует иметь в виду, что даже среди политизированной публики оппозиционеры всегда настроены гораздо более активно и агрессивно, чем сторонники власти. Достаточно посмот­реть на результаты телефонных опросов на «Эхе Москвы» или 5-м телеканале («Суд времени»). Как правило, подавляющее большинство звонящих голосует за оппозиционую точку зрения, но это вовсе не означает, что доля оппозиционеров среди позвонивших в точности равна доле оппозиционеров среди всех радиослушателей. Дело в том, что тем, кто властью доволен или к ней безразличен, просто лень потянуться за телефонной трубкой. Кроме того, довольные властью, как правило, значительно менее политизированы, чем недовольные.

Таким образом, в опросах, подобных вышеупомянутому, участвуют преимущественно люди, наиболее политизированные, активные и оппозиционно настроенные. Тем не менее именно благодаря этому такие люди являются для оппозиции своеобразной «референтной группой» – ориентиром при формировании идеологии, программы, политической стратегии и тактики. Ведь именно активное меньшинство способно в решающий момент «раскачать» пассивное большинство и повести его за собой. Разумеется, его позиция – это только ориентир, а не «приказ командира – закон для подчиненного». Однако если мы с энтузиазмом ссылаемся на мнение данной «референтной группы» в одном конкретном вопросе, то мы обязаны с не меньшим вниманием отнестись к ее мнению и по другим проблемам, даже если оно не вызывает столь же моментального энтузиазма.

В этом отношении весьма любопытен опрос, открытый на «Гайд-парке» 2-го января (http://gidepark.ru/user/ 4035114257/poll/46497). Его участникам предложено ответить на вопрос о том, за какую партию они проголосовали бы сегодня на выборах в Госдуму? Опрос отличается от многих аналогичных тем, что в список ответов введены две особые позиции: «КПРФ без Зюганова» и «Единая Россия» без Путина и Медведева». При этом инициатор опроса специально оговорился, что «позиция  «КПРФ без Зюганова» введена в связи с тем, что в послед­нее время стали проскальзывать мнения о том, что личность самого Геннадия Зюганова отрицательно влияет на рейтинг КПРФ».

«Очередная кремлевская провокация! – воскликнет читатель, приучивший себя к всеобщему и безусловному «одобрямсу». – Такие формулировки вопросов специально возбуждают «антизюгановцев», дабы расколоть единство партийных рядов!» Провокативный момент здесь действительно имеется. Перенос акцента в вопросе о политических перспективах КПРФ на личность пар­тийного лидера заострил ситуацию, поставив респондентов перед выбором между «за» и «против», что, безусловно, привело к увеличению голосов «против» и оттолкнуло от голосования известную часть тех, кто «за». Поэтому на этот фактор обязательно следует сделать соответствующую поправку. Но даже со всеми возможными поправками результат заслуживает самого серьезного внимания. К настоящему времени в опросе приняли участие около 7 тысяч человек. Рейтинги реальных и гипотетических партий распределились по убывающей следующим образом:

«КПРФ без Зюганова» – 53%
Одна из партий либерального толка
(типа СПС) или их блок – 22%
КПРФ в ее сегодняшнем виде – 10%
ЛДПР – 6%
«Справедливая Россия» – 5%
«Единая Россия» – 4%
«Единая Россия» без Путина и Медведева – 0,1%

Картина, надо признать, впечатляющая. «Единая Россия» – хоть с Путиным и Медведевым, хоть без оных – в полном игноре. Подавляющее большинство «референтной группы» настроено оппозиционно, причем оппозиционность эта на две трети левая, социалистическая. Нет также сомнений в том, что большинство из тех, кто в первом опросе голосовали за социализм, принимали участие и во втором опросе. Ведь пропорции социально-политических симпатий вышли совершенно те же самые. В первом опросе: за социализм – 60%, за какую-то иную общественную альтернативу – 38%, за существующий строй – 4%. Во втором опросе: за КПРФ в обоих «видах» – 63%, за иные оппозиционные силы суммарно – 33%, за «партию власти» – 4%. То есть стратегический идеал большинства данной «референтной группы» остался неизменным – социализм. Разница лишь в том, что второй опрос спрашивает не только о стратегии, но и о тактике ее реализации. И здесь неожиданно для многих выходит, что среди сторонников социализма только одна шестая часть связывает его перспективы с КПРФ «в ее сегодняшнем виде». Хуже того, рейтинг КПРФ «в ее сегодняшнем виде» в два раза уступает рейтингу либералов.

Это серьезный сигнал от «референтной группы», особенно в преддверии президентских выборов. Не стоит отвергать его с порога, как это делает, например, член Президиума и секретарь ЦК КПРФ С.П.Обухов, заявивший газете «Ведомости», что «в партийных дискуссиях даже нет разговоров о другом лидере, кроме Геннадия Зюганова, а если вдруг Путин и Медведев решат конкурировать, то шансы Зюганова тем более возрастут». В отличие от Обухова сам Г.А.Зюганов не столь категоричен и не хочет ничего предрешать заранее. «Кого посылать в качестве главного кандидата, мы решим чуть позже», – сказал он на пресс-конференции в Петербурге. – С чем партия пойдет на президентские выборы, будет зависеть от думских».

То есть Геннадий Андреевич за дискуссию. Современная же политическая ситуация такова, что крайне важно, чтобы эта дискуссия не превратилась в пустую формальность, тщательно взвесила все различные аргументы и прошла без взаимного озлобления и огульных обвинений друг друга в «предательстве» и «антипартийной» деятельности.

Александр ФРОЛОВ.


Комментарий политолога Т. Викторова:

Александр Фролов является не только одним из лучших публицистов КПРФ и «Советской России», не только одним из наиболее квалифицированных полит-аналитиков, но и одним из немногих людей в руководстве КПРФ, которого, если судить по содержанию его статей, можно отнести к числу марксистов. Поэтому, безусловно отмечая то, что его статья представляет определённый интерес, всё же не перестаёшь удивляться эзоповому языку изложения материала и напрашивающихся выводов. Как тут не вспомнить классика жанра Егор Кузьмича Лигачёва, который в своих воспоминаниях писал, что как-то в ходе XXVIII съезда КПСС уже после голосования за Генерального секретаря и новый состав ЦК он встретился в коридорах ЦК на Старой площади лоб в лоб с Горбачёвым. Горбачёв неожиданно прямо сказал: «А знаешь Егор, я ведь голосовал против тебя». На что Егор Кузьмич ответил: «А я, Михаил Сергеевич, голосовал за Вас».

Егор Кузьмич вспомнил этот факт как подтверждение постоянства и последовательности в своих действиях.

Сегодня абсолютному большинству политизированных граждан, даже не коммунистов, а также членов КПРФ абсолютно ясно, что главная проблема этой партии в том, что Зюганов никакой не коммунист. Вся защита лидера КПРФ построена по тому принципу, что, мол, те, кто на него нападает, нападают на Коммунистическую партию. И это, конечно, делается под руководством кремлёвских политтехнологов и иных центров антикоммунизма. Примерно также в своё время номенклатура КПСС защищала Горбачёва – дескать, он имеет недостатки, но он – Генеральный секретарь КПСС и мы, защищая Генерального секретаря, защищаем партию прежде всего от атак Ельцина. Чем закончилась такая защита КПСС нам хорошо известно.

Сегодня история в какой-то мере повторяется. Нам понятно, что опубликовать материал в другом, скажем, прямом, откровенном стиле, Фролову в «Советской России» просто не удастся. Но нельзя же до бесконечности действовать полунамёками и держать свои же партийные массы просто за дураков.

Уже давно политологами показано, что практически любой кандидат, выставленный от КПРФ, наберёт не меньше Зюганова, потому что люди голосуют в основном за сохраняющееся название – Коммунистическая (Николай Харитонов в 2004 г. в борьбе с самим Путиным набрал почти 14% голосов, при этом голоса на себя оттянули такие серьёзные политические конкуренты, как то: Сергей Глазьев - 4,1%, Ирина Хакамада - 3,9% и кандидат «против всех» - 3,5%), в то время как сам Зюганов набрал в борьбе с Медведевым на выборах президента 2008 г., выступая против никому неизвестного приёмыша Медведева, набрал только 17%. При том, что в «оттягивающих» соперниках были только хлипкий Богданов и поднадоевший всем Жириновский, а фактор «Против всех» режим уже нейтрализовал.

Таким образом, абсолютно ясно, что любой кандидат во главе списка КПРФ или на пост президента РФ принесёт голосов не меньше Зюганова, не говоря уже о таких авторитетных в народе личностях как, скажем, Нобелевский лауреат Жорес Алфёров.

И всё же главное не в этом, не в цифрах социологических опросов и не в личных рейтингах. В тех разборках, которые идут внутри КПРФ, в кругах партийной общественности принято считать, что такие члены руководства партии, как то: И. Мельников, В. Улас, А. Фролов занимают более коммунистические позиции. Так это или не совсем так – мы сегодня обсуждать не будем. Отметим другое: среди них практически нет бойцов. Засунули язык в карман и из соображений «партийной этики» никто из них так и не высказал внятно и прямо своей позиции. Ни Улас, ни Мельников, ни Фролов не присутствовали на судьбоносной конференции Московской организации 18 декабря 2010 г. (депутатов ГосДумы под благовидным предлогом отправили в командировки, а Фролова, как мы понимаем, на неё просто не пустили).

Как бы то ни было, повторимся, что обстановка внутри КПРФ до боли напоминает ситуацию в КПСС времён позднего Горбачёва. Внутри руководства партии пока не нашёлся мальчик, который крикнет «А король-то голый». Низы хмуро ждут, разваливаются, спорят по второстепенным вопросам, считая что они сохраняют единство коммунистической партии.

Напомним, что только после того, как ситуация в КПСС разрешилась 91-м годом, а потом Конституционный суд разрешил образование КПРФ, в числе борцов с горбачёвщиной вдруг оказались многие, если не все, действующие сегодня номенклатурные работники, в том числе и Геннадий Зюганов.

Так что с Новым политическим годом вас, товарищи из КПРФ.