Борьба за символы (20 лет назад и сегодня)



Штурмует небо Владимир Слюсарь

Очерки истории РКРП

Большинству наших читателей памятна борьба за Знамя Победы 2005 г. Тогда «Единая Россия» пыталась в ГосДуме через альтернативный законопроект снять с копии Знамени Победы серп и молот – символы государства трудящихся – СССР, и его легендарной РККА. Не вышло, так как возмущение в народе, особенно у ветеранов войны, было так велико, что Путин сделал «ход конём» и наложил вето на этот единороссовский документ: мол, непроработан, сырой - хотя лукавство президента посвящённым людям было вполне ясно, поскольку все наиболее существенные антисоветские поправки к этому документу приходили из Администрации президента за его подписью. Историю этой борьбы можно посмотреть на сайте РКРП в материале «Как это было».

Однако мало кто из читателей знает, что свою борьбу с Красным Флагом Путин начал много раньше. Ещё в 1992 г. в Петербурге, будучи помощником Собчака, когда триколор ещё не был утверждён законом в статусе государственного флага. В книге «От первого лица», посвященной Путину и состоящей из его интервью составителям и рассказов о Путине его близких: друзей, жены, учителей, однокашников, сослуживцев, историю с флагштоком над Домом политпросвещения (ДПП) описывает В.Е. Чуров (да-да, тот самый Чуров, ради которого изменили закон о ЦИК, чтобы он без юридического образования стал её председателем, и который выдал формулу: «Путин всегда прав»). Итак, обратимся к книге: «Через несколько месяцев после путча Дом политпросвещения, который принадлежал коммунистам, был передан городу. И довольно скоро там заработал международный бизнес-центр. Но с коммунистами поступили либерально и оставили им часть здания: практически целое крыло занимали КПРФ, РКРП и прочие коммунистические организации. На крыше Дома флагшток был. Коммунисты решили воспользоваться им по назначению и вывесили красный флаг. И вот каждый раз, выезжая из Смольного, руководство города видело его. Флаг прекрасно был виден из окон кабинетов и Собчака, и Путина. Это ужасно раздражало, и Путин решил флаг снять.

Дает команду - красный флаг снимают. Но на следующий день он снова появляется. Путин вновь дает команду - флаг снова снимают. И так борьба шла с переменным успехом. У коммунистов стали заканчиваться флаги, и они вывешивали что-то совершенно непотребное, один из последних вариантов был даже уже не красный, а буровато-коричневый. Это Путина окончательно допекло.

Он подогнал кран, и под его личным наблюдением флагшток был срезан автогеном.

- Как Питер пережил 93-й год?

- Все было почти так же, как в Москве, только не стреляли. Мэрия к тому времени уже сидела в Смольном, депутаты - в Ленсовете.

- То есть в Питере был практически такой же конфликт, как у Ельцина с Верховным Советом?

- Да. Но важно, что тогда уже не было, как в 91-м, раскола среди правоохранительных органов. Руководство управления ФСБ - а возглавлял его тогда Виктор Черкесов - с самого начала заявило о своей поддержке мэра. Оно провело ряд мероприятий по задержанию экстремистов, которые устраивали провокации, собирались что-то взорвать, дестабилизировать обстановку. На этом все и закончилось» Заметим, что уже тогда в роли положительного героя появляется личный друг Путина Виктор Черкесов, которому будет суждено жениться на подруге жены Собчака, затем вырасти до зам. главы ФСБ России, и, наконец, стать депутатом ГосДумы по спискам КПРФ. Но это отступление от темы, вернемся к событиям тех далеких дней.

На самом деле ситуация с флагом в 1992 г. развивалась несколько иным образом. Начать необходимо с августа 1991 г. После провала ГКЧП аппарат обкома КПСС покинул Смольный, демократы во главе с Собчаком осваивали новые помещения, а напротив Смольного, на площади Пролетарской Диктатуры стояли здания Дома политпросвещения и Дом Советов Ленинградской области. Над всеми тремя зданиями возвышались флагштоки, с которых новые власти спустили красные флаги и на двух были подняты триколоры. В здании Дома политпросвещения три аудитории с 1990 г. распоряжением тогдашнего секретаря ЛОК КПСС Бориса Гидаспова были переданы для работы представителям Движения Коммунистическая Инициатива. (Гидаспов оказался приличным человеком и потом для суда письменно подтвердил свои распоряжения). После августа 1991 г. демократы разного рода пробовали выселить «инициативщиков» (с 23 ноября 1991 г. после Учредительного съезда – представителей РКРП. Кстати, про КПРФ Чуров упоминает совершенно напрасно, так как она образовалась только в феврале 1993 г. В ДПП вместе с РКРП располагался Совет рабочих). Однако этих выселителей попросту послали куда-то далеко, в помещениях установили круглосуточное дежурство, народу ходило много, распространяли «Народную правду», потом «Трудовую Россию». Власти, должно быть, решили переложить заботы по выяснению отношений с коммунистами на бизнесменов, передав всё здание в аренду международному бизнес-центру. Новые арендаторы для выяснения отношений запустили судебные процессы, которые тянулись аж до 1996 г. И всё это время штаб РКРП находился здесь, на площади Пролетарской Диктатуры. Летом 1992 г. в Актовом зале ДПП планировалось провести международный географический конгресс, о чём партийцам сообщили профессора Борис Хорев (член ЦК РКРП) и Сергей Лавров (Президент географического общества России). В город съезжались представители географических наук из разных стран, и штабом РКРП было принято решение поднять на флагштоке здания красный флаг, чтобы показать мировой общественности, что коммунисты не сломлены и борьба продолжается.

Надо сказать, что задача оказалась на первых порах не очень сложной. Флагшток на здании представлял собой пятнадцатиметровую железную мачту ступенчатой конструкции с диаметром металлической трубы у основания 500 мм, в середине где-то 300 мм, и на вершине – 150 мм. Через ролики на вершине и у основания был перекинут трос, систему в движение приводил через редуктор электродвигатель, имелась также возможность подъёма флага вручную с помощью специальной рукоятки, проворачивающей редуктор при отключении электропривода. В ночь накануне открытия конгресса флаг был поднят. Как рассказывали красные профессора, светила мировой географической науки отнеслись к этому факту весьма положительно, а вот настроения в штабе контрреволюции весьма точно описывает Чуров: вид Красного Флага из окон своего кабинета, надо понимать, вызвал не только зубовный скрежет у мэра Собчака, но, возможно, и соответствующие нелицеприятные высказывания последнего в адрес своего ближайшего помощника.

Пока шёл конгресс – флаг не трогали. Но где-то через неделю по его окончании – сняли. Мы снова подняли красное полотнище, запас которых у нас составляли флаги, изъятые через знакомых из административно-хозяйственной части Смольного (3 штуки размером 4 на 2 метров). Через некоторое время власти сняли Красный Флаг, подняли полосатый и отключили подачу напряжения на крышу к электродвигателю. Через пару ночей дружина РКРП с помощью ручного привода и изготовленной своими силами рукоятки спустила триколор и снова водрузила на место Красный Флаг. Такое упорство, надо думать, серьёзно разозлило собчаковцев, и в следующий раз они, спустив Красный Флаг, демонтировали подъёмный механизм, в том числе убрали сами подъёмные троса (естественно, свой триколор они тоже не смогли повесить, мол, согласны на ничью). Поднять Красный Флаг, казалось бы, не было никакой возможности. Однако было принято решение - не сдаваться. Выполнить задачу поручили Совету рабочих города и добровольной рабочей дружине. Как подняться на такую высоту (15 метров только над крышей и метров 40 над землёй)? Специальной техники нет, альпинистское снаряжение и лестницы здесь не выручают. Рассматривались разные проекты: кто-то предлагал сверлить металл, нарезать резьбу и с помощью винтов крепить скобы, другие предлагали ступенчатую систему хомутов. Однако эти проекты требовали больших трудозатрат и главное – много времени работы на самой крыше, на виду не только у арендаторов здания, но и у самого Собчака. Выход был найден оригинальный и простой. Автором проекта был Владимир Николаевич Слюсарь, капитан Советской Армии в запасе, работавший слесарем в НПО «Светлана». Он сконструировал и изготовил спецзахваты, которые надевались на ноги аналогично известным электромонтёрским «кошкам». Изюмина заключалась в том, что захваты перестраивались при изменении диаметра мачты с помощью специального кулачкового механизма. Флаг наверху крепился с помощью специальных хомутов. Все детали операции были продуманы, инструмент подготовлен и первым на мачту пошёл крепкий 42-летний мужик, доктор наук, профессор одного из питерских вузов. Ему удалось пройти 2/3 мачты, но затем он вернулся вниз. То ли сил не хватило, то ли не справился с высотой. Тогда Владимир Слюсарь, которому было уже за 60 лет, сказал, что «пацанам» это дело поручать не может, и сам лично пошёл на мачту. На огромной высоте (и с крыши-то вниз смотреть было страшновато, а там, выше, мачту ещё и раскачивало) он закрепил хомутами большущее тёмно-красного цвета полотнище (так не понравившееся Чурову и Путину) - штатный шерстяной крейсерский флотский государственный флаг (из запасников Ленбазы ВМФ). После этого мы на крыше установили пост наблюдения, провели на него телефон, однако, как описывал Чуров, бороться за установление своего флага власти уже не стали. Ночью, при личном участии Путина, в сопровождении двух автобусов ОМОНа, блокировав дежурных на посту, с помощью японского подъёмного крана мачту срезали автогеном и увезли.

Так начал свою борьбу против Красного Флага нынешний президент России В.В. Путин. Начал в схватке с РКРП и до сих пор не может забыть ожесточённого сопротивления Рабочей Партии. В декабре этого же 1991 года, когда спустили Красный Флаг над Кремлём, секретарь ЦК РКРП Виктор Тюлькин обратился к Ельцину с требованием отдать его на хранение в РКРП для того, чтобы при выполнении программы-минимум партии – восстановлении Советской власти – вернуть его на его законное место. Ельцин промолчал, Путин запомнил. В 2007 г. решением Верховного суда партия была лишена регистрации, и далее 6 раз Минюст отказывал в регистрации РОТ ФРОНТу - в том числе, потому, что его костяком выступает РКРП.

Что касается КПРФ и лично Зюганова, то в этой же книге Владимир Путин говорит: «Мне представляется … у них есть все шансы стать современной парламентской партией в европейском смысле этого слова.…

Коммунисты либо изменят свои программные установки, и тогда они станут крупной левой партией, повторяю, европейского типа, или … будут сходить с политической сцены …

- Лидеры всё это понимают, как не покажется неожиданным. И они готовятся, на мой взгляд, к тому, чтобы видоизмениться. Не могут этого сделать сегодня, боятся, что их электорат это воспримет как предательство». Напомним, опубликовано это было в марте 2000 г. Как видим, Геннадий Андреевич весьма успешно воспользовался пожеланием Путина. И недаром 24 июня Первый канал показал всем россиянам, как лично премьер–министр Дмитрий Медведев из Ленинских Горок поздравил Геннадия Андреевича с днём рождения и пожелал всего доброго. Наша рабочее понимание доброты в корне отличается от толкования Зюганова и КПРФ, а посему мы заявляем, что борьба будет продолжена: и за Красный Флаг, и за рабочее дело.

Идеологическая комиссия ЛК РКРП

Совет рабочих Ленинграда

Июль 2012 г.

 


Штурмует небо Владимир Слюсарь


Наши символы выше, краше, человечнее, чем любые другие.
В том числе - церковные.

 

Это бойцы из тех, кто принял бой с полицаями за Красное Знамя, Знамя борьбы за рабочее дело.
Кого-то из них уже нет в живых, кого-то не знаем по имени. Но это те самые борцы, чьи отцы брали Берлин.
Слева направо в первом ряду сидят: Авенир Климушкин, Константин Руцкий, Вячеслав Самоцветов, Владимир Слюсарь.
Стоят: Алексей Мирошниченко, товарищ №1 (просьба откликнуться – Игорь …), Дмитрий Руденко (командир дружины), Алексей Васильев, Владимр Поляков, Виктор Тюлькин,товарищи №2-Феликс комс. и №3 (просьба откликнуться).