Коммунисты Греции посетили Тюмень


Сургут Россия – Мероприятие в честь Никоса Захариадиса

6 сентября 2014 г. на железнодорожном вокзале г. Тюмени состоялась встреча представителей Тюменского обкома РКРП-КПСС с делегацией коммунистической партии Греции. Ветераны антифашистской борьбы и коммунисты Греции проезжали Тюмень, направляясь в г. Сургут.

 

В 3 часа ночи на железнодорожном вокзале коммунистов Греции тепло приветствовали коммунисты г. Тюмени во главе с первым секретарем обкома РКРП-КПСС Черепановым А.К.

Состоялся обмен мнениями о текущей международной обстановке, проблемах развития международного коммунистического движения. Коммунисты Греции живо интересовались проходившей в г. Тюмени выборной кампанией. Они пожелали нашему кандидату в депутаты Тюменской областной Думы по Калининскому одномандатному избирательному округу №19 Черепанову А.К. успехов и победы на выборах. В завершение встречи коммунисты с воодушевлением исполнили гимн коммунистов мира – «Интернационал» на русском и греческом языках.

В Сургут коммунисты Греции поехали для того, чтобы увековечить память греческого коммуниста, Генерального секретаря ЦК компартии Греции Никоса Захариадиса – установить мемориальную доску в Сургустком лесничестве, где он работал в политической ссылке с 1962 г. по 1973 г., а также высадить в его честь аллею из кедров.

 Никос Захариадис – настоящий коммунист-ленинец, сталинист. Во время фашистской хунты он сидел в тюрьме в Греции, откуда бежал, укрывшись в Советском Союзе. В СССР он писал письма в ЦК КПСС, прямо разоблачал оппортунизм Хрущева Н.С. За что тот отправил его в ссылку сначала в Боровичи Новгородской области, затем в г. Сургут, где он работал в Сургутском лесничестве.

 1 августа 1973 г. Никос Захариадис умер в г. Сургуте при невыясненных обстоятельствах.

Т. Целых

Справка от редакции сайта. В апреле 2014 года в Сургутский лесхоз обратился Иосиф Захариадис с просьбой увековечить имя своего отца – Никоса Захариадиса на здании Сургутского лесхоза. Никос Захариадис, а для сургутян Николай Николаевич Николаев, провел здесь более десяти лет ссылки – с 1962 по 1973 год. Такое наказание он получил за то, что не был согласен с международной политикой Хрущева, выводами ХХ съезда. Сначала его похоронили в Тюмени под чужим именем. Никос Захариадис был одним из командиров освободительной армии Греции. В течении 25 лет являлся генеральным секретарем Коммунистической партии Греции. Затем прах борца за мир и справедливость перевезли на Родину. Сейчас его останки покоятся на центральном кладбище в Афинах.. 2 октября 2011 года Коммунистическая партия Греции официально реабилитировала и восстановила в партии Никоса Захариадиса.  Участники греческой делегации, посетившей город (представители Компартии Греции, сын Захариадиса и его правнук), открыли мемориальную доску, посвященную Никосу Захариадису, и высадили в его память саженцы деревьев

Сургут Россия – Мероприятие в честь Никоса Захариадиса

В воскресенье 7 сентября в трогательной атмосфере у здания дирекции лесного хозяйства Сургута была открыта мемориальная доска, напоминающая о том, что в 60-ые годы Никос Захариадис -  Генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Греции с периода 1931 по 1956, работал директором лесхоза. В мероприятии, организованном местными властями Ханты-Мансийского автономного округа  в Сибири, приняла участие делегация ЦК Коммунистической партии Греции во главе с Алекой Папаригой, членом ЦК КПГ и Председателем ее Парламентской фракции, и Элисеосом Вагенасом - членом ЦК КПГ, заведующим отделом международных отношений ЦК партии.

На мероприятии выступили представители местных властей, сын Н. Захариадиса, Алека Папарига, а также на нем присутствовали представители РКРП и КПРФ.

Как известно, три года тому назад Всегреческая партийная конференция КПГ, рассмотревшая Очерк Истории партии (Второй том, 1949-1968), реабилитировала в партии Никоса Захариадиса, лидера и генерального секретаря ЦК КПГ в период 1931-1956.

 

В своем выступлении Алека Папарига отметила:

«Мы испытываем уважение и волнение, находясь сегодня здесь, где Никос Захариадис прожил долгие годы, изгнанный из рядов Компартии Греции (КПГ) в связи с тяжкими обвинениями, предъявленными человеку, который на протяжении 25 лет был Генеральным секретарем ЦК. Здесь 1-го августа 1973 года трагически оборвалась его многолетняя жизнь, наполненная исторической борьбой, которую он без колебаний посвятил правам рабочего класса и трудового народа. В 2011 году с него были сняты все обвинения и подозрения, поскольку в 2011 году он был восстановлен не только в качестве члена партии, но и в качестве Генсека ЦК КПГ, был избавлен от клеветнических безосновательных обвинений.

Мы находимся здесь, чтобы напомнить, что три года назад на Всегреческой конференции КПГ, после обсуждения, в котором приняли участие члены партии и было учтено мнение друзей и сторонников партии, высказавшихся на публичных мероприятиях, подавляющим большинством голосов было принято решение, которое многие из нас ждали долгие годы. Решение о реабилитации Никоса Захариадиса, о котором мы говорили.

Это решение является плодом многолетнего коллективного исторического исследования, изучения всех исторических архивов, которыми мы располагали. Это не устраняет, но смягчает нашу скорбь о том, что Никос Захариадис был изгнан и находился на протяжении многих лет здесь, в Сургуте, вдали от своих товарищей, без партийных задач и оказания помощи КПГ.

Находясь на этой земле, мы более остро ощущаем, как настойчиво он утверждал, что обвинения в его адрес были несправедливы, политически ошибочны. Здесь мы размышляем о его глубокой боли, сильнейшей невыносимой боли, которую может испытать коммунист. Когда испытываешь нестерпимую боль от пыток классового врага, становишься непреклонным, озлобленным, стойким. Но когда терпишь душевную боль от обид, нанесенных тебе любимой партией, которая тебя чествовала и ты отдавал ей честь, – эту боль не сравнить ни с какой физической болью.

Однако Никос Захариадис был сознателен и смел, он до последнего верил в КПГ, был убежден в научном социализме, верил в социалистическую родину, у него был один наказ: никогда ни одно действие, даже со стороны того, кто был обижен партией, не должно наносить по ней удар, наносить удар по коммунизму, по борьбе за социализм.

Его последние слова оказались чрезвычайно злободневными:

«КПГ была и остаётся моей партией, и никто не может нанести по ней удар и полить её грязью, используя моё имя. […] КПГ пережила много бурь, но никто не смог её искоренить, потому-что это означало бы искоренить сам народ. […] Я пишу это письмо, чтобы заткнуть рты всем тем, кто сейчас начнет возмущаться».

Мы все знакомы с жизненным путем Никоса Захариадиса. Не желая злоупотреблять вашим временем и уважая причину, по которой мы находимся здесь, я хотела бы от лица КПГ остановиться на некоторых вопросах, из тех многочисленных, которые имеются, объяснить, почему запоздала  реабилитация и почему она состоялась. Самое главное – нужно помнить о коллективных выводах, сделанных из этой исторической партийной драмы.

Однозначно можно сказать, что реабилитация запоздала, однако на протяжении многих лет, в частности, с 1973 и 1974 годов в партии произошел ряд изменений, отношение к Захариадису со стороны руководства партии и многих членов партии, и не только, на деле изменилось.

Начиная с 1973 года руководство партии изменило позицию по отношению к Никосу Захариадису, оно осознавало, что процесс реабилитации должен был начаться с коллективного изучения относящегося к его жизни исторического периода, и должен был касаться не отдельной личности, а секретаря ЦК КПГ.

С 1974 года и после обретения партией легального статуса, после 27 летнего нахождения на нелегальном положении, в рамках усилий, предпринимаемых партией по признанию значимости Национального сопротивления, что преследовалось после Второй мировой войны в Греции, стали раскрываться некоторые значимые моменты жизни и деятельности Никоса Захариадиса, в частности, в период оккупации. Были приложены усилия по признанию вклада известных и безызвестных борцов, содействовавших тому, что была признана ведущая роль партии, которая понесла наибольшее количество жертв в ходе Второй мировой войны.

Напомним, что в трудный для партии и международного коммунистического движения период, в 1991 году, когда все осуждали социализм-коммунизм, когда одни коммунистические партии из-за поспешных решений ставились вне закона, а другие самораспускались, КПГ выдвинула инициативу по перевозу останков Никоса Захариадиса из Сургута в Грецию для захоронения их на кладбище в Афинах.

Конечно, были вопросы, которые оставались неотвеченными, широким массам были неизвестны страницы из дела Никоса Захариадиса, что же привело к исключению его из партии и политическому изгнанию.

С 1991 года начали предприниматься попытки изучения этих вопросов. С самого начала мы решили, что изучение дела Захариадиса должно вестись таким образом, чтобы его невозможно было исторически оспорить, без эмоциональной окраски и предвзятости. Это должна была быть не просто реабилитация, потому что многие настаивали на ее проведении, а реабилитация, которая была бы всецело связана с историей партии, как и жизнь Захариадиса, которая целиком была связана с жизнью КПГ и Международным коммунистическим движением.

Во втором томе Очерка истории КПГ о периоде 1949-1968 гг. говорится: “Историческое исследование должно изучить лидерскую личность Н. Захариадиса, разработку стратегии и деятельность КПГ в условиях его времени. Исключение из исследования исторических условий развития и созревания КПГ, условий развития и созревания Н. Захариадиса в качестве коммуниста лидера было бы антинаучным”.

Приступая к изучению дела Никоса Захариадиса, мы знали, что столкнемся с проблемой деления многих коммунистов и бывших коммунистов на тех, кто перед ним преклонялся, и тех, кто его ненавидел или, по крайней мере, говорил о его пагубной роли. Мы отказались от этого деления, поскольку оно было ненаучным, не- объективным, скрывало много существенных моментов, и прежде всего потому, что оно было поверхностным. Даже сегодня существует это деление, и в основном к нему прибегают новейшие историки, защищающие капиталистическую систему, используя в том числе историю. Оно также воспроизводится теми, кто игнорирует конкретные исторические события и обстоятельства, действует метафизически и не учитывает современные события, имеющие корни в прошлом.

А главное, есть лицемеры-поклонники Захариадиса, которые намеренно выборочно рассматривают его вклад в рабочее движение, выбирают фразы, отрывки из его речей, чтобы оправдать свои примиренческие взгляды, представляя их в качестве позиции Захариадиса, тем временем как эта позиция была не личной позицией Захариадиса, а коллективной, и была связана со стратегическими решениями Международного коммунистического движения. Другие используют трагическую судьбу Никоса Захариадиса, чтобы нанести удар по социализму, утверждая, что борьба была напрасной и неплодотворной, и что при капитализме лучше быть любителем коммунистом.

Некоторые даже утверждают, кто-то преднамеренно и сознательно, а кто-то из-за поверхностного восприятия исторических событий, что Захариадис был исключен из партии своими оппонентами, стремящимися занять пост секретаря. Тем самым они утверждают, что во всех партиях якобы происходит одно и то же  , что все борются за должностные кресла.

Однако они забывают, что “должностное кресло” в КПГ сопряжено с опасностями, враги пытаются подпилить ножки кресла, жизнь кадрового работника КПГ не состоит из построения общественных связей и погоней за голосами, кроме того, что она прекрасна, она еще и чрезвычайно тяжела, не только в трудные времена, но и в те периоды, которые считаются относительно спокойными.

Мы не пошли по пути очернения Захариадиса, что было сделано в прошлом и унизило его так, что эту несправедливость он переживал до его трагической смерти. А также мы не пошли по пути его идеализации, впрочем, как мы не имеем право идеализировать и исторический путь КПГ, несмотря на то, что партия никогда не предавала, никогда не была сломлена и сотни тысяч участников рабочей, народной борьбы жертвовали своими жизнями и продолжат это делать по мере необходимости.

Всегреческая конференция КПГ положительно оценила вклад Н. Захариадиса в качестве лидера коммунистов и реабилитировала его, сняла с него клеветнические обвинения, которые висели на нем на протяжении многих лет, предъявленные правыми оппортунистическими решениями 6-го Расширенного пленума 1956 года и Пленумов ЦК, а также решениями 1964 и 1967 годов.

Н. Захариадис внес наибольший вклад в создание и деятельность Демократической армии Греции (ДСЕ) в самый важный момент в истории классовой борьбы Греции в 20-м веке, что до сих пор оспаривают враги и неискренние друзья – оппортунисты.

Это решение было не произвольным, а необходимым, противник навязал его тогда, когда он решил не оставить в живых ни одного коммуниста в Греции, когда империалистические державы, победившие немецкий фашизм, организовали контрнаступление в виде холодной и горячей войны в Европе и во всем мире. После Второй мировой войны по вине империализма были развязаны десятки локальных войн, количество которых растет до сих пор.

Борьба ДСЕ касалась не только острых противоречий внутри Греции, но она не была импортирована, она исходила из внутренних противоречий, но одновременно была интернациональной, поскольку она велась не только против буржуазии страны, но и против её нового империалистического союзника – США. Она была и остаётся борьбой, внесшей большой революционный вклад.

Никос Захариадис прилагал большие усилия для того, чтобы эта борьба велась с учетом социалистического характера революции в Греции. Неоценимый вклад оказала его непоколебимая позиция в пользу создания и развития партийных организаций КПГ в Греции в любых условиях. Он не отступил от этих своих решений, несмотря на ужасающие меры подавления буржуазного государства. Конечно, он не рассматривал партийное строительство как самоцель, а как фактор, который наряду с революционной бдительностью и защитой КПГ позволил бы использовать любую возможность, даже самую маленькую для легальной деятельности КПГ, для ее деятельности вокруг острых народных проблем.

В “Очерке Истории” партии отдельное внимание придается его вкладу в построение партийных организаций в любых условиях.

Особо упоминается 3-я Конференция КПГ, которая состоялась 10 октября 1950 года.

К сожалению, попытка кадровых работников партии во главе с Захариадисом сплотить её ряды, обеспечить максимальную боеспособность и не допустить подчинения натиску противника была отвергнута тогда частью партийных работников за “ненормальный внутрипартийный режим”, в установлении которого они обвинили Н. Захариадиса. Это была критическая ситуация повлекшая за собой ряд проблем: известные события в Ташкенте, проблемы на 6-м и 7-м Пленуме 1956 и 1957 года соответственно, на которых Н. Захариадис был обвинен в антисоветизме. Это обвинение было на 100% несостоятельным. Это обвинение наряду с другими необоснованными обвинениями играло на руку оппортунистам, которые выступали в качестве противников Захариадиса и ставили его в трудное положение, ведь находясь на территории СССР, он должен был решать вопросы, относящиеся в первую очередь к КПГ, греческому движению, в то время как тысячи членов и кадровых работников партии и маленькие дети наслаждались гостеприимством и ощущали сердечную солидарность советского народа, участвовали в социалистическом строительстве.

 Мы, греческие коммунисты и коммунистки, давно научились у партии никому не уступать, критиковать и другие коммунистические партии, но в первую очередь мы научились осознавать свою ответственность, а затем судить о международных негативных факторах, которые, безусловно, сыграли свою роль.

Как известно, Никос Захариадис был передан греческими властями немцам и находился в застенках концлагеря Дахау в течение четырех лет, и следовательно, он был далек от конкретных действий и стратегии, которой следовала компартия Греции в национально-освободительной борьбе, не учитывая необходимости соединения борьбы с переходом к социализму. Тем не менее, критика, которой подвергся на Всегреческой партийной конференции Никос Захариадис, касалась того, что по возвращении в Грецию, после ее освобождения, он должен был предпринять коллективные усилия для того, чтобы дать оценку сделанным ошибкам. Невозможно продолжать курс или при необходимости менять его, если не сделать соответствующие выводы о вчерашнем и даже  о позавчерашнем дне.

Не вызывает сомнений объяснение, данное позже Никосом Захариадисом, что по возвращении в Грецию он не высказался по поводу неправильной политической линии партии, потому что не хотел умничать, а также потому, что попытка резкого изменения стратегии КПГ могла бы привести к расколу в самой партии и в ЭАМ, так как партия была не готова принять эту переоценку и изменение линии, причем, когда аналогичным образом поступали и другие компартии, в зависимости от условий в своих странах. Отсюда вытекает вывод, что Н. Захариадис обязан был тогда выразить  свои взгляды и поддержать их, хотя это не означает, что ему удалось бы убедить в своих взглядах, учитывая то, что политическая линия КПГ содержала все противоречия стратегии международного коммунистического движения. Причиной его нерешительности послужил тот факт, что Советский Союз сталкивался с беспрецедентными, огромными трудностями как внутри страны, так и на международной арене. Ему необходимо было предпринять усилия так как это был период, когда противник уже показывал свои зубы, и было множество доказательств и в основном открытые предупреждения о том, в какую сторону пойдет дело после Второй мировой войны. Стало ясно, что империализм переходил в контратаку, и частью этого контрнаступления стало бы беспрецедентное идеологическое давление на коммунистические партии, на рабочее движение, для того чтобы приспособить их и остановить распространение социализма в Европе.

 В 1953 году Никос Захариадис внес вклад в формирование правильной стратегии партии, разработав проект программы, принятый на 4-м пленуме ЦК (12 - 14 декабря 1953 г.), где была подробно представлена стратегия КПГ. Проект, определяя характер революции в Греции как социалистический, тем не менее, воспроизводил аргументы, несоответствующие этому правильному выводу.

К сожалению, в течение многих лет партия испытывала трудности при интерпретации вопроса: почему в Греции был задержан процесс индустриализации, что оказало негативное влияние на положение Греции в империалистической системе. Наряду с этим недостатком были допущены и другие ошибки, апогеем которых стало решение о роспуске партийных организаций КПГ в Греции, что произошло после исключения из партии Захариадиса, решение которое пагубно сказалось, и возможно, продолжает сказываться и сегодня на нашей деятельности в Греции.

Мы не будем останавливаться на других вопросах. Мы затронули лишь некоторые вопросы, по которым несправедливо обвиняли Захариадиса, а также те вопросы, в решении которых он мог бы помочь, даже если не в предотвращении ошибок, так как в связи с международными и внутренними причинами это трудно было сделать, то хотя бы, в организации борьбы, которая могла бы спасти многих коммунистов от лернейской гидры оппортунизма. Для самой партии и ЦК исследование, которое длилось много лет, было далеко не легким делом, были приложены усилия по восстановлению ее революционного характера. Вот почему мы медлили с реабилитацией Никоса Захариадиса, для того чтобы его реабилитация состоялась на основе объективных критериев.

 Всегреческая партийная конференция, рассмотревшая дело Никоса Захариадиса и на индивидуальном уровне, в рамках коллективной ответственности, ограничилась периодом до конца 1968 года. При написании третьего тома истории мы продолжим изучение дела Захариадиса вплоть до его смерти 1973 года. В исследовании мы всегда будем опираться на партийные, а также на все достоверные беспартийные архивы, будем проводить его без субъективизма. Но уже несомненно то, что все новые материалы относительно его жизни вплоть до его смерти, которые появятся в будущем, не смогут оспорить большой вклад Никоса Захариадиса, уроки, которые были извлечены из его реабилитации».