РАЗГОВОР О ПАРИЖСКОЙ КОММУНЕ

В ДЕНЬ БУРЖУАЗНЫХ ВЫБОРОВ, КОГДА ВСЕМ ПРИКАЗАЛИ МОЛЧАТЬ

18 марта 2018 года в антикафе на улице Тверской, д. 12, строение 1, прошло заседание клуба «Диалог» на тему, посвящённую очередной годовщине Парижской Коммуны 1871 года. В нём приняли участие, кроме пятёрки сторонников РОТ ФРОНТа и РКРП-КПСС, также широкие слои левый молодёжи и активистов. Перед началом всем раздали газету «Мысль» со статьёй, рисунком и стихами о Парижской Коммуне.

Вёл заседание  А. Бузгалин. После анархистского выступления В. Домье (который рассказал, что, кроме Парижской, в 1871 году возникли Лионская, Марсельская и даже Алжирская Коммуны) выступил Роман Осин (которого Бузгалин представил как одного из идеологов РКРП) с содержательным докладом «О рождении отмирающего государства». Опершись на работу К.Маркса «Гражданская война во Франции», он сказал о Коммуне как о новом типе государства, не просто о завоевании, а о сломе старой государственной машины, о защите полугосударства и о защите трудящимися своей власти, о доведении зарплаты чиновника до уровня зарплаты рабочего, об отсутствии разделения властей. В работе В.И.Ленина «Государство и революция», написанной на основе опыта Парижской Коммуны, было рассказано, как должна выглядеть пролетарская государственность. От ряда принципов Парижской Коммуны в дальнейшем, к сожалению, пришлось отойти, что привело к негативным последствиям. Буржуазия кричала о том, что были казнены 64 заложника, а в ответ развернула буржуазный террор, который мы бы сейчас назвали фашистским террором - он коснулся, вместе с ранеными, посаженными и высланными, около 100 тысяч человек. (От себя добавим, что пресловутые «заложники» Коммуны не были нейтральными мирными гражданами, это были люди, активно боровшиеся против неё, и казнил их парижский народ уже после прорыва версальцев в город.)  Войска под руководством Тьера открыли ворота Парижа вражеским прусским армиям. К сожалению, восставшие не решились, например, национализировать банк. В будущем отмирающем новом государстве, которое будет создано на принципах Советов и Коммуны, надо учитывать, что производительные силы более чем за сто лет шагнули далеко вперёд.

Прозвучал содержательный доклад доктора философских наук Л.Булавки-Бузгалиной. Она говорила о жажде идеала, о стремлении к тому миру, где нет вверху власти капитала, а внизу - власти мещанства. Это привело к положительным сдвигам в культурной жизни Парижской Коммуны во главе с Г.Курбе, боровшегося против местных Карабасов-Барабасов, которые саботировали прогрессивную театральную жизнь. За все 72 дня своего существования Коммуна «проела» всего 48 миллионов франков (притом, что 50 млн. франков могли дать только на несколько картин из Лувра). В том числе и эта щепетильность стоила Коммуне жизни. Парижская Коммуна провела отделение государства от церкви. Политические клубы говорили церковникам об использовании церковных зданий: «До обеда мы здесь, а вы вечером». Все спешили бежать от старого мира.

Началась дискуссия, в ходе которой один из участников парадоксально высказался, что Парижская Коммуна – это реальность, которая не смогла стать действительностью. Другой выступавший рассказал об опыте Грузинской Гурийской республики (1902-1906 гг.). Далее выступил один из авторов этой статьи, который ещё раз напомнил о великой идее классиков о  Коммуне как о полугосударстве и процитировал четверостишие из стихотворения А. Морозова, напечатанного в «Мысли»:

«Пускай временщики в Кремле

Пока что держат верх над нами;

Но день придёт, - на всей Земле

Взовьётся вновь Коммуны знамя».

Им было сказано также об анархизме как о детской болезни, которой «переболел» в юности и Сталин, сумевший впоследствии сделать выводы, в том числе и из опыта Парижской Коммуны (вслед на Лениным, который написал работы «Уроки Коммуны» и «Государство и революция») и тридцать лет руководил Советским государством.

Активист МУССа И. Давыдов признал историческую бесплодность «арабских вёсен».

В заключительной части Р. Осин уточнил, что полугосударство имеет два вектора развития: первый вектор – когда усиливается полугосударство, и через короткое время с большой вероятностью торжествует реакция. И другой вектор – когда с помощью аппарата удаётся сохранить завоевания революции, но в более отдалённой перспективе возникает противоречие между отмиранием государства и аппаратом. Л. Булавка-Бузгалина напомнила о проблеме бюрократии. А. Бузгалин в конце напомнил о том, что революция требует  революционеров и революция требует подвигов.

Г. Алёхин и В. Басистова