Очередной бюллетень (№168) о жизни зарубежных компартий

В сегодняшней подборке представлены правящая в КНДР Трудовая партия Кореи и её предшественницы. Коммунистические партии действуют сегодня более чем в 120 странах. Во многих из них коммунистическими называют себя две или даже несколько партий. Для некоторых коммунистическая партия – только название, поскольку они отказались от коммунистических принципов, а главное – забыли, что коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности! Однако есть и такие партии, которые являются коммунистическими по сути, но слово «коммунистическая» в их названии отсутствует.

Корея - Корея - http:// www.kimsoft. com/dprk.htm, http:// www. kcna.kp

Слово «Корея» происходит от названия государства Корё, существовавшего на Корейском полуострове в 918 - 1392 годах нашей эры. Корё же – сокращенное название более древнего государства Когурё, образовавшегося в 1 веке нашей эры. Оно занимало северную часть полуострова, а также часть территории нынешнего Китая и Хасанский район нынешнего российского Приморья. Столицей Когурё был Пхеньян. Единое же Корейское государство, объединившее под своей властью весь Корейский полуостров, появилось только в конце VII века нашей эры. Оно называлось Силла и просуществовало до начала X века, когда к власти пришла новая династия, вернувшая слово Корё в качестве названия страны.

Но еще до нашей эры было на Корейском полуострове древнее государство, народ которого не имел своей письменности. Обладавшие ей соседи – китайцы обозначали его на письме близким по звучанию сочетанием двух иероглифов – «чо сон». В переводе (с китайского, а не с корейского языка!) получилось очень красиво «утренняя свежесть». Это государство по одним гипотезам позже распалось или было уничтожено китайцами, по другим и не существовало вовсе, но название Чосон осталось в легендах. Корейцы ежегодно 3 октября отмечают годовщину основания древнего Чосона, возникшего будто бы в 2333 году до нашей эры. Создателем первой корейской державы, а заодно и прародителем всех корейцев считается мифологический правитель Тангун, миф о котором появился лишь в XIII веке, когда страну покорили монголы. Этот миф послужил символом для борьбы за независимость. В 1392 году после изгнания захватчиков очередная королевская династия, а с ней и вся страна приняли исконное наименование Чосон.

Династия Чосон правила Кореей пятьсот с лишним лет, причем всё это время Корея формально находилась в вассальной зависимости от Китая. Всякий новый корейский король (ван) получал одобрение от китайского императора. На определенном историческом этапе Корея выплачивала Китаю дань, происходил постоянный обмен посольствами. Ситуация изменилась после японо-китайской войны (1894 – 1895), когда Китай и Япония вступили в открытый военный конфликт на территории Кореи. По итогам войны в 1895 году страны подписали Симоносекский договор, согласно которому расторгались вассальные отношения между Кореей и Китаем. Таким образом, Китай формально утратил влияние на Корею. Тогда решили, что и китайское название стране не подходит, и было предложено новое название - Хангук, то есть Страна Хан по названию одного из древних племен полуострова. В конце XIX века Корея была абсолютной монархией феодального типа с высокой долей крупных собственников и слаборазвитыми элементами капиталистической экономики. На протяжении длительного времени она проводила жесткую изоляционистскую политику — это было закрытое государство, мало интересующееся внешним миром.

Географическое положение Кореи привлекало Японию, стремившуюся продвинуться на континент. В 1905 году между Японией и Кореей был подписан договор, превращавший Корею в протекторат Японии, а через пять лет ещё один - о слиянии Японии и Кореи, то есть об аннексии Кореи. Этот договор начинался словами «Его Величество Император Кореи полностью и бессрочно передает Его Величеству Императору Японии все суверенные права на управление Кореей». На 35 лет за Кореей закрепился статус японской колонии, власть в которой принадлежала японскому генерал-губернатору. Политика японских властей привела к восстанию 1 марта 1919 года, в котором приняли участие около 2 миллионов корейцев. Восстание было подавлено жандармерией и армией. В 1939 году был издан указ о смене имён на японские и более 80 % корейских семей свои имена сменили. С началом войны корейцев стали вывозить в Японию в качестве рабочей силы, а затем и призывать в японскую армию. Тысячи кореянок были вынуждены стать проститутками, официально называвшимися «женщинами для комфорта» в полевых борделях японской армии.

Под влиянием Великой Октябрьской Социалистической Революции в Корее активизировалось освободительное движение. В России тогда проживало около 100 тысяч этнических корейцев, причем они переселялись в Россию с семьями, принимали подданство и активно осваивали русский язык. Некоторые корейцы вступили в РСДРП еще до Октябрьской революции. Подавляющее большинство корейцев, живших в России, активно поддерживало большевиков. Каждый пятый взрослый российский кореец воевал в красных партизанских отрядах. Корейцев привлекали намерения большевиков покончить с национальной и расовой дискриминацией, а также разделить землю: большинство корейских переселенцев были безземельными и малоземельными арендаторами. К тому же на Дальнем Востоке главными врагами Советской власти являлись японцы, которых корейцы в большинстве своем просто ненавидели.

Уже в 1919 году в Корее, а также среди корейцев в других странах (прежде всего в России, где действовала Всероссийская партия коммунистов Кореи) существовали подпольные марксистские кружки и коммунистические группы. Участие корейских партизанских отрядов в борьбе с японцами и белогвардейцами, а также служба корейцев в регулярных частях Красной Армии (в частности, в завершающий период войны в Забайкалье была сформирована Корейская бригада в составе 5-й армии) в период Гражданской войны способствовали распространению идей большевизма среди корейцев. Однако в 1920-е годы в Корее возникло и особое направление - национал-реформизм. Его сторонники считали корейцев слабой наций, которой еще многому нужно научиться у японцев до того, как они смогут самостоятельно управлять своим государством.

В СССР после Октябрьской революции, наряду с прочими национальными секциями, создавались корейские секции РКП(б). Первая из них была организована в апреле 1920 года при Сибирском областном бюро РКП(б). В июне 1920 года она была переведена в Иркутск и далее подчинялась Восточной секции Сибирского бюро партии. Корейские секции были созданы также в Семипалатинске, в Верхнеудинске и ряде других мест. В 16 корейских национальных парторганизациях насчитывалось тогда 2305 коммунистов. 22 января 1919 года в Иркутске была создана корейская секция компартии, а 8 июля 1920 года в Иркутске состоялся Всероссийский съезд корейских коммунистических организаций, на котором присутствовали и представители зарубежных корейских коммунистических групп. После закрытия съезда был учреждён Всероссийский ЦИК корейских коммунистических организаций.

Первой же собственно корейской коммунистической организацией стала созданная в Шанхае в 1919 году на базе Союза корейских социалистов Корейская социалистическая партия. Вступившую в Коминтерн партию возглавил известный корейский социалист Ли Дон Хви. В апреле 1921 года партия была переименована в Коммунистическую партию Кореи. Партия координировала свою деятельность с руководством Дальневосточной республики, рассматривала независимость Кореи как промежуточную цель на пути к построению в ней социализма и насчитывала примерно 6 тысяч членов и кандидатов. Представители партии побывали в Москве и встречались с Лениным.

Отношения между «иркутской» и «шанхайской» группами были натянутыми, в том числе из-за различий в вопросе о сотрудничестве с корейскими националистическими организациями. В самой Корее в начале 1920-х годов появлялись коммунистические организации, состоявшие в основном из обучавшихся в России или Японии студентов. Их члены занимались пропагандой социалистических идей через газеты, журналы и другие печатные издания. Разобщённость корейского коммунистического движения вынудила Коминтерн предпринять ряд попыток по его объединению. В ноябре 1923 года Четвёртый конгресс Коминтерна принял решение о роспуске всех фракционных групп. Вместо них при Дальневосточном отделе Коминтерна было создано Корейское бюро из семи человек (по 2 представителя от Шанхайской, Сеульской и Иркутской группировок и один представитель корейских коммунистов Японии). Его задачей было создание коммунистической партии на территории собственно Кореи. Однако в феврале 1924 года и это бюро было распущено из-за фракционной борьбы.

Новый шаг к единой Коммунистической партии Кореи был предпринят примерно через год - в апреле 1925 года. Образованная организация стала секцией Коминтерна. 12 мая 1925 года на территории Японской империи был принят направленный против коммунистов, социалистов и анархистов Закон об охране порядка, предусматривавший каторжные работы за революционную деятельность. Уже в конце ноября 1925 года многие коммунисты были арестованы. ЦК новой партии перестал существовать. Но через два месяца он был воссоздан и одновременно в Шанхае появилось Заграничное бюро ЦК, которое, однако, не получило общей поддержки.

Под руководством компартии формировались и действовали революционные организации, осуществлялись массовые антиимпериалистические, антиколониальные выступления трудящихся. 10 марта 1926 года представители компартии провели совещание с представителями националистов, результатом которого стала договоренность о проведении крупной антияпонской демонстрации 10 июня 1926 года. В результате последовавших за выступлением репрессий было арестовано около 160 коммунистов, включая почти все руководство партии.

В 1926 - 1928 годах соперничающие группы проводили собственные съезды. В связи с отсутствием единой компартии в Корее Коминтерн 10 декабря 1928 года принял решение отказаться от поддержки какой-либо из этих групп, приостановив тем самым членство корейских коммунистов в своих рядах. Причиной была фракционная борьба между группировками в руководстве партии. В Исполком Коминтерна поступало много обращений с обвинениями соперников, и, в конце концов, Коминтерн просто распустил партию, к тому времени полностью парализованную как внутренними разборками, так и постоянными полицейскими преследованиями. Некоторые корейские коммунисты работали потом в центральном аппарате Коминтерна, другие уехали в СССР или присоединились к компартии Китая. Так, 20 марта 1930 года Маньчжурское бюро партии объявило о решении в соответствии с линией Коминтерна ликвидировать свою организацию и уже на индивидуальной основе вступать в Компартию Китая.

Однако формальный роспуск Компартии не означал прекращения коммунистического движения в Корее. Левые идеи были очень распространены среди корейской интеллигенции и профсоюзного руководства в 1930-е годы. Многие корейские коммунисты действовали в составе компартий других стран. Левое движение в Корее было тогда почти исключительно коммунистическим: ни анархизм, ни социал-демократия в стране особого распространения не имели. Фактически, в 1920-е годы оппозиционно настроенный кореец мог присоединиться либо к коммунистам, либо к националистам.

В 1930-е годы имели место несколько попыток возрождения компартии. В начале 30-х годов под руководством китайских и корейских коммунистов в Китае и Корее развернулась вооруженная партизанская борьба против японских властей. Тогда среди корейских коммунистов сложились три основные группы: «внутренняя», «яньаньская», и «маньчжурская» (или «партизанская»). Во «внутреннюю» группу входили корейские коммунисты, не покинувшие страну и в тяжелейших условиях японской оккупации и полицейских преследований продолжавшие подпольную деятельность в самой Корее (главным образом, в Сеуле и в южных районах страны).

«Яньаньскую» группу составили корейские коммунисты, находившиеся в эмиграции в Китае. Многие из них служили в частях Китайской Красной Армии и даже занимали там видные посты. Руководителем яньаньской группы был известный учёный-лингвист Ким Ду Бон, его ближайшим помощником был генерал Ким Му Чжон. В 1942 году в Яньани была создана «Северокитайская Лига независимости Кореи» — наиболее крупная из всех существовавших за рубежом корейских коммунистических организаций, а также военная организация — «Корпус корейских добровольцев» под командованием Ким Му Чжона. «Партизанская» группа представляла собой партизанские отряды, объединившиеся в 1934 году в Корейскую народно-революционную армию, боровшуюся против японцев в Манчжурии и в северных районах Кореи и активно взаимодействовавшую с китайскими коммунистами. В 1936 - 1939 годах корейские партизаны одержали ряд побед над японцами, но в ходе акций японцев по уничтожению партизанского движения, многие партизанские командиры погибли, а оставшиеся отряды были оттеснены на территорию СССР. Там из бывших корейских и китайских партизан была сформирована 88-я отдельная стрелковая бригада, бойцы которой периодически совершали разведывательно-диверсионные операции в Маньчжурии и Корее. Одним из немногих оставшихся в живых партизанских командиров был капитан Красной армии Ким Ир Сен.

К августу 1945 года стало ясно, что поражение Японии неизбежно. 8 августа в войну вступил Советский Союз. Красная армия быстро разгромила японские войска в Маньчжурии и заняла северную часть Корейского полуострова, включая Пхеньян и Сеул. 6 и 9 августа американцы сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Японская империя объявила о капитуляции. Американские войска никаких военных действий в Корее не вели, их высадка на полуострове началась только 8 сентября. К тому времени Красная армия могла бы занять весь полуостров, но остановилась у 38 параллели, которая по договорённости с союзниками, разграничивала зоны ответственности по принятию капитуляции. Это не было разделением Кореи – просто эта параллель была разделительной линией между частями японской армии: войска, находящиеся к северу от неё, подчинялись командованию Квантунской армии, а к югу — 17-й японской армии. Американцы хотели, чтобы столица Кореи Сеул вошла в зону их ответственности. Поэтому Госдепартамент США настоял на том, чтобы вся территория к югу от 38-й параллели, включая столицу, вошла в состав американской зоны военной ответственности. Никаких дискуссий на эту тему не было.

9 сентября колониальное правительство было официально распущено. Корейцы освободились от колониальной зависимости, но как бывшая колония потерпевшей поражение в войне Японской империи, Корея не могла сама распорядиться своей судьбой. Политическое будущее страны должны были определить СССР и США совместно с корейскими политическими партиями. Еще до освобождения Кореи в Шанхае образовалось эмигрантское правительство. 4 сентября 1945 года была провозглашена Корейская Народная Республика. Но признания она не получила, а США предложили властям Кореи режим опеки по аналогии с Филиппинами. На совещании министров иностранных дел США, СССР и Великобритании в Москве в декабре 1945 года решение о введении такого режима было принято. Предполагалось, что Корея в течение 5 лет будет находиться под патронажем государств, входящих в международный совет по опеке, и только потом получит полную независимость.

Компартия Кореи была восстановлена сразу после освобождения. В конце августа 1945 года, представители коммунистических организаций собрались в Сеуле и объявили о воссоздании своей партии во главе с одним из ветеранов коммунистического движения Пак Хон Ёном. Осенью 1945 года было образовано северокорейское Оргбюро Коммунистической партии Кореи, работавшее под руководством располагавшегося в Сеуле ЦК. Его возглавил Ким Ир Сен. В 1946 году в северной части Кореи возникли органы власти трудящихся — народные комитеты, были проведены аграрная реформа, национализация промышленности и другие преобразования. На юге же после появления в сентябре 1945 года американских войск и разделения Кореи первоочередной задачей коммунистов стала организация борьбы против политики американских властей и создаваемой ими администрации.

К 1946 году коммунисты были уже одной из самых влиятельных политических сил страны. В августе 1946 года компартия насчитывала около 160 тысяч членов. В результате её объединения с двумя другими партиями появились Трудовая партия Северной Кореи и Трудовая партия Южной Кореи. Но уже в конце 1946 года в Южной Корее коммунисты вынуждены были уйти в подполье. Однако это не помешало им организовывать массовые выступления против властей. Дело не ограничивалось забастовками и маршами протеста. С 1947 года компартия взяла курс на вооруженное сопротивление режиму. В 1947 году вопрос о создании в Корее единого государства был передан по инициативе США на обсуждение ООН, принявшей решение о проведении выборов под наблюдением своей комиссии. Парламентские выборы в Южной Корее были проведены в мае 1948 года, президентские - 20 июля, а 15 августа 1948 года была провозглашена Республика Корея. Левые и центристские партии на юге Кореи считали выборы в парламент сепаратными и бойкотировали их. Фактически участие в выборах приняли только правые и праворадикальные группы. Президентом Республики Корея стал ярый антикоммунист Ли Сын Ман.

Первый президент Южной Кореи в период японской оккупации был приговорён к пожизненному заключению за участие в мятеже 9 января 1899 года и попытку побега, но в 1904 году из тюрьмы его выпустили. Несколько лет он прожил в США, где учился в разных университетах и получил научные степени в области искусств и философии. После капитуляции Японии в Южной Корее было создано американское военное правительство. Положение в стране было крайне напряженное, и американские власти нуждались в людях, компетентных в корейских делах и способных завоевать авторитет среди населения. В октябре 1945 года Ли Сын Ман был доставлен в Сеул на личном самолёте главнокомандующего союзными оккупационными войсками в Японии генерала Макартура. 15 августа он официально принял власть из рук американской военной администрации.

Для центристов и левых было очевидно, что проведение сепаратных выборов — это окончательное разделение страны. Объединение становилось призрачной перспективой. Культурных же предпосылок к разделению не было. На протяжении своей истории с VII по XX век Корея была государством с едиными культурными ценностями. Никакого разобщения между севером и югом не было. Но в период, когда хозяевами Кореи были японцы, корейская экономика в интересах оккупантов была фактически разделена по географическому признаку: северные провинции стали промышленными регионами, а южные — земледельческими. После образования проамериканского правительства на Юге, на Севере пришлось провести выборы в Верховное народное собрание Кореи. В результате 9 сентября 1948 года была провозглашена Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР), ставшая при поддержке СССР на путь социалистического развития. В стране существует несколько партий, признающих закрепленную в действующей конституции КНДР руководящую роль Трудовой партии Кореи. В точном переводе КНДР называется «Демократическая Народная Республика Чосон». Используя именно слово «Чосон» в названии своего государства, корейские коммунисты демонстрируют уважение к истории страны и её традициям. Ведь династия Чосон управляла Кореей пятьсот с лишним лет, хотя само это слово китайского происхождения.

Южная же Корея осталась буржуазным, рыночным государством - сателлитом США и при этом стала называть себя Хангуком, то есть страной или республикой Хан. Ещё в конце XIX века появились требования переименовать Чосон в Хангук по названию одного из древних племен полуострова. Но тогда до этого не дошло - в 1910 году страну оккупировали японцы. Почти на всех языках мира обе части страны именуются примерно одинаково – «Корея», «Кориа», «Кореа» и т.п. И ничего сверхестественного в этом нет – ведь почему, например, в русском языке Китай называется Китаем, отечественные китаеведы (синологи) до конца не выяснили. Европейцы тоже не знают точно, почему для них Китай – что-то вроде Чайна или Чина (China), хотя сами китайцы называют свою страну Чжунго, что означает «Срединное государство» (или даже «Срединная империя»). Есть и своего рода синоним - «Тяньго» - «Поднебесная империя». А самоназвание самого многочисленного народа Китая вообще «хань», и китайцы так себя и называют.

Таким образом, на территории Кореи возникло два государства. В конституциях обоих предполагалось, что каждое из них включает всю территорию Корейского полуострова. Но в современной конституции КНДР уже нет этого пункта, тогда как в конституции Южной Кореи он остаётся, и, соответственно, существующий на севере режим южане считают незаконным. Изначально правые южнокорейские националисты не признавали Северную Корею как государство, а коммунизм как идеологию, имеющую право на существование. Антикоммунистическая риторика лежит в основе государственной идеологии Южной Кореи, и в той или иной мере она определяет ее развитие до сих пор.

На данный момент Корея — это два государства с разными культурами и судьбами. Их объединяет один народ, у которого изначально не было культурных предпосылок к разделению, но сегодня он представляет собой две разные нации. Корейский полуостров является очень необычным местом в том отношении, что, будучи географическим тупиком, он был этнически однородным. Не было никаких причин или оправданий для разделения Кореи, не считая геополитической стратегии США. США хотели защитить свою военную добычу, полученную от побежденной Японии от любой угрозы или «заражения советским коммунизмом». Оккупация Южной Кореи дала им плацдарм на северо-востоке Азиатского материка и создала базу для их военного присутствия, которая позволяла угрожать СССР и доминировать в регионе. Со временем фокус, конечно, сместился на Китай. В 1945 году США все еще могли оказывать решающее влияние на Китай или, по крайней мере, на значительную его часть при Чан Кайши. Этот основной фактор политики США все еще существует; Корейский полуостров является частью более общей политики. Когда США смотрят на Корею, они видят Китай. Несмотря на то, что американские отношения с разделенной Кореей на протяжении десятилетий развивались своей собственной жизнью, корейцы по-прежнему рассматриваются в США в основном как пешки, которые можно расставить по своему усмотрению и, возможно, принести в жертву, чтобы поставить мат Китаю. Народ Кореи разделен между двумя государствами с разными системами и национальными идеологиями, несмотря на то, что у них общее историческое прошлое, и они относятся к одной этнической общности. В разделении Кореи огромную роль сыграл не культурный, а внешнеполитический фактор.

В июне 1949 года Трудовая партия Кореи стала единой организацией. Первые восемь-десять лет корейская культура прославляла советских освободителей и советский образ жизни. Для корейцев тех лет СССР был социальным идеалом, где идеи просвещения и развития реализовывались наряду с идеями социального и национального равенства. Конечно, так называемую хрущёвскую «оттепель» в КНДР встретили без всякого воодушевления. Отношения КНДР и СССР в 1960 - 1980-х годах по аналогии с холодной войной можно назвать холодной дружбой. Обе страны оставались членами социалистического содружества, и, несмотря на явное несоответствие брежневского СССР высоким идеалам официальной идеологии КНДР (чучхе), открытая критика СССР не допускалась.

Ну а после торжества горбачёвщины при всей сокрушающей критике постсоветских перемен (разрушенные промышленность и образование, культ торговли, падение морали и международного авторитета, русские красавицы в роли проституток, дети-беспризорники, ученые, бегущие из страны, чтобы работать на врага) злобы по отношению к собственно русским в КНДР не было. За исключением Горбачева и Ельцина в северокорейской литературе все русские герои рисуются с сочувствием и симпатией, несмотря на то, что развал страны случился по их вине. А русский герой в северокорейских рассказах всегда красив. В отличие от русского варвара из голливудского боевика — с мутными глазами, перебитым боксерским носом и непременно бритым затылком, обычные черты русского из северокорейского рассказа — большие голубые глаза, высокий лоб и, конечно, русые локоны. Только один русский герой северокорейской литературы изображается без буйных кудрей. Это Путин. Но корейцы и его наделяют тонкой душой и рефлексией, свойственной, по их мнению, русскому и корейскому интеллигенту и надеются, что и он когда-нибудь образумится.

В конце 1940-х годов официальные власти на юге уже не контролировали многие горные районы. Реальная власть там принадлежала партизанам-коммунистам и их временной администрации. Революционная ситуация на юге Корейского полуострова разрасталась. Выборы в Национальное собрание Южной Кореи в мае 1948 года проходили фактически в условиях гражданской войны. Многотысячные демонстрации, подрыв рельсов, телеграфных линий, полицейских участков — все это проходило в условиях тяжёлого социального конфликта, неприятия сепаратных выборов. В апреле 1948 года вспыхнуло восстание на небольшом (по территории несколько меньше Москвы) острове Чеджудо, расположенном в Корейском проливе примерно в ста километрах от побережья Южной Кореи. 3 апреля полиция на острове обстреляла людей, вышедших на демонстрацию в память о борьбе корейцев с японскими оккупантами. В ответ были атакованы несколько полицейских участков. Власти отправили около 3000 военнослужащих на помощь местной полиции, но 29 апреля несколько сотен солдат восстали против своих командиров, передав большое количество оружия повстанцам.

По оценкам оккупационных властей США, около 60 000 (20 % от общего числа), жителей острова Чеджудо были членами коммунистической партии. После начала столкновений на острове было арестовано 2500 активистов. Когда правительственные войска вторглись в прибрежную полосу, восставшие ушли в горы, где создали свои базовые лагеря. В октябре 1948 года около 4000 бойцов повстанческой армии одержали ряд побед над регулярными войсками. В то же время в ходе подавления восстаний в городах Йосу и Сунчхоне в южной части самого полуострова в октябре 1948 года были убиты 2400 и ранены 4500 человек. Одним из основных требований восставших было воссоединение Корейского полуострова. Весной 1949 года на остров Чеджудо было отправлено четыре батальона войск Южной Кореи. Восстание было жестоко подавлено. В боях и в начавшихся затем карательных акциях погибло, по разным оценкам, от 14 до 60 тысяч человек. Последние стычки произошли в 1953 году.

Все эти события вызвали антикоммунистическую истерию со стороны правительства и президента Республики Кореи Ли Сын Мана: был принят закон «О национальной безопасности», запрещающий любые формы коммунистической и северокорейской пропаганды. В стране начались массовые аресты коммунистов. Режим Ли Сын Мана превзошел по жестокости меры американской военной администрации — американцы не боролись с левыми так жестко, как это делали сами корейцы. Военно-политические противоречия между государствами с различным социально-политическим строем привели в начале 1950-х годов к войне.


Конфликт начался 25 июня 1950 года. Обычно подчёркивают, что он  начался ударом войск КНДР, поэтому, мол, она и агрессор. Но в гражданских войнах агрессоров не бывает, а война в Корее была именно гражданской войной, поскольку обе воюющие стороны выступали за объединение Кореи.  Столкновения на границе происходили задолго до начала широкомасштабной войны. Только в 1949 году южнокорейские войска и полицейские подразделения совершили 2617 вооружённых вторжений в КНДР, было 71 нарушение воздушной границы и 42 вторжения в территориальные воды.

В боевых действиях на стороне Южной Кореи  принимали участие части американской армии и военные 15 других стран, действовавших под флагом многонациональных сил ООН, на стороне КНДР — контингенты вооружённых сил  Китайской Народной Республики и Советского Союза. В июле 1951 года фронт стабилизировался примерно по 38-й параллели, т. е. там, где военные действия и начались. Война приобрела позиционный характер. К весне 1953 года стало очевидно, что цена победы для любой из сторон будет слишком высока. 27 июля 1953 года было заключено Соглашение о прекращении огня. По Соглашению о перемирии Северную и Южную Корею разделяет военно-демаркационная линия, по обе стороны которой проходит демилитаризованная зона общей шириной четыре километра.


Попытка объединить Корею военным путем не удалась. Война, напротив, закрепила разделение Корейского полуострова на два государства и усилила зависимость Южной Кореи от США. Корейский полуостров формально до сих пор находится в состоянии войны, поскольку Корейская война закончилась подписанием перемирия, а не мирного договора. Его подписали командующие войсками КНДР и КНР — с одной стороны, и США под флагом ООН — с другой. США отказывались подписывать соглашение о мире с КНДР, сохраняя на полуострове свои войска.

Вплоть  до середины 1960-х годов КНДР развивала свою экономику быстрее Южной Кореи. С 1965 по 1978 год промышленность КНДР прирастала ежегодно на 14%. К 1980 году Пхеньян, столица КНДР, был одним из наиболее хорошо управляемых, эффективных городов Азии. Сеул же, столица Юга был городом трущоб и потогонных производств. Стремясь изменить положение,  США  и Япония вложили огромные средства в экономику Южной Кореи. За  5 лет после 1965 года Вашингтон предоставил миллиард долларов, а 800 миллионов долларов в качестве компенсации за 35 лет колониальной зависимости  поступили от Японии. Южнокорейские фирмы получили американские военные контракты.

Советская помощь КНДР была несравненно меньше, но и она прекратилась, когда в начале 1960-х годов КНДР поддержала Китай в советско-китайском конфликте. В 1970-е годы Пхеньян влез в большие долги, приобретая западные заводы под ключ. В результате всего этого к середине 1980-х годов экономика Юга опередила экономику Севера. И всё равно, несмотря на замедление темпов развития Севера, разрыв в уровне жизни корейцев  на Севере и на Юге полуострова никогда не был так велик, как пытаются представить это буржуазные СМИ. Хотя в КНДР и не хватало товаров, предметы первой необходимости были доступны по субсидированным ценам.  При этом в КНДР жильё и здравоохранение были бесплатными, получила развитие профилактическая медицина,  уровень детской смертности и продолжительность жизни и сегодня сопоставимы с таковыми в самых развитых странах.

Крах экспортных рынков КНДР после распада социалистического блока, серия природных катаклизмов, непрекращающееся экономическое удушение со стороны США, а также необходимость отвлекать огромные ресурсы на оборону, существенно ослабили экономику КНДР в период после ликвидации Берлинской стены. При Горбачеве внешняя политика СССР стала по сути дела прокапиталистической, а отношения с социалистическими странами постепенно сворачивалась. В частности,  торговля с КНДР с 1988 по 1992 год сократилась вдвое, а в 1991 году существенно снизились поставки нефти. Горбачёвщина привела к разрушению экономики социалистических стран. Для КНДР это означало лишение иностранной валюты, необходимой для импорта угля и бензина. Из-за этого пострадали химическая промышленность, сельскохозяйственное машиностроение,  производство удобрений и сельское хозяйство в целом. Нехватка продовольствия превратилась в серьёзную проблему, усугубляемую серией наводнений и засух в середине 1990-х годов.

В этих условиях КНДР вынуждена была принимать меры для защиты от угроз со стороны США. После 1953 года на юге Кореи появилось американское ядерное оружие. Помимо десятков тысяч американских военных на корейском полуострове были ещё и десятки тысяч американских солдат  в соседней Японии. Американские военные корабли патрулировали приграничные воды, ядерные бомбардировщики практиковали постоянные полеты у воздушных границ КНДР, а планеры-шпионы проникали в её воздушное пространство. Под давлением непрерывных угроз, КНДР  пришлось направлять до 30% своего бюджета на оборону. Пытаясь хотя бы частично скомпенсировать потери, КНДР стала главным экспортером баллистических ракет, получая в результате этого необходимую для импортных закупок валюту.

В 1987 году КНДР построила ядерный реактор в Йонбене. Значительные запасы урана в КНДР  позволяли рассчитывать на возможность замены атомной энергией угля и нефти, которых всегда не хватало.  В течение первых пяти лет в США озабоченности не выражали – их главным врагом тогда был СССР. Этого было достаточно, чтобы  оправдывать рост   военных расходов в США и, соответственно, прибылей военно-промышленного комплекса. Когда же СССР не стало, главными мишенями американского империализма оказались  КНДР и Куба, которые в тяжелейших условиях сумели выстоять, сохранив основные социалистические черты. А военный бюджет в США в 2019 году составит 716 миллиардов долларов, что на 3% (20 миллиардов) больше, чем в 2018 году.

Правда, в новой конституции Кубы уже признаётся частная собственность, хотя и сохраняется «социалистический характер политического и социального строя» под руководством Коммунистической партии Кубы, как «высшей руководящей силы». Есть, конечно, ещё и Китай, превратившийся в экономического гиганта, оставшийся в целом союзником КНДР и формально не отказавшийся от социалистической фразеологии.   В Китае сегодня, по-видимому,  нечто вроде советского НЭПа 20-х годов прошлого века, когда  не трудящиеся, а разбогатевшие частные торговцы, лавочники и прочие «работодатели», оказались на первых ролях. Тогда, чтобы предотвратить сползание страны обратно в капитализм пришлось применять жесткие меры. В октябре 1928 года началось осуществление первого пятилетнего плана развития народного хозяйства, руководство страны взяло курс на форсированную индустриализацию и коллективизацию. В условиях НЭПа об этом и речи быть не могло,  и в 1931 году с НЭПом было покончено

В феврале 1993 года  Стратегическое командование Вооружённых сил США  объявило о перенацеливании на КНДР части ракет, направленных прежде на СССР. КНДР объявили самым серьёзным источником беспокойства для США. В марте 1993 года десятки тысяч американских солдат приняли участие в военных играх вдоль границы с КНДР с участием бомбардировщиков Б-1 и Б-52, а также кораблей с ядерными ракетами на борту. Именно тогда в КНДР решили, что лучше выйти из «Договора о нераспространении ядерного оружия» и думать о том, как предотвратить американский ядерный удар.

Соединенные Штаты стали нацеливать бомбардировщики и крылатые ракеты на установку в Йонбене. КНДР  не только лишили возможности получать топливо, необходимое для запуска атомного реактора, но и её планы  по уменьшению зависимости от поставок энергоносителей оказались под  серьёзным ударом. Однако в США понимали, что КНДР способна ответить  на разрушение своего реактора. Имея мощную артиллерию, расположенную вдоль 38-ой параллели, она могла не только разрушить юг, но и нанести серьёзные потери американским войскам в Южной Корее.

Кризиса удалось избежать, когда бывший президент США Джимми Картер полетел в Пхеньян, чтобы договориться с Ким Ир Сеном. Договор, получивший название», «Рамочного соглашения» предусматривал возвращение КНДР в «Договор о нераспространении» и прекращение работы реактора в Йонбене в обмен на установление нормальных отношений с США, строительство двух легководных реакторов и поставки топлива. Хотя все эти меры выглядели как прочная основа для установления долгосрочного мира, на самом деле это было не более чем передышкой. Американские политики были убеждены, что крушение северокорейского антиимпериалистического проекта под давлением санкций, исчезновения экспортных рынков и увеличения оборонных затрат –  вопрос нескольких лет. Согласно прогнозам ЦРУ, КНДР оставалось жить максимум до 2002 года, а  после этого  американской стороне не пришлось бы выполнять свою часть договора.

Но крушения КНДР явно не просматривалось, и американские политики стали говорить, что она тайно, в нарушение договора, развивает свою ядерную программу, и поэтому соглашение должно считаться недействительным. Поставки топлива, единственное обязательство по договору, которое США выполняли, были прекращены, КНДР была ввергнута в новый энергетический кризис, и открытие реактора в Йонбене стало совершенно необходимым.

11 сентября 2001 года в результате скоординированной атаки исламистов-смертников  в США  погибли почти три тысячи человек  и были разрушены  здания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и частично Пентагона рядом с Вашингтоном. В Вашингтоне тогда выдумали некую   «Ось зла», включив в неё без каких - либо на то оснований Ирак, Иран и КНДР. Была разработана новая ядерная стратегия, которая предусматривала нападение на неядерные государства с нанесением превентивных ядерных ударов. Американское вторжение в Ирак было использовано как предупреждение КНДР. Соединенные Штаты проводили политику обновленного, бесстыдного империализма, и КНДР должна была либо капитулировать, либо быть готовой ко всему.

Публично анонсированная политика США всегда была направлена на разрушение революционных движений. Они проводили её, в частности,  путем введения эмбарго и давления на другие страны. США вооружают и финансируют врагов коммунистических государств, атакуют их границы, угрожают им ядерной войной и обрушивают на их население потоки антисоциалистической и антикоммунистической пропаганды. Американский империализм, злейший враг народов всего мира, не жалеет усилий для подрыва любых попыток социалистических стран построить независимые и процветающие общества, свободные от эксплуатации; США блокируют товары, идущие в эти страны и вынуждают их тратить  огромные средства на оборону, выдавая возникающие при этом экономические трудности за имманентные недостатки революционного социализма.

КНДР является продуктом своей собственной истории. Это японская колонизация, партизанские войны 1930-х годов, попытки объединить страну и изгнать оккупационный режим с юга, геноцид, устроенный Соединенными Штатами под флагом ООН в 1950-е годы. Она вынуждена была  непрерывно бороться против американского империализма за выживание, и угрозы её существованию особенно обострились вследствие крушения Советского Союза и усиления претензий США на мировое господство. КНДР боролась и борется именно за те ценности, которые дороги левым: экономическая справедливость, права женщин, свобода от иностранного господства. Но на протяжении всего своего пути она наталкивалась на яростное  сопротивление США, зачастую оказываясь при этом без всякой поддержки, а то и перед лицом открытой враждебности со стороны большей части левых (!)  сил в развитых капиталистических странах.

Для многих левых КНДР является недостойной уважения и отталкивающей, её провалы, как реальные, так и воображаемые, не находят в левой среде понимания и рассматриваются как неотъемлемые составляющие  её политической и экономической системы, без учета внешних обстоятельств. Инсинуации, постоянно выливающиеся на эту страну, отлично уживаются с давними предрассудками. Недавно КНДР обвинили в торговле наркотиками и в изготовлении фальшивых денег, что вполне соответствовало представлению о ней, постоянно навязываемому западными СМИ. Неясно, правдивы эти обвинения или нет. Может быть они и правдивы, но они всегда рассматриваются вне контекста и без учета того, что их источник (правительство США) далек от того, чтобы считаться надежным.

Ведь если вам не позволяют зарабатывать на жизнь законным образом, вы вынуждены прибегать  к иным средствам. Усилиями США КНДР отрезана от торговли с остальным миром, и этот факт вполне мог толкнуть её к наркоторговле и изготовлению фальшивых денег для выживания. С другой стороны, очень просто окружить страну кольцом отчуждения, навесив на неё ложные обвинения.  Обвинения и проклятия, выдвигаемые Белым домом, постоянно и беспрепятственно ретранслируются мировыми СМИ. Таким образом, для читателей и слушателей они становятся непреложными истинами.

Вашингтон мог предъявлять заведомо абсурдные обвинения Ираку в наличии у него оружия массового поражения.    В процессе подготовки вторжения в Ирак эти обвинения  рассматривались как правыми, так и левыми комментаторами, как не подлежащие сомнению. Позднее они были признаны ложными, но это уже  не имело значения. Превращение КНДР в нечто чудовищное, о котором ни один вменяемый человек не может сказать ничего позитивного, является постоянной линией вашингтонских мастеров пропаганды. Нежелание признать, что любое правительство, которое бросает серьёзный вызов капитализму или империализму, будет подвергнуто жесточайшей кампании поношения со стороны «уважаемых» источников и «серьёзных» комментаторов,  делает человека крайне уязвимым перед манипуляторами.

Понятно, почему борьба КНДР за независимость и экономические права наталкивается на сопротивление внешней политики США, формируемой их имущими классами. Здесь речь идет о несовместимости интересов. Но не существует столкновения интересов между КНДР и большей частью граждан развитых капиталистических стран. Равнодушие, а то и открытая враждебность, исходящие от большинства левых в этих странах, требуют объяснений. Среди них «патриотическое» промывание мозгов, отсутствие классового сознания и  распространенная среди трудящихся убежденность, что у них больше общего с собственными правящими классами, нежели с корейцами, борющимися за независимость и экономическую справедливость. Играет роль и всегдашняя готовность лидеров умеренных левых обменивать принципы на голоса и респектабельность, жертвовать фундаментальными целями ради сиюминутной выгоды.

Частью объяснения является невежество в отношении истории и политической системы КНДР, но также очень важны и эффекты, вызванные политикой запугивания, санкций и экономического удушения, проводимой США, чтобы положить конец независимости КНДР. Это очень неприятно, когда не хватает еды, когда надо служить в армии в течение значительной части жизни, когда все время живешь под нависшей ядерной угрозой – но все это вовсе не  добровольный выбор корейцев. Эти условия были навязаны извне в качестве наказания за стремление к чему-то лучшему, чем то, что может предложить колониализм, капитализм и империализм. За это стремление к высоким идеалам общественной жизни КНДР уже заслуживает, по крайней мере, определенного понимания.

Понятно, почему Че Гевара и другие революционеры считали КНДР 1960-х, 70-х и даже 80-х годов примером для вдохновения. Возникнув из партизанских войн 1930-х годов, КНДР боролась с двумя империализмами. Она победила японцев и сдерживает натиск США. Ей удалось построить, несмотря на непрекращающуюся враждебность Америки, социалистическое общество, которое двигалось к коммунизму. Страна предоставляла бесплатное медицинское обслуживание, образование, доступное жильё, провела радикальную земельную реформу, осуществила женское равноправие, а её промышленность опережала промышленность юга. Напротив, колония, которую Вашингтон создал для себя южнее 38-й параллели, представляла собой потогонную систему,  напоминавшую Англию времен промышленной революции. Люди жили тяжко, в нищете, без уверенности в будущем, ведя постоянную борьбу с военной диктатурой, поддерживаемой США и позорно походившей на фашистские режимы Европы 1920-30-х годов.

Вдохновился бы Че Гевара сегодняшней КНДР? Вполне возможно. Ибо изменились только обстоятельства, но не причины, которые вдохновляли корейцев. Задачи, поставленные КНДР для себя – суверенитет, равенство, социализм – стали сегодня, в результате потока контрреволюции, захлестнувшего Восточную Европу, СССР и отчасти Китай, многократно более сложными для достижения, требующими огромной самоотдачи и боли. Разочаровался бы Че в КНДР из-за того, что трудности, стоящие перед ней, выросли в десятки раз? Вряд ли. Революционер считает, что лучше умереть стоя, чем жить на коленях. КНДР никогда не жила на коленях.

Южная же Корея почти 40 лет (1948-1987) была военной или гражданской диктатурой, а антикоммунизм служил ее официальной идеологией. В стране нельзя было распространять какую-либо книжную продукцию, напечатанную в социалистических странах (даже ноты и записи классической музыки!). Граждан КНДР вполне официально именовали «северными чертями» или «красной нечистью». Корейцы вспоминают, что в детские годы они искренне верили, что у северян растут на голове рога  – ведь не случайно же в учебниках их всегда называют «чертями»! Любые несанкционированные контакты с Севером были уголовно наказуемы.  Коммунизмом считалась любая попытка защиты интересов рабочих. Профсоюзный активист, выступивший за улучшение качества питания в служебной столовой или пытавшийся защитить молодых работниц от бригадирских домогательств, рисковал тем, что власти объявят его коммунистическим агитатором – со всеми вытекающими из этого последствиями. Призрак коммунизма использовался как пугало, которое давало основания для подавления рабочего движения в зародыше (а также позволяло держать стоимость рабочей силы на низком уровне и делать корейские товары конкурентоспособными на мировом рынке).

Только в 1980-х годах началось возрождение левого движения. Но репрессии не прекратились, массовые выступления весной 1980 года  были подавлены силой. В Кванджу, крупном городе на юге страны, эти выступления переросли в вооруженное восстание. Оно было подавлено правительственными войсками при поддержке США. Само  отношение к США в этот период изменилось. В предшествующие десятилетия Америка воспринималась многими в Южной Корее как защитник, образец для подражания и, конечно же, оплот демократии. После Кванджу Америка стала восприниматься как  неоколониальная  империя, как главный виновник того, что в стране сохранялась военная диктатура. В июне 1987 года попытка властей пересмотреть конституцию страны привела к массовому взрыву общественного недовольства.  В результате  военные вынуждены были передать власть гражданской администрации. Произошло резкое ослабление цензуры,  были сняты запреты на создание независимых профессиональных союзов и политических организаций. Новые независимые профсоюзы возникли на большинстве крупных предприятий.  Они немедленно потребовали резкого повышения зарплаты и улучшения условий труда. Лето и осень 1987 года были временем массовых забастовок.

Профсоюзы превратились в важнейшую силу в корейской политике. Марксистско-ленинская идеология стала в этот период  важнейшей составляющей левого движения. Это было следствием резкого ослабления цензуры   и отторжения диктатуры военных. Но главным стимулом были изменения в южнокорейской экономике и обществе, сделавшие их   восприимчивыми к марксизму. Южная Корея 1987 года была страной огромных сталелитейных комбинатов и судостроительных верфей, на которых вместе трудились многие тысячи рабочих. Корейские левые перенесли крах СССР гораздо легче, чем традиционные компартии Западной Европы. Они тогда ещё  не успели установить тесных  связей с КПСС. Преобладающими элементами идеологии южнокорейских левых стали негативное отношение к США и Японии, резко критическое отношение к финансово-промышленным корпорациям, стремление найти точки соприкосновения с социалистической КНДР  и восприятие Кореи как жертвы неоколониальной системы и навязанного ей извне раздела страны.  После распада СССР эти тенденции только усилились.

Однако в последние десятилетия активность левых идет на спад. Бурные демонстрации с красными знаменами и антиамериканскими лозунгами перестали быть  частью повседневной жизни корейского студенчества. Левые настроения, по-прежнему, преобладают в молодёжной среде, но количество молодых людей, готовых всерьез заниматься решением политических проблем, в последнее время существенно сократилось. Относится это и к профсоюзному движению, хотя оно и остаётся очень сильным. Профсоюзы сосредоточились на практических вопросах повышения заработной платы и улучшения условий труда на своих предприятиях.

Первая Конституция Южной Кореи была принята 17 июля 1948 года. Уже 1952 году перед переизбранием Ли Сын Мана на пост президента в неё были внесены первые поправки, а в 1954 году были сняты ограничения на президентский срок и сделан особый упор на капиталистический характер экономики. В итоге Ли Сын Ман правил Южной Кореей почти 12 лет (1948 – 1960). 15 марта 1960 года на очередных выборах, он в четвёртый раз был избран президентом. Тогда один из двух возможных конкурентов был объявлен коммунистом и казнён, а другой умер за месяц до выборов во время лечения в США. Последовавшие за выборами массовые протесты, получившие название Апрельской революции, привели к гибели 125 их участников в результате столкновений с армией, падению Первой Республики (так называли лисынмановский период в истории Южной Кореи) и бегству самого Ли Сын Мана в США.

Конституция пересматривалась в 1960, 1962, 1972, 1980 годах и, наконец, в 1987 году, когда была принята Конституция, действующая и поныне. В соответствии с ней был избран и нынешний президент Мун Чжэ Ин, но 26 марта он подписал проект новых поправок к Конституции. В случае их принятия глава государства сможет избираться на два четырехлетних срока подряд, тогда как до сих пор президент Южной Кореи после пяти лет пребывания у власти должен был уйти в отставку. Возможно, это было, по крайней мере, одной из причин того, что почти все президенты Южной Кореи так или иначе оказывались в поле зрения тех, кого принято называть правоохранительными органами или становились участниками каких-либо экстраординарных политических событий.

Так, в 1960 – 1963 годах сменилось пятеро исполняющих обязанности президента и один президент (Юн Бо Сон), продержавшийся полтора года. Тогда на политической сцене Южной Кореи возник будущий генерал и диктатор Пак Чжон Хи, Это был очень ушлый деятель. Он учился в Военной академии Императорской армии Японии (!) и служил под японским именем до конца Второй мировой войны в армии Маньчжоу-Го (марионеточное государство, образованное японцами на оккупированной ими территории Маньчжурии). Однако после войны Пак вступил в коммунистическую (!) ячейку, был арестован и приговорён к смертной казни, но помилован. Он выдал властям список коммунистических активистов в армии (включая собственного брата Пак Тон Хи) и стал офицером военной разведки, занимавшейся выявлением и уничтожением коммунистов. Звание генерала он получил в период Корейской войны 1950 - 1953 годов. 16 мая 1961 года Пак Чжон Хи возглавил военный переворот, положив начало периоду своего правления, продолжавшегося до 1979 года, когда он был убит в результате покушения. Во время Вьетнамской войны 1965 - 1973 годов Пак Чжон Хи оказал большую помощь США. Более 300 000 южнокорейских военных перебывало тогда в Южном Вьетнаме - две дивизии и одна бригада, составившие самый крупный иностранный воинский контингент в стране после американцев.

Несколько месяцев в 1979 – 1980 годах исполняющим обязанности президента, а затем и президентом был Чхве Гю Ха, занимавший до этого должность премьер-министра. Но уже через несколько дней после того, как он был избран президентом, 12 декабря 1979 года генерал-майор Чон Ду Хван организовал военный путч против его администрации. Была принята новая конституция и в соответствии с ней Чон Ду Хвана избрали президентом – это была уже Пятая Республика в Южной Корее, которая просуществовала до 1987 года. Президентом же Шестой стал ещё один генерал – Ро Дэ У. Он возглавил проведение ряда реформ и способствовал установлению 30 сентября 1990 года дипломатических отношений с СССР, который к тому времени был СССР только по названию. Ведь оставалось чуть более года до 6 ноября 1991 года, когда указом тогдашнего президента РФ Ельцина на территории России была прекращена деятельность КПСС и Компартии РСФСР. В Политбюро ЦК КПСС к этому моменту коммунистов (настоящих!) оставалось немного, но они всё-таки были. Среди них Альфред Петрович Рубикс, заплативший за попытки противостоять контрреволюции шестью годами тюрьмы и Миколас Мартинович Бурокявичюс, отсидевший по той же причине двенадцать. Олег Семенович Шенин отделался всего парой лет просто потому, что латвийское «правосудие» не сумело до него добраться и заочно признало виновным по статье, которая предусматривала заключение до 15 лет или расстрел.

А в Южной Корее в 1993 – 1998 годах президентом был очередной антикоммунист, хотя и не военный – Ким Ён Сам. Во время Корейской войны он пошел добровольцем в южнокорейскую армию в качестве специалиста по вопросам контрпропаганды и военного корреспондента. Став президентом, Ким Ён Сам добился ареста бывших президентов Чон Ду Хвана и Ро Дэ У. В 1996 году Чон Ду Хван был приговорён к смертной казни, а Ро Дэ У – к 22 годам тюрьмы. Правда, позднее всё обошлось гораздо менее драматично. Сам же Ким Ён Сам в Южной Корее считается борцом за демократию, хотя ещё в лисынмановские времена присоединился к правящей партии. Позднее он сделался оппозиционером. После убийства в 1979 году Пак Чжон Хи и прихода к власти Чон Ду Хвана Ким Ён Сам был помещен под домашний арест и освобожден лишь в 1983 году после голодовки, которая длилась в течении 23-х дней. Умер он вполне благопристойно в возрасте 87 лет. Зато сын его за взятки был приговорен к трем годам тюремного заключения, но затем амнистирован в августе 2000 года.

1990-е годы в Южной Корее были временем заметного сдвига влево. В университетах и даже в СМИ левая идеология всё больше давала о себе знать, а в 1997 году оппозиция впервые пришла к власти. Президентом был избран Ким Дэ Чжун, возглавлявший с 1985 года борьбу против военной диктатуры. В 1973 году его пытались убить, несколько лет он провел в тюрьме, а в 1980 году, после убийства бывшего тогда президентом генерала Пак Чжон Хи, был вновь арестован и даже приговорён к смертной казни по обвинению в организации антиправительственной и подрывной деятельности. Но в 1982 году его освободили, а после прихода к власти он резко смягчил политику в отношении КНДР. В июне 2000 года в Пхеньяне состоялась даже его встреча с главой КНДР Ким Чен Иром, по итогам которой было подписано соглашение о примирении и экономическом сотрудничестве. В октябре 2000 года Ким Дэ Чжуну была присуждена Нобелевская премия мира за деятельность в защиту демократии и прав человека в Южной Корее и в Восточной Азии.

Следующий президент, Но Му Хён в молодости считался левым радикалом и резко высказывался против американского военного присутствия в стране. Будучи же президентом, он пытался смягчить американскую политику в отношении КНДР, хотя и подчеркивал свою преданность союзу с США. По своим симпатиям и политическим программам его правительство было довольно близко к социал-демократам Западной Европы. Но реальной социал-демократической партии вроде британских лейбористов или французских социалистов тогда в Южной Корее не было. 12 марта 2004 года парламент страны объявил Но Му Хёну импичмент, однако Конституционный суд отменил это решение. Уже после ухода с поста президента, Но Му Хён в связи с обвинением в получении взятки в 6 миллионов долларов покончил жизнь самоубийством, прыгнув с 30-метрового обрыва.

Ли Мен Бак, ставший президентом в 2008 году, ужесточил позицию по отношению к КНДР, что привело к свертыванию отношений между двумя корейскими государствами. КНДР тогда полностью заморозила шаги по реинтеграции и даже обвинила Ли Мен Бака в попытках организовать покушение на Ким Чен Ира. В январе 2009 года КНДР объявила о выходе из всех ранее достигнутых мирных договоренностей. А в 2010 году Южная Корея обвинила КНДР в потоплении южнокорейского корвета «Чхонан» - его якобы торпедировала северокорейская подводная лодка вблизи острова Пэннендо, расположенного примерно в 200 км от южнокорейского Инчхона и всего в 10-15 км от северокорейского побережья. При взгляде на карту охватывает недоумение – почему вдруг остров никак не связанный с Южной Кореей является её территорией? Просто потому, что так решили в США.

Такое расположение острова делает его важнейшим стратегическим объектом. На нем дислоцируется бригада морской пехоты Южной Кореи. Понятно, что  в случае войны буквально за несколько минут в тылу у армии КНДР могли бы высадиться занимающие остров южнокорейские солдаты. КНДР не подвергала сомнению принадлежность острова южанам, хотя и не признает морскую границу, установленную США и их союзниками по завершении Корейской войны.  В 2009 году КНДР призвала Сеул воздержаться от провокаций в этих водах. «Чхонан»  был предназначен именно для борьбы с подводными лодками и  на момент гибели сопровождался двумя кораблями, скоростными катерами, самолетами, и находился под наблюдением спутников слежения, не говоря уже об американском флоте с системой раннего обнаружения  в районе инцидента.  В таких условиях подводной лодке подойти к острову Пэннёндо, торпедировать корвет и уйти не обнаруженной практически невозможно.

В выборах 2012 года Ли Мён Бак не участвовал именно потому, что действующая Конституция не позволяет одному человеку быть президентом более одного раза. Президентом была избрана Пак Кын Хе - дочь Пак Чжон Хи, президента Южной Кореи в 1963 - 1979 годах, принадлежавшая к той же партии, что и Ли Мён Бак. Её полномочия 9 декабря 2016 года были приостановлены в результате голосования по процедуре импичмента. Обязанности президента с этого момента исполнял глава правительства Хван Гё Ан. Пак Кын Хе же 30 марта 2017 была арестована по обвинению во взяточничестве, злоупотреблении властью, а также передаче секретной информации людям, не являвшимся госслужащими. А в КНДР через три месяца ей и главе южнокорейской разведки Ли Бен Хо заочно были вынесены смертные приговоры за подготовку к покушению на лидера КНДР Ким Чен Ына. 6 апреля 2018 Пак Кын Хе была приговорена к 24 годам каторжных работ и штрафу в 18 миллиардов вон. После рассмотрения апелляции прокуратуры Высший суд Сеула принял решение увеличить срок тюремного заключения для бывшего президента Южной Кореи Пак Кын Хе на один год — до 25 лет. Судом поднят и размер штрафа, который необходимо выплатить бывшему первому лицу государства. Теперь он составляет 20 миллиардов вон. В пересчете на доллары сумма равняется 17,8 миллиона.

На фоне всей этой «турбулентности» уже не кажется абсолютно дикой напоминающая о монархиях  система передачи власти в КНДР от отца (Ким Ир Сена) к сыну (Ким Чен Иру), а затем и к внуку (Ким Чен Ыну). Может быть, именно она и дала возможность КНДР не только выстоять в условиях непрекращающегося давления со стороны США и их союзников, но и сохранить социалистический в целом характер страны.

С 10 мая 2017 года  президентом Южной Кореи является Мун Чжэ Ин, получивший 41,08 % голосов избирателей (почти 13,5 миллионов) на досрочных выборах после импичмента Пак Кын Хе.  Явка составила 77,2 %. Это 65-летний юрист, работавший в администрации президента Но Му Хёна, а после его самоубийства возглавлявший правление его фонда. В студенческие годы был арестован и исключён из одного из лучших университетов Южной Кореи за  организацию студенческого протеста против конституции,  приговорён к восьми месяцам лишения свободы, а  в 1980 году по этой же причине не получил разрешения работать судьёй.  Служил в морской пехоте и участвовал в пограничном  конфликте с КНДР в 1976 году.

12 июня 2018 года в Сингапуре состоялась встреча высших должностных лиц КНДР (Ким Чен Ын) и США (Дональд Трамп). Оценки этого события и его результатов весьма противоречивы и зависят от того, кем являются их авторы. Позиция коммунистов, сохраняющих приверженность принципам марксизма-ленинизма, представлена, например, в Заявлении Коммунистической партии Великобритании (марксистско-ленинской) (КПВМЛ). Эта партия была образована на учредительном собрании 3 июля 2004 года.  Его участники считали, что правильнее было бы говорить о возвращении на политическую сцену Коммунистической партии Великобритании (КПВ) 1920-х и 30-х годов, которая позднее полностью выродилась и просто исчезла. На КПВМЛ ориентируется созданная в 2010 году марксистско-ленинская организация молодёжи «Красная Молодежь». Она видит в социал-демократах лейбористской партии, троцкистах, ревизионистах, пацифистах и анархистах различных оттенков главные препятствия построению динамичного революционного движения в стране. «Красная Молодежь» старается содействовать пониманию того, что только социалистическая плановая экономика, направляемая  диктатурой пролетариата, может решить проблемы, перед которыми сегодня стоят молодые рабочие в мире капитализма.

КПВМЛ называет состоявшуюся встречу великой победой КНДР и отмечает, что, как обычно, левое крыло империалистического либерализма больше всего огорчено перспективами  развития КНДР.  Переговоры, проведенные в Сингапуре 12 июня, представляют собой историческую победу корейского народа в его длительной борьбе против американского империализма за национальное воссоединение и строительство социализма. Из 70 лет с момента основания КНДР  9 сентября 1948 года США три года вели против корейского народа войну – геноцид, в ходе которой погибло около четырех миллионов человек,  и страна была полностью опустошена. Они отказались превратить перемирие в мирный договор, тем самым увековечив фактическое состояние войны. Южная Корея предложила в августе 1961 года провести обмен мнениями по вопросу объединения. Такие переговоры первоначально шли на уровне контрразведок. Затем в Южную Корею был направлен заместитель министра торговли КНДР Хван Тхэ Сон, однако он был объявлен шпионом,  а два года спустя расстрелян. Переговоры военных были прекращены, ибо принципиального согласия ни по одному вопросу достигнуто не было, а антикоммунистические выпады  южнокорейских властей  продолжалась.

Юг Корейского полуострова был оккупирован десятками тысяч военных с самым современным оружием. В начале 70-х годов в Южной Корее  (именно в Южной, а не в КНДР!)  было принято  решение о необходимости создания ядерного оружия.  Однако американцы предприняли жесткие меры для предотвращения реализации южнокорейской ядерной программы.  Им казалось, что тогдашние южнокорейские власти (Пак Чжон Хи!) слишком независимы и непредсказуемы и могут нанести удар по КНДР. Кроме того, южнокорейская бомба стала бы причиной начала аналогичных разработок в КНДР и Японии. В 1976 году США обещали даже прекратить поставки вооружений Южной Корее, одновременно сорвав ряд её попыток купить в Канаде и Франции оборудование для строительства атомных реакторов и изготовления оружейного плутония. В 1979 году Пак Чжон Хи отдал распоряжение начать разработку атомного оружия. Но после его убийства США и Южная Корея достигли договоренности о том, что при отказе от южнокорейской ядерной программы США разместят в Южной Корее тактическое ядерное оружие. По некоторым данным разработки Южной Кореи в ядерной сфере ещё тогда достигли 95%-ной готовности.

На Корейский полуостров было ввезено ядерное оружие, и КНДР постоянно угрожали ядерным ударом. Против КНДР были введены самые длительные и самые драконовские санкции в истории, направленные на то,  чтобы заставить корейский народ подчиниться, доведя его  в буквальном смысле  до голода. В попытках  демонизировать КНДР и ее народное революционное руководство и таким образом изолировать страну были использованы всевозможные формы дезинформации и психологической войны.
Не прошло и года с тех пор, как Трамп с трибуны Генеральной ассамблеи ООН открыто угрожал «полностью уничтожить Северную Корею». Незадолго до этого он угрожал обрушить на неё «огонь и ярость, каких ещё никогда не видел мир», если КНДР не подчиниться  его требованиям. Хотя Трамп угрожал КНДР в своей особой гиперболизированной манере, реально эти угрозы фактически повторяли заклинания,  постоянно исходившие от всех предыдущих хозяев Белого дома за последние семь десятилетий.

Однако, учитывая, что дверь КНДР всегда была открыта для уважительного диалога между равными, следует подчеркнуть, что у Трампа хватило смелости сделать то, что не делалось  никем  из его предшественников - принять протянутую руку и согласиться встретиться на равных на нейтральной почве со своим коллегой из КНДР и обсудить как подобает лидерам двух суверенных государств, вопросы, представляющие взаимный  интерес.

Но если Трампу  и можно  отдать должное за это, реальными факторами, которые в конечном итоге привели американский империализм за стол переговоров  на высшем уровне, было героическое сопротивление корейского народа на протяжении десятков лет и его непоколебимое  единство вокруг авангардной Трудовой партии Кореи (ТПК). Определяющим же было самостоятельное создание ядерного оружия и средств его доставки - межконтинентальных баллистических ракет (МБР), в результате чего было покончено  с намечавшимся империализмом вариантом обрушения «огня и ярости» на беззащитных людей, не имевших средств защиты. КПВМЛ отмечает, что это напоминает о надписи,  которую некогда можно было увидеть на стенах домов в столице Северной Ирландии Белфасте:    «Бог создал католиков, но Армалит (компания по производству стрелкового оружия) сделала их равными».



Ведь Северная Ирландия является частью страны со столицей Лондон, которую многие часто называют просто Англией, но она-то называется Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии.  А как бы Южная Ирландия – это собственно Ирландия, располагающаяся на том же острове, что и Северная Ирландия. Она была провозглашена независимой республикой лишь
в 1949 году, является членом Евросоюза, но не входит в НАТО.

По итогам переговоров Ким Чен Ын и Трамп подписали совместное заявление, в котором говорится, что они провели всесторонний, углубленный и искренний обмен мнениями по вопросам, связанным с установлением новых отношений между КНДР и США и созданием на Корейском полуострове здоровой и устойчивой  политической атмосферы. Президент Трамп обязался предоставить гарантии безопасности КНДР, а председатель Ким Чен Ын подтвердил свою твердую приверженность полной денуклеаризации полуострова.

Президент Трамп и председатель Ким Чен Ын убеждены в том, что установление новых отношений между КНДР и США будет способствовать миру и процветанию Корейского полуострова и всего мира, Они признают, что укрепление взаимного доверия должно стимулировать денуклеаризацию Корейского полуострова. КНДР и США обязуются установить между собой  новые отношения в соответствии со стремлением народов двух стран к миру и процветанию. КНДР и США объединят свои  усилия по обеспечению прочного и стабильного мирного порядка на Корейском полуострове.

Подтверждая Декларацию от 27 апреля 2018 года, подписанную Ким Чен Ыном и президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином, КНДР обязуется работать в направлении полной денуклеаризации Корейского полуострова. КНДР и США обязуются принимать меры по розыску военнопленных и пропавших без вести или их останков и осуществить немедленную репатриацию уже найденных.

Считая первый в истории саммит КНДР и США  эпохальным событием, имеющим большое значение как для преодоления десятилетий напряженности и военных действий между двумя странами, так и для перспектив нового будущего, председатель Ким Чен Ын и президент Трамп берут на себя обязательства полностью и оперативно выполнять положения этого совместного заявления. КНДР и США обязуются как можно скорее провести следующий раунд переговоров под руководством госсекретаря США Майка Помпео и соответствующего должностного лица КНДР для реализации результатов саммита. Председатель Ким Чен Ын  и президент Дональд Трамп обязуются сотрудничать в целях развития новых взаимоотношений между КНДР и США и содействия миру, процветанию и безопасности на Корейском полуострове и во всём мире.

Коммунистическая партия Великобритании (марксистско-ленинская) (КПВМЛ) считает, что в этом совместном заявлении КНДР не сделала никаких принципиальных уступок. На уступки пошла скорее американская сторона. Полная денуклеаризация Корейского полуострова всегда была последовательной политикой КНДР. После первого ядерного испытания в стране это было подтверждено президентом Ким Ир Сеном, которого называют  отцом-основателем КНДР. Поскольку именно США ввезли впервые ядерное оружие в Корею и последовательно использовали его для угроз КНДР, полная денуклеаризация полуострова ни при каких обстоятельствах не может быть сведена к одностороннему шагу КНДР.  США все время настаивали на том, чтобы КНДР предприняла немедленные шаги по ядерному разоружению.  При этом оно, как хотели бы в США, должно быть   «полным, поддающимся проверке и необратимым». Но в совместном заявлении ничего этого нет. Более того Трамп и люди  из его окружения продолжают публично настаивать на том, чтобы режим санкций и другие формы давления оставались в силе до тех пор, пока не завершится денуклеаризация. Но содержащееся в совместном Заявлении признание того, что укрепление взаимного доверия должно стимулировать денуклеаризацию Корейского полуострова предполагает и согласие с КНДР в том, что постепенное снятие санкций станет неотъемлемой частью мирного процесса.

Репатриация военнопленных и розыск пропавших без вести являются простым гуманитарным жестом, который КНДР всегда была готова делать всякий раз, когда происходили какие-либо контакты с американской стороной. Сам тон совместного заявления указывает на то, что именно американская сторона сделала серьезные уступки КНДР, а не наоборот.  Яростные критики Трампа, прежде всего среди либеральных ханжей, ещё вчера поносившие его, представляя поджигателем войны, быстро сменили акценты в попытках свести на нет достижения саммита. Однако все опросы общественного мнения указывают на то, что явное большинство американцев поддерживают движение Трампа к взаимопониманию с КНДР. На продолжительной пресс-конференции после завершения переговоров Трамп пошел дальше и неожиданно заявил, что, в условиях диалога с КНДР, он приостанавливает крупные военные учения с Южной Кореей, заменяя их военными играми и признавая, что они были «чрезвычайно провокационными», На этом всегда настаивала КНДР, а США всегда возмущённо  отвергали.

Как и после его согласия на встречу  с Ким Чен Ыном, Трамп отменил военные учения, вызвав недовольство  американского истеблишмента.  Но 18 и 22 июня Пентагон подтвердил, что приостанавливает  на неопределенное время такие учения, в том числе и те,  которые до сих пор ежегодно проводились в августе. Учитывая, что всего несколько месяцев назад тучи возможной ядерной войны нависали над Корейским полуостровом, результаты саммита были одобрительно встречены во всем мире. Позиции  Ким Чен Ына значительно усилились благодаря его двум встречам с президентом Южной Кореи, двум визитам в Китай для переговоров с главой КНР и Компартии Китая Си Цзиньпином и встречами в Пхеньяне с главой международного отдела Компартии Китая и министрами иностранных дел Китая и России. С 19 по 20 июня,  накануне саммита в Сингапуре, Ким Чен Ын совершил свой третий за последние  100 дней визит в Китай и должен, как  ожидается, встретиться с президентом России Путиным в этом году.

В этих условиях всякий смысл утрачивают настойчиво навязываемые оппортунистами представления о полной изоляции КНДР. На банкете в честь своего корейского гостя Си Цзиньпин тепло приветствовал визит Ким Чен Ына, заявив, что он является свидетельством его неизменного стремления укреплять стратегическое взаимодействие и традиционную дружбу КНР и КНДР и демонстрацией  неразрывности  отношений между ними. После визита Ким Чен Ына в Китай в марте китайско-корейские отношения вступили в новую фазу, важные соглашения между сторонами реализуются одно за другим, и отношения дружбы и сотрудничества КНР и КНДР находятся на новом подъёме, заявил Си Цзиньпин. Отмечая, что Ким Чен Ын приложил большие усилия для защиты мира и стабильности на Корейском полуострове и укрепил тенденцию к диалогу и разрядке на полуострове, Си Цзиньпин сказал, что он рад видеть его и высоко оценивает это. Он подтвердил, что Китай и КНДР будут учиться, консультироваться, объединять свои усилия  и сотрудничать друг с другом в качестве близких друзей и товарищей, чтобы совместно обеспечить будущее социалистического дела в обеих странах.

Ким Чен Ын сказал, что он очень рад снова встретиться с Си Цзиньпином и другими китайскими товарищами в период,  когда на Корейском полуострове и в регионе благодаря успешному саммиту КНДР и США создаются условия  для нового исторического прорыва.  Он дал высокую оценку прочным узам, связывающим КНДР и КНР, которые разделяют радости и печали друг друга и искренне сотрудничают и взаимодействуют друг с другом   подобно членам одной семьи, демонстрируя тем самым беспрецедентные, выходящие  за рамки традиционных связей особые отношения между партиями и странами.    Он заявил, что сделает все возможное, чтобы благодаря вкладу, вносимому Си Цзиньпином в развитие отношений КНДР и КНР   уверенно выводить их на новый, ещё более высокий уровень. Ким Чен Ын сказал, что будет тесно сотрудничать с китайскими товарищами в историческом движении в защиту социализма и за открытие перспективы нового будущего для Корейского полуострова и региона, чтобы в полной мере выполнить свои обязанности и сыграть свою роль  в деле сохранения  подлинного мира.

Однако, если в Китае, России, Южной Корее и в разных  странах по всему миру саммит и его результаты были восприняты положительно, и это относится также к   большинству американского народа, то, по мнению КПВМЛ, у дьявольской клики либералов и консерваторов  американского истеблишмента есть, по-видимому, по крайней мере, один союзник.  Можно было бы предполагать, что организация (коалиция «Остановить войну»), которая стремится практически обеспечить свою монополию на антивоенную деятельность  в Великобритании и заявляет об этом, будет приветствовать результаты саммита в Сингапуре. Но это не так! В письме своим сторонникам от 18 июня её лидеры заявили: «Несмотря на звуки фанфар, связанные со встречей Трампа и Ким Чен Ына, соглашение, подписанное с Северной Кореей, на самом деле далеко не гарантирует полного ядерного разоружения». Ирония в том, что текст озаглавлен «Скажи нет Трампу и войне!», но руководителей коалиции «Остановить войну», похоже, устроит только полная капитуляция КНДР перед империализмом. А заголовок статьи на сайте этой коалиции одного из её лидеров Джона Риса о встрече в Сингапуре «Ничего кроме шума и ярости» говорит сам за себя. Рис, которого в  КПВМЛ считают злостным контрреволюционером, пишет, что Ким Чен Ын должно быть смеялся на обратном  пути после встречи с Трампом – ведь одним скачком он выскочил из заброшенного угла международных отношений и предстал перед миром, если и не как гигант, то как уважаемый союзник главы величайшей мировой державы.

А для Трампа реальность сделки, ее форсирование Северной Кореей, выгодность для Китая и вообще всё  то, что относится к  традиционным внешним отношениям второстепенно по сравнению с возможностью  Трампа выступить на мировой арене с обращением к своим избирателям. Ему был нужен успех в Сингапуре, и он объявил о нём американцам.

Рис завершает свою оценку встречи в Сингапуре знаменитым текстом из шекспировского «Макбета» о жизни как спектакле, после окончания которого, он уже никому не нужен – ключевые слова из этого текста  и образовали заголовок статьи. КПВМЛ видит в этом несравненные способности Риса к самопародии и ещё одно подтверждение  безотлагательной необходимости  создания реального антиимпериалистического  антивоенного движения.

 

Судить же о реальных результатах контактов между КНДР и США на высшем уровне можно будет лишь после того, как  что-нибудь будет сделано. На переговорах в Пхеньяне 6–7 июля 2018 года представители США и КНДР создали рабочие группы, которые будут контролировать процесс денуклеаризации Корейского полуострова. КНДР сразу предприняла определенные шаги навстречу партнерам по переговорам. Был ликвидирован (взорван!) её единственный полигон для подземных ядерных испытаний, ядерные испытания не проводятся, и  Ким Чен Ын вновь заявил о приверженности КНДР и его лично денуклеаризации Корейского полуострова. 9 сентября на центральной площади Пхеньяна прошёл военный парад в честь 70-лет и  ия со дня образования КНДР. В нём приняли участие около 10 тысяч военнослужащих тяжёлая  военная техника. Но межконтинентальные баллистические ракеты, которые в прошлые годы неоднократно появлялись на парадах, на этот раз представлены не были. Это, по-видимому, следует рассматривать как жест, соответствующий намерениям КНДР не усложнять продвижение к нормализации отношений с США.   Почётными гостями праздника были Валентина Матвиенко и председатель постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей Ли Чжаньшу.

С другой стороны, год назад Совет Безопасности ООН провозгласил невиданные по масштабам санкции против КНДР. Теперь запрещено что-либо закупать у КНДР, даже рыбу и морепродукты. Из-за этого страна потеряла около миллиарда евро. Кроме того, в черный список ООН внесены многочисленные внешнеторговые организации КНДР. РФ и КНР вроде бы  союзники КНДР, но и они проголосовали за введение  этих санкций, поддержав тем самым истерику в США, которые настаивают, что КНДР вот - вот обрушится на них! Конечно, это вздор, однако сегодня КНДР может, наконец,  кое - что противопоставить империалистам! Ведь только те страны, которые имеют ядерное оружие, могут чувствовать себя сравнительно спокойно перед лицом чудовищной военной машины США, которую они без колебаний используют против тех, кто такого оружия не имеет, но пытается что-то предпринимать без оглядки на США.  Только в 21 веке за шесть лет США подвергли бомбардировкам семь стран (Афганистан, Йемен, Ирак, Пакистан, Сомали, Ливия, Сирия).

Вообще, если бы дело дошло до реализации американских угроз, война даже без использования ядерного оружия могла бы за короткое время привести к миллионам жертв. Южнокорейская столица Сеул, в которой проживают около 10 миллионов человек, расположена лишь в 40 километрах от границы с КНДР. Она находится в пределах досягаемости мощной северокорейской артиллерийской группировки, насчитывающей, по оценкам специалистов, до 10 тысяч единиц. За десятилетия подготовки к возможной войне она была хорошо укреплена  и замаскирована. И вся громадная военная мощь США не в состоянии нейтрализовать эту группировку. Кроме атомных бомб (от 10 до 30 ядерных боезарядов) КНДР, судя по всему, располагает тоннами химических и биологических отравляющих веществ. К тому же армия КНДР насчитывает примерно 1 миллион человек. Еще около 4,5 миллионов резервистов в случае необходимости могут пополнить ее ряды. Таким образом, под ружьем может оказаться почти пятая часть всего населения страны. Все мужчины в КНДР в обязательном порядке проходят военную службу. Хотя в долгосрочной перспективе у КНДР нет шансов выиграть войну, ее начало грозит в буквальном смысле превратить Корейский полуостров в руины и пепел.

А дипломаты КНДР умеют вести переговоры.  Еще на шести-сторонних переговорах по ядерной программе КНДР они обнаружили  способность играть на противоречиях участников для того, чтобы добиться для себя максимальной выгоды. Вместе с КНР, РФ, США, Южной Кореей и Японией КНДР шесть лет вела переговоры о приостановке ядерной программы. Но результатов они не дали. Сегодня  КНДР могла бы заморозить свою ядерную и ракетную программы в ответ на отказ США и Южной Кореи от проведения новых совместных военных учений. Но Южная Корея и США до сих пор отвергали это условие, хотя в случае успеха США и КНДР могли бы провести двусторонние переговоры о заключения мирного договора, который заменил бы  соглашение о перемирии от 1953 года. Но в этом случае Южная Корея должна была бы официально признать существование КНДР. А у Вашингтона не осталось бы серьезных аргументов для оправдания присутствия своих военных в Южной Корее. И в итоге доминирующая роль США в Азиатско-Тихоокеанском регионе могла бы быть ослаблена. Правда, Южная Корея всего лишь одна страна, где присутствуют американские войска, в мире же кроме неё  есть ещё 176 таких стран, где располагаются в общей сложности около 300 000 американских солдат и офицеров