Очередной бюллетень (№101) о жизни зарубежных компартий

В сегодняшней подборке представлены коммунистические организации Намибии, Германии и Уругвая.

Коммунистические партии действуют сегодня более чем в 120 странах. Во многих из них коммунистическими называют себя  две или даже несколько партий. Для некоторых коммунистическая партия - только название, поскольку они отказались от коммунистических принципов, а главное – забыли, что коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности. Однако есть и такие партии, которые являются коммунистическими по сути, но слово «коммунистическая» в их названии отсутствует.

НАМИБИЯ - https://communistpartyofnamibia.wordpress.com/

Намибия – южноафриканская республика по территории превосходящая любую европейскую страну (кроме России) с населением около 2,5 миллионов человек. Это одна из богатейших стран Африки. Здесь есть уран, алмазы, медь, золото, свинец, цинк, олово, серебро и вольфрам. Есть и нефть и огромные, хотя ещё не разработанные месторождения шельфового газа. Она является пятым в мире производителем урана и в 2015 году должна стать первым в мире экспортёром уранового сырья. При этом безработица составляет от 30 до 40 %, среди молодежи – 60%, а по неравенству распределения доходов Намибия едва ли не на первом месте в мире. В 2005 году треть населения жила здесь менее чем на 1 доллар в день (черта бедности, принятая ООН), а почти 60 % - менее чем на 2 доллара в день. Средний же уровень ВВП на душу населения весьма высок - около 6700 долларов в год. Более 20% населения страны заражены СПИДом.

По англо-германскому договору 1890 года все побережье современной Намибии стало немецким. В 1915 году войска Южно-Африканского Союза захватили Намибию. Десятки лет там (как и в ЮАР) действовал режим апартеида. Восстания африканцев были подавлены в первой четверти 20-го века. С 1966 года Народная организация Юго-Западной Африки (СВАПО) начала борьбу за независимость. Именно тогда впервые стало употребляться название «Намибия». Базы СВАПО размещались на территории Анголы и Замбии. Официальной идеологией СВАПО был марксизм. Весьма значительную помощь борьбе за освобождение оказывал СССР. Второй президент Намибии Хификепунье Похамба в 2000 году, во время визита в Москву выражал «благодарность народу этой великой страны за ту помощь, которая была оказана Намибии». Независимость Намибии была провозглашена 21 марта 1990, и лидер СВАПО Сэм Нуйома стал её первым президентом.

 

Коммунистическая партия Намибии (КПН) была образована в Анголе 3 октября 1981 года, в 74-ю годовщину со дня гибели Якоба Моренги, национального героя Намибии, возглавлявшего восстания против немецких колонизаторов в 1904 – 1907 годах. Он был убит в бою с объединенными англо-немецкими войсками в сентябре 1907 года. Немцы прозвали его тогда «Черным Наполеоном», а сегодня на юге страны ему установлен памятник. КПН первоначально носила его имя. 

Позднее, с мая 1989 года она стала называться Рабочей Революционной партией и вошла в Объединенный Демократический Фронт союз для участия в выборах. Тогда Фронт получил четыре места на выборах в Учредительное собрание Намибии. Но на выборах 2004 и 2009 годов полученных голосов оказалось недостаточно для избрания. Перед выборами 2009 года появился Манифест коммунистов Намибии, в котором была изложена развернутая программа фундаментальных революционных преобразований, которые коммунисты считают необходимыми для страны. Однако некоторые в Намибии рассматривают предвыборные альянсы как политический оппортунизм для прохождения в буржуазный парламент, присутствие в котором является просто тратой времени, не ведущей в нынешнюю неолиберальную капиталистическую эпоху к освобождению рабочего класса. Депутаты думают лишь о комфорте и доходах и очень быстро теряют связь с рабочим классом. Единственным способом борьбы с капитализмом являются действия масс, и страна нуждается в подлинно социалистической партии, способной их организовать. 

Тем не менее, на состоявшихся 28 ноября 2014 года президентских и парламентских выборах КПН заметно продвинулась вперед, получив более 13 тысяч голосов по сравнению с 810 на прошлых выборах. Сегодня КПН выступает за строительство независимой социально ориентированной экономики, во многом повторяющей сталинский план строительства социализма в Советском Союзе. В то же время в её Манифесте 2009 года применительно к сталинскому периоду употребляются такие определения как «тоталитаризм» и даже «удушение демократии». Новым же президентом Намибии стал один из самых известных политических деятелей страны, 73-летний лидер СВАПО Хаге Гейнгоб, получивший почти 87 процентов голосов. На выборах в парламент СВАПО получила 80% голосов избирателей и 77 мест в парламенте. Это на 6% голосов и на 23 парламентских места больше, чем на предыдущих выборах.

ГЕРМАНИЯ - http://kommunistische-initiative.de/


     

Сегодня в Германии существуют десятки различных организаций,  многие члены которых считают себя коммунистами. Наиболее сильной по численности считается Германская коммунистическая партия (ГКП), образованная в 1968 году на базе запрещенной в 1956 году в ФРГ Коммунистической партии Германии (КПГ). Однако в ней постепенно нарастали ревизионистские тенденции, и в 1970 - 1980-х годах в Германии не было партии, стоящей на отчетливо выраженных марксистско-ленинских позициях. С 1985 года все больше и больше членов ГКП тяготело к горбачевщине. В ГКП приходили тогда многие буржуазные элементы из пацифистских движений, и это еще больше ослабляло партию. После разрушения ГДР более 80% членов партии её покинуло. Оставалось около 5000 членов, и хотя тон задавали ревизионисты, была и сильная марксистско-ленинская оппозиция. Она не сумела, однако, предотвратить постепенное сползание ГКП на оппортунистические позиции. 

 В 2008-м году была образована Коммунистическая Инициатива Германии (КИГ). На конференциях ей удалось объединить сотни коммунистов и провести обсуждение перспектив создания в Германии объединенной коммунистической партии. Их участники из различных организаций и партий, а также и не состоящие в каких-либо организациях, были едины в том, что новая марксистско-ленинская партия в Германии возможна и необходима. Однако цель КИГ - единство немецких коммунистов пока не достигнута. В 2014 году она представила свой, довольно обширный анализ документов и деятельности разных коммунистических организаций в Германии. 

Исторически со времен Союза коммунистов Карла Маркса расколы, совместные действия или объединения после основательных дискуссий были в порядке вещей. И КИГ не стала исключением – уже в 2010-м году из неё выделилась группа, которую стали называть КИГ-2010-Гера (Гера – небольшой город в 55 километрах от Лейпцига). Её члены были сторонниками распространенной в 1960-х годах теории «исчезновения рабочего класса» в результате научно-технологических изменений, когда уменьшилось число тех, кто был занят тяжелым физическим трудом. В качестве агитационного материала они распространяли карманный календарь, в котором день разрушения ГДР - первого в мире немецкого социалистического государства был представлен как праздник - «День немецкого единства». Довольно быстро эта группа перестала существовать.

 

В переговорах об объединении участвовали маоисты из Рабочего Союза за восстановление КПГ (РСВКПГ) с их лозунгом – «Германия должна быть немецкой!», явно направленным против единственного законного правительства Германии, правительства ГДР, где, как они считали, господствовали «советские социал-империалисты». СССР они ставили на одну доску с немецким и американским империализмом, полагая, что в первую очередь надо освободить Западную Германии и Западный Берлин, чтобы у людей в ГДР были развязаны руки для борьбы против «социал-империалистов». Варшавский договор, по их мнению, как и НАТО, создавал угрозу национальной независимости неприсоединившихся стран. Они и контрреволюционные выступления в Венгрии и в Чехословакии рассматривают, по-видимому, как проявление национальной независимости. РСВКПГ требует безусловной солидарности с Израилем, этой сионистской конструкцией, существование которой там считают необходимым до тех пор, пока существует германский империализм. Израиль объявляется просто средством защиты от новых массовых убийств евреев немцами. Гибкость германского империализма в его внешних проявлениях, позволяющая ему строить подводные лодки для Израиля и считать его близким союзником, в расчет не принимается. 

 

Много хуже то, что молодежная организация РСВКПГ называет себя «Свободная немецкая молодежь (СНМ). СНМ был антиимпериалистической молодежной организацией в Германии вплоть до 1951 года. Она была тогда запрещена в ФРГ, а в ГДР продолжала существовать. Теперь её символы и репутация используются в целях дезориентации молодых антиимпериалистов и привлечения их к участию в политике РСВКПГ и связанных с ним организаций. Противоестественно, что название основной молодежной организации ГДР, всегда поддерживавшей угнетенных, в настоящее время звучит при скандировании призывов к солидарности с Израилем. Есть разные варианты маоистских группировок такого рода. Некоторые из них считали «советский империализм» даже большим злом, а НАТО рассматривали как союзника. Это не так уж удивительно, если вспомнить позиции «еврокоммунистов» в отношении НАТО и КНР. 

Аналогичная ситуация и с организацией, которая называет себя «Сети КПГ». Для неё как ГДР, так и Советский Союз были «социал-империалистическими» странами, а после 1956 года они превратились в тюрьмы для рабочих. Сегодня это обычные антикоммунисты, использующие, однако, исключительно левую фразеологию. Ревизионизм хрущевского периода для них и остатков подобных им групп не был постепенным, противоречивым процессом, как считают в КИГ, но сразу поглотил СССР, необратимо переведя его в «социал-империалистическое», «капиталистическое» состояние. В связи с этим КИГ напомнила слова известного тележурналиста из ГДР Карла Эдуарда фон Шницлера, когда он в эфире шпрингеровского телеканала ФРГ уже в 1998 году в окружении буржуазных журналистов со свойственной ему резкостью заявил, что продажа ГДР Западной Германии намечалась ещё Хрущевым. Этого не произошло, потому что в Москве тогда ещё были коммунисты, которые не допустили это.

 

Марксистско-ленинская партия Германии (МЛПГ), основанная в 1982 году, не принимала участия в переговорах об объединении, которые уже несколько лет проводит КПГ (Восток), партия, появившаяся ходе контрреволюции в ГДР. СЕПГ, которая была правящей партией в ГДР, превратилась в открыто контрреволюционную «Партию демократического социализма» (ПДС), которая сегодня известна как «Левые». Сфера деятельности КПГ (Восток) в настоящее время ограничена территорией бывшей ГДР, и слово «Восток» на самом деле в названии партии отсутствует и введено здесь просто для того, чтобы избежать путаницы. Ведь собственно КПГ – великая героическая партия Эрнста Тельмана, запрещавшаяся как при Гитлере, так и после войны при Аденауэре, остается запрещенной и сегодня. 

С одной стороны, КПГ (Восток) отстаивает марксизм-ленинизм, отвергает клевету на Сталина, заявляет о поддержке КНДР, но в то же время демонстрирует готовность отказаться от своих принципиальных позиций и стать младшим партнером легально существующей Германской Коммунистической партии (ГКП). И Ленин и Сталин считали, что последовательная борьба против ревизионизма и оппортунизма, является решающим элементом классовой борьбы, потому что ревизионизм вносит буржуазную идеологию в рабочее движение, и поэтому так же опасен как военная интервенция, но гораздо менее заметен. Гражданская война, интервенция и фашистское нашествие оказались не в состоянии уничтожить Советский Союз, но ревизионизму это удалось. Теперь движение вперед может быть обеспечено только при объединении всех антиревизионистских сил. Тактические же союзы с социал-демократией и другими силами возможны лишь тогда, когда это необходимо для рабочего движения, например при угрозе установления фашистского режима и при условии, что в силу неразвитости классового сознания эти силы кажутся трудящимся более привлекательными. 

А МЛПГ в Коммунистической Инициативе Германии рассматривают как одну из маоистских сект. Группировки этого типа достигли пика своего влияния в Западной Германии в дни студенческих протестов в конце 1960-х годов. Как правило, они равнодушны к возможности антиимпериалистических союзов. За империалистическими агрессиями против Ливии и Сирии они видели неминуемые «народно- демократические революции». Они считают Иран фашистской страной. В их ультралевых лозунгах, направленных против антиимпериалистических государств, используются выражения, которые могли бы исходить от газет крупных проимпериалистических монополий. Отсутствие восприятия антиимпериалистической борьбы и антиимпериалистических стран как естественных союзников в борьбе социализма с капитализмом, сопровождается не менее уничтожающими выпадами против самих социалистических стран. 

Для МЛПД с 1956 года, года хрущевского поворота Советский Союз уже не был социалистической страной. По её мнению, он стал государством «бюрократического капитализма» и «социал - империализма». Хрущевский ревизионизм действительно означал резкий поворот к худшему, но оценки, даваемые в МЛПГ, просто поражают. Поворот 1956 года, в конце концов, не вымел в одночасье всех искренних коммунистов из КПСС. Они вели тяжелые бои с ревизионистами. МЛПГ же, однако, в своей программе в 1982 году объявила Советский Союз наряду с США «мощным оплотом мировой реакции, эксплуатации и империалистических военных приготовлений». МЛПГ не может объяснить, как это Советский Союз и другие социалистические страны, такие как ГДР, оказались вдруг в экономической системе «бюрократического капитализма». Какие-то странные были эти капиталисты – вместо использования значительной части накоплений для извлечения максимальных прибылей, они даже в ревизионистские времена пускали её на удовлетворение растущих потребностей рабочего класса.

А классовый враг, особенно в Германии радостно потирает руки – ведь аннексия ГДР империалистической Западной Германией признается воссоединением! В Программе МЛПГ это воссоединение объявляется результатом народного демократического движения в ГДР и глубокого стремления немецкого народа к преодолению раскола нации. Специально оговаривается, что важнейшим внешнеполитическим условием мирного воссоединения стал подрыв господства советского социал-империализма. Поддержку, которую СССР оказывал национально-освободительным движениям во всем мире даже в ревизионистские времена в МЛПГ считают проявлениями «неоколониализма» и «социал-империализма» того же порядка, что и соответствующие действия США. Кубинских бойцов в Анголе МЛПГ называет наёмниками. Её разговоры о новом бюрократическом капитализме очень похожи на троцкистские провокационные измышления, в её лозунгах содержится призыв отказаться от защиты реального социализма.

Позиции МЛПГ показывают, что левый и правый оппортунизм являются двумя сторонами одной медали! Оставаясь на них, МЛПГ вряд ли может быть участницей возрождения единой марксистско-ленинской партии немецких коммунистов она, хотя она и работает во многих профсоюзах и непосредственно среди рабочих. В отличие от МЛПГ, для Коммунистической Инициативы признание роли социалистических стран, в частности СССР и ГДР, как величайшего достижения немецкого рабочего движения является фундаментальным принципом. Социализм, за который КИГ борется в империалистической Германии, будет революционным наследием ГДР, первого государства рабочих и крестьян на немецкой земле. Ясное и однозначное отношение к ГДР является пробным камнем для каждого немецкого коммуниста, причем сегодня особенно! С другой стороны, не менее важно для КИГ и признание необходимости борьбы коммунистов против всех форм ревизионизма и реформизма, так как ревизионизм был и остаётся основной базой для временной победы контрреволюции в Европе, раскола и ослабления коммунистического движения! В КИГ сожалеют, что, несмотря на серьёзную работу МЛПГ с молодежью, её левооппортунистическая фразеология позволяет революционному энтузиазму молодых активистов рассеиваться в пустоте.

 

Основанный в феврале 1998 года в Берлине журнал «RotFuchs» (Красный Лис) считает себя независимым от партий изданием коммунистов и социалистов, публикующим материалы, касающиеся политики, экономики, культуры и науки. Его позиции весьма противоречивы. С одной стороны он, например, отказался от каких-либо переговоров с Коммунистической платформой в Левой партии (ревизионистская наследница СЕПГ, правившей в ГДР), и в тоже время главный редактор Клаус Штайнигер был очень горд, позволив социал-демократу Оскару Лафонтену писать для журнала. В разнее периоды Лафонтен был и министром финансов в коалиционном правительстве социал-демократов и зелёных, которое возглавлял Герхард Шрёдер и председателем Социал-демократической партии Германии и сопредседателем Левой партии. Он был горячим сторонником канцлера Вилли Брандта, который будучи мэром Западного Берлина, выстроил антикоммунистический барьер, изгоняя с государственной службы даже машинистов, почтальонов или учителей, если они были коммунистами. Уже после согласия журнала на публикацию материалов Лафонтена, он выступил на съезде Левой партии против включения в её программу требования запрета на участие солдат Бундесвера в каких-либо операциях за рубежом.

В КИГ полагают, что сама постановка вопроса о единстве действий коммунистов при очевидной противоположности многих оценок вызывает сомнения. Особые опасения вызывает возможность утраты организационной самостоятельности такими организациями как КПГ (Восток) при продолжении переговоров об объединении без жесткого отстаивания своих позиций в потоках оппортунизма.

 

КИГ подробно рассматривает ситуацию в самой большой по численности партии немецких коммунистов - Германской коммунистической партии (ГКП), существующей с 1968 года, обсуждает позиции её нового Правления, избранного в марте 2013 года и анализирует Программу ГКП, представленную в октябре 2013 года в связи с предстоявшими выборами в Европарламент.

Эта Программа вновь подтверждает необходимость освободиться от некоммунистических элементов в партии, но всё ограничивается лишь словесными пассажами, обращенными к тем, кто упорно втягивает ГКП в Партию европейских левых, где она уже и сейчас имеет статус наблюдателя. Ничего не изменилось и после осуждения ревизионистских тенденций в ГКП и сохранения в ней ревизионистского крыла со стороны Компартии Греции. Даже после некоторого улучшения Программы, продолжалась публикация материалов ревизионистского толка. Так, в статьях о Китае отход от плановой экономики практически всегда приветствуется как победа социализма!

В КИГ считают, что движение ГКП к ревизионизму уже не удастся замедлить, и тем более развернуть обратно. Ультраревизионистская фракция по-прежнему присутствует в партии. КИГ призывает всех действительно революционно и антиревизионистски настроенных товарищей в ГКП не позволить себя одурманивать, продолжать борьбу вместе с товарищами из других организаций, стоящими на тех же позициях и оказывать давление на новое Правление, чтобы за некоторыми позитивными подвижками в Программе последовали дела. Марксистско-ленинское образование в ГКП должно быть восстановлено.

 

Группа Secarts не рассматривает себя в качестве новой партии или движения, но некоторые её участники являются членами различных организаций и партий. Она (по её мнению) придерживается антифашистской, последовательно демократической и коммунистической традиции, отвергая расизм, антисемитизм, шовинизм, реваншизм, стратегию третьего пути в любой форме, претензии на немецкую исключительность и милитаризм.

КИГ отмечает некоторые теоретические крайности в оценках Secarts. Бесспорно, например, что германский империализм в обеих мировых войнах проявил особую агрессивность. Но в оценках, которые даёт Secarts, с точки зрения КИГ просматривается уже не материалистический, а мистико-идеалистический подход. Предполагается, что особое зло германского империализма является следствием специфики немецкого национального характера. Широко известное выражение Карла Либкнехта «Главный враг в нашем доме!» в Secarts превращают в догму, забывая, что, например, бойцы интернациональных бригад из разных стран в период гражданской войны в Испании защищали в первую очередь испанскую, а не свою революцию. Особая агрессивность германского империализма связана с тем, что он опоздал к разделу мира, когда самые лакомые куски уже были разобраны. Ведь и социал-демократы из II Интернационала оправдывали поддержку «своих» империалистов тем, что это была якобы борьба за освобождение российского пролетариата от царизма.

Верхушку германского империализма в Secarts называют главным источником агрессивного антисемитизма в фашистские времена. Хотя исторически немецкая буржуазия была тесно связана с антисемитизмом, в период первой мировой войны он практически никак не проявлялся. Фашизм при создании массового движения использовал разные слои, в том числе и мелкую буржуазию. Secarts забывает, что немалая часть немецких СМИ сегодня принадлежит монополии Акселя Шпрингера, для которой дружба с США и Израилем является важнейшим условием успешной деятельности. О преобладании враждебности буржуазных политиков к Израилю не может быть и речи. Мягкая критика преступлений Израиля в отношении палестинцев со стороны буржуазной интеллигенции является редким исключением. Поскольку вопреки объективной оценке главным элементом германского империализма в глазах Secarts до сегодняшнего дня остается Холокост в отношении евреев, преступления Израиля следует воспринимать как неизбежное зло до тех пор пока германский империализм существует! Как и Secarts, КИГ ненавидит германский империализм, главного врага пролетариата Германии, но для каждого коммуниста эта ненависть должна исходить из материалистического объективного анализа.

При более точном рассмотрении экономических основ Израиля обнаруживаются все признаки империалистического режима апартеида. Это образование используется мировым империализмом, чтобы сдерживать революционные арабские силы и ссорить их. Израиль поддерживает контрреволюционные силы в Ближнем Востоке против таких прогрессивных государств как Палестина, Сирия, Иран и антиимпериалистических движений в соседних странах. Secarts же оценивает Израиль не по его экономическим основам, а исходя из абстрактной буржуазной морали. В отличие от бывших расистских образований (ЮАР, Родезия) «угроза антисемитизма» создает моральное прикрытие для колониальной структуры. В результате этого Secarts допускает даже шовинистские антиарабские выпады, вроде обвинения их в слепой ненависти к евреям.

Хотя Secarts и признает, что Израиль является инструментом США, ему не хватает вывода о том, что сионизм не является только национальным движением, но используется Великобританией и США для разобщения на Ближнем Востоке. Израиль сегодня является одной из последних колониальных структур. Идеалистические отклонения в анализе роли германского империализма на путях национального шовинизма должны всерьёз насторожить Secarts . Когда Secarts утверждает, что «падение Израиля стало бы падением части человечества», стоит вспомнить, что произошло с белой «расой господ», хранителей «цивилизации» среди «варваров» в Южной Африке и Родезии. Судить империалистов и их марионеток надо по их делам, а не по их так называемой морали!

УРУГВАЙ - http://www.pcu.org.uy/

В ноябре 2014 года на пост президента Уругвая был избран представитель «Широкого Фронта», в который входит Коммунистическая партия Уругвая (КПУ), социалист Табаре Васкес. Набрав более 53% голосов, Васкес одержал победу и вступил в должность 1 марта 2015 года. КПУ подчеркивает, что противостояние между двумя политическими и социальными блоками завершилось исторической победой народа, и попытки реставрации неолиберального курса провалились.

Широкий Фронт образует власть в стране с 2004 года, и некоторые рассматривают это как настоящую политическую революцию. Была реформирована система социального страхования и проведены реформы образования и трудового законодательства. Бедность уменьшилась с 32% до 11%, а безработица опустилась ниже 7%. Уже в первые годы сотни тысяч граждан смогли получать помощь в приобретении дешёвых продуктов и лекарств, уменьшилось число бездомных в крупных городах, и в целом доход на душу населения возрос более чем в полтора раза. Победа же Васкеса в 2014 году показала, что левые силы на длительное время оттеснили от руля управления государством в прошлом ведущие буржуазные политические партии и пользуются в Уругвае устойчивой поддержкой большинства населения.

Наконец, 10 мая 2015 года муниципальные выборы стали завершением избирательного цикла, начавшегося в июне 2014 года с голосования заключенных. В КПУ их результаты рассматриваются как очередная победа Широкого Фронта, который вновь подтвердил, что является первой политической силой в стране.

Однако Уругвай остается капиталистической страной и, в отличие от Венесуэлы, Боливии, Никарагуа или Эквадора, здесь не заметно каких-либо шагов в направлении социалистической перспективы. Страна занимает 17-е место в мире по привлекательности для иностранного бизнеса, и 75% населения Уругвая, которое не превышает 3,5 миллионов, занято в сфере обслуживания. Более того, в столице Уругвая Монтевидео расположены штаб-квартиры крупнейших банков континента и офисы ведущих промышленных компаний мира. Уругвай рассматривается как стабильный финансовый центр для тех, кто хочет спрятать от валютного контроля свои деньги, золото или шикарные дома. Однако 14% населения живет в абсолютной нищете, причем три четверти из них составляют дети и подростки в возрасте до 18 лет.

Конечно, не все коммунисты удовлетворены таким положением. С 2004 года существует Новая Коммунистическая партия Уругвая (НКПУ), хотя она и избегает какой-либо критики в адрес традиционной КПУ, постоянно подчеркивает, что стремится стать фактором сплочения рабочего класса и считает себя неотъемлемой частью мирового революционного движения. Она ориентируется на Широкий Фронт и призывает голосовать за него. Видимо, чтобы подчеркнуть свою приверженность коммунистическому движению Уругвая, в название НКПУ включены имена двух уругвайских коммунистов. Одна из них, Юлия Аревало, участвовала в создании КПУ в 1920 году, в 1942 была избрана в парламент от КПУ, а в 1946 стала первой женщиной-сенатором в Латинской Америке. Другой - Ризотто Либер Вальтер Арсе, студент, член Коммунистического союза молодежи Уругвая был убит полицией 14 августа 1968 года. Более 250 тысяч человек приняли участие в его похоронах, и с тех пор 14 августа стало Днем памяти погибших в борьбе с фашизмом и отмечается ежегодно. Его именем назван и печатный орган НКПУ (Либерарсе).

 

Есть в Уругвае и более радикальная организация коммунистов. Революционная Коммунистическая партия Уругвая (РКПУ - http://pcr.org.uy/), отмечавшая в декабре 2014 года 42-ю годовщину своего образования, называет Широкий Фронт оппортунистической и даже проимпериалистической организацией. Она входит в образованную в 2013 году новую коалицию левых сил Народное Единство (http://www.unidadpopular.org.uy/). Её участники считают, что в 2000-х годах произошел сдвиг политических позиций Широкого Фронта к центру. РКПУ считает, что проводимая им экономическая политика основана на растущей открытости для международного финансового капитала, внешней задолженности, расширении иностранной собственности на землю и служит интересам крупной посреднической буржуазии и крупных землевладельцев.

После победы на выборах новоизбранный Президент Табаре Васкес 19 января 2015 года обратился к Коалиции Народное Единство (КНЕ) с предложением о сотрудничестве. В ответе, направленном Президенту 26 января и подписанном руководителями КНЕ, включая Генерального Секретаря РКПУ Рикардо Коэна, позиции КНЕ были четко сформулированы. Было подчеркнуто, что само обращение означает признание роли КНЕ в политической жизни страны и развитии процесса борьбы уругвайского народа. Это и признание напряженной работы и самоотверженности сотен активистов и тысяч избирателей, обеспечивших парламентское представительство Народного Единства. КНЕ положительно оценивает выраженное Президентом намерение поддерживать постоянный контакт с оппозицией несмотря на политические разногласия в отношении основных проблем страны.

КНЕ заявляет, что поддержит любую инициативу, направленную на укрепление национального суверенитета и государственных институтов, защиту прав человека и борьбу с безнаказанностью за преступления, совершенные при диктатуре, сохранение земли, воды и окружающей среды. КНЕ будет поддерживать также борьбу против приватизации, аутсорсинга и существующей пенсионной системы (AFAP), за достойную заработную плату и пенсии, за общественное образование и здравоохранение. В то же время любой проект или инициатива противоположного характера встретит ясную и твердую оппозицию со стороны КНЕ. КНЕ отклонила предложения Президента об участии в автономных образованиях, связанных с правительством, поскольку двойные стандарты не являются частью её политической практики. Принятие предложений Президента невозможно из-за противоречий между политическим проектом, который правительство намерено реализовать, развивая и углубляя текущую модель и политическим проектом и моделью общества, за которые борется КНЕ. Полученное же место в парламенте позволит КНЕ контролировать деятельность правительства и способствовать осуществлению предложений и проектов, представляющих интересы народа.

В связи с результатами выборов 10 мая РКПУ отмечает, что изменения в расстановке политических сил оказались незначительными. Если в 2010 году Широкий Фронт получил 42,5% голосов, то теперь 41,9%. В Уругвае ещё в 19 веке были образованы две буржуазные партии - Национальная партия (Бланко – в переводе Белые) и Колорадо (Красные), причем цвет относится просто к тогдашним повязкам на шляпах. Изначально облик каждой из этих партий определялся в основном личностью и политическими пристрастиями их основателей, однако в дальнейшем «Колорадо» стала выражать взгляды либералов 19 века, а «Бланко» традиционно стояла на консервативных позициях. Между ними то и дело вспыхивали ожесточенные столкновения, завершившиеся лишь в 1872 году, когда они пришли к соглашению о разграничении сфер влияния. Но через 30 лет, в 1903 году произошла ещё одна, последняя гражданская война, которая закончилась поражением «Бланко». Тем не менее, обе партии существуют и сегодня.

Лишь в 2004 году, впервые за 173 года страну возглавил человек (Табаре Васкес), не являвшийся ставленником одной из этих двух партий. А 10 мая эти обе партии вместе получили 45,6% голосов, что практически не отличается от результата, полученного ими на предыдущих выборах (45,8%). Но с другой стороны, Широкий Фронт получил большинство мест в муниципалитетах на территориях, где в общей сложности живет 67% населения страны, у «Бланко» эта величина составляет 30%, а у «Колорадо» - лишь 3%. Коалиция же левых сил Народное Единство, куда входит РКПУ также приняла участие в выборах и получила всего лишь 20213 голосов. Но она считает это успехом, поскольку это на 40,6% больше, чем в 2010 году. Но это меньше, чем на парламентских выборах 2014 года, когда Народное Единство получило почти 27000 голосов и в результате этого имеет сейчас в парламенте своего депутата. РКПУ констатирует, что хотя подавляющее большинство рабочего класса и уругвайского народа продолжает голосовать за оппортунистов и традиционные правые силы, в ходе выборов произошла заметная консолидация и рост политического влияния и организованности Народного единства. Это может иметь большое значение в развитии профсоюзов и социальной борьбы за создание антиимпериалистического народного правительства, которое откроет путь к национальному освобождению и продвижению социализма в стране.