Недовольство растет.

Более половины россиян готовы к пенсионным протестам

Если бы референдум по вопросу возраста выхода на пенсию проводился в ближайшее воскресенье, за сохранение нынешнего пенсионного возраста высказались бы 77 процентов респондентов, а против – 10 процентов
Более половины россиян (53 процента) заявили о готовности участвовать в акциях протеста против повышения пенсионного возраста. Таковы данные опроса "Левада-центра". О том, перерастут ли эти настроения в усиление протестной активности, можно будет судить уже в ближайшее время.

Опросы "Левада-центра" демонстрируют рост недовольства россиян в связи с запланированной властями пенсионной реформой. В июле только треть респондентов заявляли, что могли бы выйти протестовать против повышения пенсионного возраста. Согласно последнему опросу, число таких граждан возросло до 53 процентов. Если бы референдум по вопросу возраста выхода на пенсию проводился в ближайшее воскресенье, за сохранение нынешнего пенсионного возраста высказались бы 77 процентов респондентов, а против – 10 процентов.

По мнению директора "Левада-центра" Льва Гудкова, тема пенсий оказалась очень болезненной для россиян, но цифры, полученные в опросе, демонстрируют скорее общее настроение, чем реальную готовность граждан выходить на уличные акции.

– С чем вы связываете рост протестных настроений? С последним выступлением Владимира Путина о некоторой корректировке пенсионных планов правительства?

– Нет, этот опрос проходил до выступления президента. Так что обращение Путина не повлияло на его результаты. Это связано в принципе с недовольством законопроектом о пенсионной реформе и повышением социального напряжения в стране в целом – с недовольством ростом цен, страхом перед безработицей и так далее. Но пенсионная реформа беспокоит людей больше всего. Против нее выступает около 90 процентов, в большей степени это люди предпенсионного возраста, которые обеспокоены угрозой потери работы и так далее. Причем недовольство действительно растет. Это не разовое повышение, оно начало расти сразу после мартовских выборов.

– А какие возрастные группы изъявляют готовность выходить на акции протеста?

– Пока я бы осторожно относился к этим данным. Мы действительно получили экстраординарную цифру готовности в 53 процента, это очень высокий показатель, близкий к кризисам 1998 года. Но это настроение, это не реальное поведение. Это очень важно понимать и различать. Обычно на такие вопросы отвечают положительно примерно 11–15 процентов, в данном случае – это 53. Если бы даже это были 5 процентов, количественно это было бы уже несколько миллионов человек. Это очень много. Я думаю, что пока это довольно диффузная реакция, потому что нет ни организаций, которые могли бы взять на себя координацию и организацию таких протестных выступлений, ни соответствующих лидеров. Вот КПРФ взялась... Но репутация Компартии не слишком высока, ей не очень доверяют. Поэтому это не фактор мобилизации протестного выхода на улицу.

– А недовольство пенсионной реформы носит чисто социальный характер? Или есть в нем политический элемент? Грубо говоря, люди хотят поменять происходящее в стране или поменять тех, кто этим происходящим заведует?

– Я бы сказал, что здесь задето чувство социальной справедливости. С точки зрения населения, власть, грубо говоря, лезет в карман. Это такой узаконенный грабеж. Это очень важное расхождение в понимании того, что такое пенсия, философия пенсии. Если государство считает, что пенсия – это компенсация за утрату трудоспособности людей в старшем возрасте, то население считает, что люди себе заработали на обеспеченную старость. Это неприкосновенно. Поэтому когда государство повышает пенсионный возраст, люди считают (и справедливо считают), что государство пытается решить проблему бюджетного дефицита за счет них, залезая к ним в карман, как это уже было неоднократно. Этот опыт устойчивый и негативный, и людей это возмущает очень сильно. Что касается политического аспекта. Я боюсь, при нашей пассивности и аморфности политического сознания до этого дело не доходит.

– Как долго продлится недовольство по поводу пенсионной реформы? Есть ли у него шанс перерасти в какие-то более массовые выступления? Или это все затихнет в течение ближайших месяцев?

– На мой взгляд, раздражение будет тлеть и сохраняться, но к большим социальным потрясениям и возмущениям это не приведет. Мне кажется, что власть постарается погасить недовольство демагогией, пропагандой, частично репрессиями против активистов и организаторов митингов протеста, – считает Лев Гудков.

В России уже несколько месяцев продолжаются протесты против предложенной правительством пенсионной реформы. Последние протесты прошли на днях сразу в нескольких российских городах.

В середине июля Государственная дума России одобрила в первом чтении законопроект о постепенном повышении пенсионного возраста до 65 лет для мужчин и до 63 лет для женщин. 29 августа президент России Владимир Путин предложил смягчить реформу, снизив возраст выхода на пенсию для женщин до 60 лет.

Источник

Печатается с сокращениями.

От редакции. Надо понимать, что "несправедливая" политика государства в отношении народа - это выражение интересов капитала. Справедливость - ведь понятие тоже, на самом деле, классовое. У "жирных котов" все неплохо, и хочется еще лучше. А пенсии, когда приходится платить людям, которые уже никакой прибыли нынешним "хозяевам жизни" не приносят - с точки зрения буржуазии совершенно бессмысленная трата денег. Куда разумнее потратить эти деньги, да хоть на новую яхту или дворец, или на полицейский аппарат.

Вопрос только в том, согласны ли трудящиеся России на отведенное им в капиталистической системе место? Возможно, часть ответа мы увидим в ближайшее время - на митингах против пенсионной реформы в сентябре. 53% заявивших о готовности участвовать в протестных акциях - цифра уже хорошая. Мы, как коммунисты, будем делать все возможное для развития борьбы.