ЛЮДИ СТРЕМЯТСЯ К ЛЕНИНУ

«Болельщики поклонились Ленину»
Буржуазная газета «Метро»
от 27 июня
Нет, не зарастает народная тропа к Ильичу: зимой и летом, в будни и праздники очередь желающих посетить Мавзолей движется к полицейскому контролю мимо Никольской башни.

Обычно она начинается от середины участка Кремлёвской стены между Никольской башней и решёткой Александровского сада, летом в выходные дни «хвост» дотягивается до Манежной площади. Но то,
что творится у входа на Красную площадь в конце июня 2018 года, в дни чемпионата мира по футболу, по нынешним временам представляет необыкновенное зрелище. Впервые мы это увидели, традиционно возлагая цветы к Мавзолею в воскресенье 25 июня. «Что-то многовато людей» - подумалось тогда.
Очередь в Мавзолей возле решётки Александровского сада поворачивает обратно, доходит опять до Красной площади и делает ещё одну петлю – иначе её конец был бы возле Проспекта Маркса (временно переименованного буржуями в Охотный ряд). Люди в явно приподнятом настроении. Большей частью нестарые лица – белые, чёрные, загорелые, смуглые, жёлтые. Неумолчный разноязыкий говор чем-то похож на птичий базар. Разноцветные майки, иногда с номерами на спинах, с непривычными эмблемами (особенно много, почему-то, бразильцев в жёлтых футболках); флаги разных стран, накинутые на плечи; необыкновенные шляпы… Футбольные болельщики, приехавшие в Москву, идут к Ленину. Некоторые, конечно, из любопытства: как же, быть в Москве – и не увидеть знаменитую достопримечательность, ещё одно чудо света. Для кого-то Ильич стал талисманом: газета «Метро» рассказала о болельщике из Перу, который говорил, что Ленин принесёт его команде удачу. Но есть и другие, для которых посещение Мавзолея значит гораздо больше. Вот парень в футболке с портретом Сталина – имя вождя написано латинскими буквами. Вот простая туристка из
Улан-Удэ, приехавшая с семьёй в Москву и, конечно, пришедшая поклониться Ленину. Вот молодой человек в красной футболке с надписью «СССР». Огнём прожгло рубаху «сердце, полное любовью к Ильичу». Развернули поперёк Красной площади свой нынешний буржуазный флаг сербы, они уже не в первый раз это делают и при этом кричат: «Сербы и русские – братья навек». В 2000-м российские власти предали Сербию, и тем не менее… Должно быть, в подсознании закрепилась память о великой державе – Советском Союзе, который был защитником всех угнетённых, а Россия воспринимается как её преемник.
Когда-то, в советское время, мы, мечтая о чемпионате мира по футболу в нашей стране, тоже представляли себе, как тысячи приехавших пойдут поклониться Ленину. Сегодня радость хозяев большого спортивного праздника отравлена тем, что это событие стало дымовой завесой для протаскивания антинародного закона о пенсионной реформе – ведь «мундиаль» послужил поводом для запрещения в Москве протестных акций.
И всё же… Всё же этот нескончаемый людской поток глубоко волнует и вселяет в сердца оптимизм. Как совершенно справедливо заметили наши товарищи по партии в первом комментарии на эту тему – ведь не на могилу Ельцина пришли эти «дети разных народов», а именно к Ленину! О Ельцине,
Сахаровском центре, «стене плача» никто и не вспомнил. Кто им всем Ленин? Память и мечта – у одних сознательная, у других не осознанная - о социализме и коммунизме и камертон, настраивающий их на одну волну. Потому что коммунизм – единственная идея, по-настоящему объединяющая людей всех стран и наций. Только на основе социального равенства и общего труда возможно товарищество и братство. Различные националистические, религиозные, либерально-
эгоистические идеи разъединяют, только коммунистическая – по-настоящему объединяет и сплачивает. Недаром наш гимн – «Интернационал».
В 1956 году замечательный советский поэт Николай Асеев написал стихотворение, начинавшееся строками:
«Ещё за деньги люди держатся,
как за кресты держались люди
во времена глухого Керженца,
но вечно этого – не будет…»
Тогда у многих была уверенность, что до коммунизма – рукой подать. В действительности всё оказалось гораздо сложнее. Как в маленьком рассказе Куприна «Огоньки»: плывут люди в ночи на лодке, вдали горят огоньки, кажется, близко - а час проходит за часом, но огоньки ещё далеко. «И всё-таки – заключает мудрый писатель – всё-таки они светят!» А значит, путники до них доплывут. При виде густой разноплемённой, разноязычной, и при этом дружелюбной и какой-то солнечной очереди к Мавзолею как раз и вспоминаются слова, которыми Асеев завершает своё пророческое стихотворение:
«Чтоб все – и белые, и чёрные,
и жёлтые земного братства –
вошли в широкие, просторные
края всеобщего богатства».
Пока кажется, что до этого ещё далеко. Но это будет, за это наша рабочая партия и борется.
Г. Алёхин и В. Басистова