Что нам делать с дядей Васей

Как показывает практика, профсоюзы, не объединяющие большинство работников на предприятии, имеют мизерные шансы на успех. Ирония состоит в том, что чаще и тяжелее всего нам приходится бороться не с работодателем, а с работниками, не желающими перемен.


Организованный трудовой коллектив способен поставить на колени любого, даже самого упёртого «хозяина», зачастую даже не прибегая к забастовке. Но чтобы достигнуть такого уровня организации работников, активистам профсоюза приходится тратить кучу времени, сил и нервных клеток, нередко встречая ожесточённое сопротивление со стороны коллег.

Во время недавних забастовок на предприятии испанской компании «Антолин» в Ленинградской области, горстке героев-забастовщиков, боровшихся за полноценное увеличение заработной платы, компенсации за вредность, заключение достойного коллективного договора, работодатель смог противопоставить пассивное большинство, готовое работать и на прежних условиях. Были случаи, когда менеджмент пытался в буквальном смысле «натравить» небастующих на бастующих.

Штрейкбрехерамив профсоюзном движении принято называть тех, кто отказывается участвовать в забастовке или нанят администрацией предприятия для замены бастующих. В реальной жизни профсоюзным активистам приходится сталкиваться с более типичной формой  штрейкбрехерства, когда противники профсоюза внутри трудового коллектива активно противодействуют членам профсоюза, например, «сливают» информацию начальникам, распространяют ложные слухи о том, чем занимается профсоюз, а то и совершают прямые провокации против активистов.

На первый взгляд, такое поведение выглядит, по меньшей мере, нелогично. Ведь весь трудовой коллектив находится в одной лодке, одинаково страдая от самодурства начальства. И, вроде бы, каждый рабочий должен быть заинтересован в создании профсоюза. Однако при рассмотрении каждого отдельного примера штрейкбрехерства, в нем можно проследить свою логику. Для начальства потенциальный штрейкбрехер - это прекрасный кадр, за который любой менеджер будет держаться до последнего. Из них формируют жёлтые профсоюзы, они работают, когда МПРА бастует. Большое число штрейкбрехеров - это залог того, что работникам предприятия будет сложнее превратиться в коллектив. На моём заводе значительную часть новых работников уже на собеседовании настраивают на то, что на заводе нежелательно заводить друзей, а вот «стучать» на своих товарищей — буквально вменяется в обязанность. Итак, рассмотрим наиболее часто встречающиеся типы штрейкбрехеров.  

Карьерист

Этакий дядя Вася, мечтающий «подсидеть» своего бригадира, а то и дослужиться до мастера смены, но, до поры до времени, не показывающий этого желания остальным работягам. У дяди Васи может быть высшее образование, и он смотрит на работу «руками» презрительно. Он ставит себя отдельно от остального коллектива, скрытен, собирает и распространяет слухи обо всех, старается стравливать людей. Может вечно ругать начальство «за спиной», но верить этому нельзя. Профсоюзному активисту, особенно на том заводе, где профсоюз только начинает создаваться, стоит судить о людях не по их словам в адрес руководства, произнесённым в курилке, а по делам, по поведению работников в присутствии начальства. Тип карьериста опасен как возможная угроза «слива информации», но на какие-то активные действия он обычно неспособен.

Карьерист не всегда бывает таким злостным, как вышеописанный «дядя Вася». Нередко за карьеризмом скрывается кипучая энергия и стремление к самореализации, характерные для профсоюзных лидеров. В некоторых случаях его можно перетянуть на сторону профсоюза, если карьерная дверь, по тем или иным причинам, захлопнется перед самым его носом. Рассчитывать на такого человека сразу же не приходится, но карьерист, не сумевший реализовать себя на работе, в дальнейшем может стать неплохим профсоюзником. Ведь профсоюзная деятельность даёт широкий простор для самореализации, расширяет взгляды на окружающий мир и позволяет делать действительно нужное и полезное дело. Но пока карьерист делом не доказал, что он «перековался», с ним стоит проявлять максимальную осторожность.

Циник

Ему за тридцать лет, он делает вид, что всё знает и всё проходил. Чаще всего циник - это неудачник, который перекладывает вину за свои жизненные проколы на окружающих: на профсоюз, начальство, коллег, страну, на кого угодно, кто подвернётся под руку. Когда-то он мог пытаться заниматься бизнесом, у него проблемы со здоровьем, может быть, какие-то производственные травмы. На первый взгляд может показаться, что в его озлобленности на всех и вся скрыт протестный потенциал, но на самом деле это озлобленность на самого себя. Любые попытки начать разговор о профсоюзе циник сразу же обрывает, начиная долгий монолог о своём «богатом» опыте знакомства с ними, их предательской сущности, об одном проценте взносов и бесполезности всей затеи. «У меня ничего никогда не выходило, и у вас не выйдет» - такова суть его жизненной философии. Циник часто пользуется в коллективе авторитетом как «бывалый», и поэтому вдвойне опасен. Он может легко демотивировать молодых, сомневающихся в необходимости вступления в профсоюз. С циниками важно спорить публично, не позволять им поливать грязью профсоюзников, переводить разговор на них самих, на то, что могут предложить рабочим сами циники. Если цель карьериста — собственная выгода, то цель циника — общая неудача: «Я не смогу устроиться в жизни, и вам не дам». Очень важно эту мотивацию показывать остальным рабочим. Ну, и не стоит оставлять попыток перетянуть циника на свою сторону, показав ему, что и в его жизни не всё потеряно.

На крючке

Самый отвратительный тип штрейкбрехера. Им может быть бесхарактерный человек, задавленный кредитами и готовый ради работы пойти на что угодно (это, конечно же, не означает, что любой задавленный кредитами человек станет штрейкбрехером). Это может быть человек, имеющий проблемы с «зелёным змием». 

Если с карьеристом и циником ещё можно найти общий язык, то бесхарактерные рабочие, за те или иные «косяки» попавшие в зависимость от начальства, становятся самой большой угрозой для профсоюза. Во-первых, эта категория - самая многочисленная. У такого Васи может быть избыток дисциплинарных взысканий, он может оказаться любителем придти на работу «под мухой» или начать квасить прямо в цеху. Может быть множество иных причин, но если работник чем-то обязан начальству (могли уволить, но не уволили, и т.п.), иметь с ним дело очень сложно. Такой работник будет делать всё, чтобы «выслужиться»: устраивать драки с профсоюзниками, как бывало у нас в Калуге, отговаривать людей от вступления в профсоюз, участвовать в создании «жёлтого» профсоюза. Он способен на любую пакость, ведь морально он уже перешёл на сторону начальства. Если такой тип работника становится активным штрейкбрехером, пытаться повлиять на него убеждением практически невозможно. Необходимо высмеивать его, показывая остальным, до чего можно скатиться, если не пытаться изменить свою жизнь, вступив в независимый профсоюз.

Андрей Заводской, МПРА-Калуга