Коминтерн-100. На пути к братскому союзу.

Условия и причины возникновения Коминтерна

«Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» – чётко и недвусмысленно заявили К. Маркс и Ф. Энгельс в своём знаменитом «Манифесте коммунистической партии». Но о чём же говорили классики?

Споры о природе капитализма возникли с самого момента зарождения этого общественного строя. Философы, находящиеся на службе у буржуазии, до сих пор пытаются предъявить миру доказательства если не гуманной, то, по крайней мере, справедливой природы рыночной экономики. Пускай богатые богатеют, но жизнь потихоньку будет улучшаться у всех. Хорошо работаешь – больше получаешь. А если в тебе есть предпринимательский талант, то, конечно же, ты обретёшь своё законное место среди респектабельных владельцев капитала.

Но это кажущееся рациональное устройство нового мира, возникшего на обломках феодализма, явно не соответствовало его действительной сущности. Ещё французский социалист Фурье заметил важную закономерность буржуазного миропорядка: бедность рождается из самого изобилия.

Господствующие классы развитых стран к середине XIX века уже почти поделили мир. Ограбление колоний позволяло сколачивать миллиардные состояния. Развитие промышленности уверенно вступило в индустриальную стадию. Паровые машины и сложные станки постоянно совершенствовались, обеспечивая рост производства. История никогда ещё не видела таких богатств, которые оседали на банковских счетах хозяев мира того времени.

Вот только изнаночная сторона всего этого великолепия была совсем другой.

Тысячи, миллионы нищих заполонили промышленные города. Эти люди вкалывали иногда по шестнадцать и восемнадцать часов в сутки, с самого раннего возраста, питаясь жалкими объедками, напрочь подрывая своё здоровье изнурительными условиями труда. В это же время другие миллионы слонялись по улицам в поисках даже такой убийственной работы, готовые на всё, что скажет капиталист, лишь бы не умереть с голоду. С подобным массовым обнищанием история тоже ещё никогда не сталкивалась.

От отчаяния многие угнетённые покорялись судьбе, спивались или умирали от полученных на производстве болезней. Но со временем рабочие во всех промышленных странах пришли к единственно верному методу, способному улучшить их жизнь.

Не законопослушание и смирение, а организованная классовая борьба позволила повлиять на господ капиталистов и на их государственные аппараты – да так, что стали даже приниматься законы, частично улучшающие положение низов. Вводились ограничения на детский и женский труд. Медленно, но верно стала сокращаться длина рабочего дня и т.д. Те наёмные работники, которые смогли выступить сообща, неожиданно становились грозной силой. Они научились устраивать забастовки и останавливать производство. Капиталисты, теряющие прибыль, вставали перед выбором: либо удовлетворять требования рабочих, либо организовывать против них классовую войну. Но даже отвоевание в тяжёлой стачечной борьбе уступок у собственников средств производства – не главная цель угнетённого класса наёмных работников. К. Маркс и Ф. Энгельс пришли к выводу, что лишь взятие государственной власти пролетариатом позволит ему решить все важнейшие общественные вопросы современности.

Сама борьба заставила рабочих идти по пути объединения в союзы. С трудом, но удалось достичь национального уровня: в английском движении чартистов участвовали уже миллионы недовольных своим положением работяг.

Но развитие на этом не могло остановиться. Необходимость создания единого международного координирующего центра, позволяющего складывать силы трудящихся, выдвигать единые требования и обмениваться опытом стала ясна для вождей рабочего движения того времени.

«Опыт прошлого показал, что пренебрежительное отношение к братскому союзу, который должен существовать между рабочими разных стран и побуждать их в своей борьбе за освобождение крепко стоять друг за друга, карается общим поражением их разрозненных усилий. Эта мысль побудила рабочих разных стран, собравшихся 28 сентября 1864 г. на публичном митинге в Сент-Мартинс-холле, основать Международное Товарищество» – написал К. Маркс в Учредительном манифесте нового объединения.

Тактика единой борьбы ковалась непросто. Возникли споры о направлении развития I Интернационала. Анархисты во главе с М.А. Бакуниным вначале привели организацию к расколу, а позже, в 1876 году, первое Международное товарищество рабочих самораспустилось. Но достигнутый объединительный опыт и тяга трудящихся к слиянию своих сил не могли пропасть. Все передовые рабочие понимали, куда двигаться дальше – путь нового интернационального объединения является единственно верным. Вершиной, достигнутой I Интернационалом, можно считать участие его деятелей в руководстве Парижской Коммуной, которая стала первой попыткой рабочего класса взять государственную власть в свои руки.

II Интернационал был учреждён в 1889 году. Он уже качественно отличался от первого международного объединения, став общим центром для появляющихся повсеместно социалистических рабочих партий. Большинство участников нового товарищества выступали с революционных марксистских позиций, анархистам пришлось покинуть его ряды.

К тому времени рабочий класс уже повсеместно научился бороться за свои права. Капиталисты теперь не могли себе позволить игнорировать требования пролетариата. К концу XIX столетия положение наёмных работников в индустриальных странах несколько улучшилось. Снижение продолжительности рабочего дня до 12 и 10 часов становилось нормой там, где пролетариат выступал более сплочённо. Под натиском трудящихся буржуазия постепенно соглашалась на отдельные смягчения в условиях труда. Координируя единые требования, II Интернационал выдвинул лозунг о восьмичасовом рабочем дне. В память о чикагских рабочих, погибших в борьбе за свои права, был учреждён праздник трудящихся всех стран 1 мая.

Со временем, особенно после смерти Ф. Энгельса в 1895 году, во II Интернационале стали явно проявляться оппортунистические тенденции. В чём это выражалось?

Десятилетия борьбы за рабочее дело в европейских странах проходили в относительно мирных условиях. Затишье после Парижской Коммуны затянулось. Постепенно участие в буржуазной парламентской деятельности привело к тому, что часть вождей социал-демократии отказались от революционного наследия Карла Маркса.

Ситуация в Российской империи отличалась от общеевропейской тем, что здесь классовая борьба шла намного острее. В 1905 году в стране разразилась Первая русская революция. С одной стороны она была буржуазной, но с другой, пролетариат выступил в ней как боевой, организованный, революционный класс. Всероссийская октябрьская политическая стачка и Декабрьское вооружённое восстание в Москве показали растущую силу русских рабочих. Очень важно, что в российской социал-демократии, помимо склонного к оппортунизму меньшевистского течения, развилось и другое, подлинно марксистское и революционное, большевистское. Владимир Ильич Ленин, основатель пролетарской партии нового типа, критиковал не только доморощенных оппортунистов, но и международных.

К чему приводил отказ от революционности в рядах рабочих организаций? Члены парламентских фракций от социал-демократических партий привыкали к своим тёплым местам. Главное в оппортунизме, говорил В.И. Ленин, идея сотрудничества классов. Тот, кто отбросил учение Маркса о революции и диктатуре пролетариата, по сути, отбросил весь марксизм, даже если фразеология осталась марксистской. «Диалог» с буржуазией и её политиканами становился для ряда деятелей II Интернационала более ценным, чем курс на освобождение рабочих от наёмного рабства. Социализм виделся чем-то отдалённым, способным наступить когда-нибудь в далёкой перспективе, без борьбы, путём реформ и медленного созревания в недрах капитализма.

Правое крыло II Интернационала возглавлял основатель течения ревизионизма Э. Бернштейн. Но не всё было однозначно среди руководства партий. Сложность борьбы с неявными оппортунистами заключалась в том, что те могли на словах и до поры поддерживать любые революционные лозунги.

На Штутгартском конгрессе II Интернационала в 1907 году обсуждался вопрос о нарастании угрозы империалистической войны. Большинство поддержало резолюцию Августа Бебеля, заслуженного деятеля немецкой социал-демократии, призывающую голосовать против военных кредитов и ставящую перед рабочими партиями задачу проводить антивоенную пропаганду. Всеобщий кризис, который будет вызван войной, нужно повсеместно использовать для крушения главного источника милитаристской угрозы – капитализма. Эту борьбу должны были проводить рабочие всех партий членов II Интернационала, даже если правительства их стран развернут друг против друга боевые действия. Базельский Конгресс 1912 года подтвердил принятый в Штутгарте антивоенный курс.

Но реальная империалистическая война, заполыхавшая в Европе в 1914 году, показала, чего стоят голоса оппортунистов, поддерживавших ранее антивоенную повестку. Немецкие, австрийские, французские и другие парламентские социалисты приняли участие в голосовании за военные кредиты и одобрили разрушающие мир планы своих национальных правительств. Это было массовое предательство со стороны вождей II Интернационала своих рабочих, бросаемых в топку чудовищной бойни. Все антивоенные резолюции словно забылись. Французский революционер Жюль Гед в одночасье превратился в пособника милитаризма. Авторитетный среди социалистов всего мира вождь немецкой социал-демократии Карл Каутский поддержал требования кайзера.

Г.В. Плеханов, первый русский марксист, тоже окончательно съехал в шовинистское болото, согласился в печати с военными усилиями царского правительства.

Только одна партия не изменила свою предвоенную позицию – российская большевистская партия во главе с Лениным.

В работе «Крах II Интернационала» В.И. Ленин подробно анализирует предательство вождей рабочих партий. Прежний оппортунизм превратился в социал-шовинизм. Созрел целый слой членов парламентов, журналистов, общественных деятелей социал-демократии, который сросся с национальной буржуазией. Под их руководством бывшие социал-демократические рабочие партии стали по сути социал-либеральными рабочими партиями.

На фоне измены оппортунистических вождей, часть деятелей II Интернационала сохранила верность революционному марксизму. С Лениным были согласны Роза Люксембург (Германия), Фридрих Платтен (Швейцария), Цет Хёглунд (Швеция), Туре Нерман (Норвегия) и другие лидеры рабочего движения разных стран. Интернационалисты составили Циммервальдскую левую группу (по названию конференции, проходившей в швейцарской деревне Циммервальд).

Марксизм и интернационализм неотделимы друг от друга. Циммервальдская левая резко критиковала правых социалистов, ставших социал-шовинистами. Особенно ярко среди развернувшейся мировой бойни, в которой за интересы капиталистов уже гибли миллионы трудящихся, прозвучал лозунг превращения войны империалистической в войну гражданскую. Рабочие должны прийти к тому, чтобы развернуть штыки против своих буржуазных правительств.

Как и предсказывали революционные марксисты, война породила нарастающий кризис. Всё больше людей, вначале даже подпавших под влияние шовинистической пропаганды, разочаровывались в происходящем. Нужда и бедствия народов, участвовавших в империалистической мясорубке, усилились до крайней степени. Трудящиеся разных стран уже открыто и массово выражали протест против войны. 1 мая 1916 года в Берлине прошла большая антивоенная манифестация. Лидер левых социал-демократов Карл Либкнехт выступил на ней с лозунгами «Долой войну!» и «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», за что был отправлен на каторгу.

Но и каторга, и угроза убийств, и отправка на фронт уже действовали слабо. Солдаты воюющих сторон всё чаще братались в траншеях. Многие пришли к пониманию, что для рабочих всех стран нет другого, соответствующего их интересам выхода, кроме как революционного низвержения «своих» правительств. Именно в условиях антивоенной борьбы среди лидеров подлинно революционного марксизма сложилась идея о создании нового, III Интернационала. При этом он должен качественно отличаться от прежнего. Нельзя совершить главной ошибки, мириться с присутствием в международном центре рабочего класса оппортунистов.

В.И. Ленин в работе «Социализм и война» выразил свою позицию так: «Для осуществления международной марксистской организации надо, чтобы существовала готовность создания самостоятельных марксистских партий в разных странах». О сотрудничестве с прежними, ставшими социал-шовинистскими партиями, не могло быть и речи.

После Февральской революции борьба с российскими социалистами на словах, шовинистами на деле приобрела для партии большевиков особое значение. Вожди меньшевиков приняли участие во Временном правительстве, взявшем курс на «войну до победного конца». Антивоенная агитация стала одним из тех железных аргументов Ленина и его соратников, которые были, наконец, услышаны и приняты широкими народными массами. Победила Октябрьская революция.

Провозглашённая восставшим трудовым народом республика Советов сразу оказалась в кольце врагов. И страны Антанты, и державы Тройственного союза развернули интервенцию против молодого пролетарского государства и поддержали белое движение. В этих условиях международная поддержка рабочего класса сильно помогла Советской власти. Рабочие не хотели воевать со своими братьями по классу. Угроза большевизации собственных войск сильно ограничила возможности интервентов. Массовые демонстрации с лозунгом «Прочь руки от Советской России!», прошедшие по крупным городам воюющих стран, возымели эффект. Капиталисты теперь отчётливо понимали, на что способны организованные и сознательные рабочие, и предпочли не играть с огнём.

В то же время Европа сама находилась в кризисе. С последними залпами мировой войны началась пролетарская революция в Германии, которую буржуазия и военщина потопили в крови. Контрреволюционный террор в Финляндии привёл к тому, что получившая недавно независимость страна стала оплотом белой реакции. В целях предотвращения новых выступлений пролетариата во всех буржуазных странах развернулись репрессии против революционных марксистов. В ряде случаев этими репрессиями руководили министры и чиновники, ещё недавно сами состоявшие на руководящих постах II Интернационала. Бывшие правые и центристские социал-демократы становились порой злейшими врагами рабочего класса. В российской Гражданской войне многие меньшевики активно сотрудничали с белыми, вредили Советской власти. Немецкие правые социалисты Шейдеман и Эберт организовали убийство революционеров Розы Люксембург и Карла Либкнехта. Стало очевидно, что под социалистическим флагом буржуазия научилась проворачивать свои самые подлые дела, используя в своих интересах предателей дела рабочего класса.

В это же время по всему миру, как и предсказывал Ленин, прокатилась волна создания новых революционных марксистских партий. В конце 1918 - начале 1919 года образовались коммунистические партии Германии, Австрии, Венгрии, Польши, Финляндии, Греции, Аргентины, коммунистические группы и левые социалистические организации в ряде других стран. Требовалось сложить усилия этих партий в единый кулак, чтобы снова ударить по капитализму. К 1919 году вопрос о создании III Интернационала – или, по-другому, Коммунистического Интернационала – стал актуальным. Россия становилась центром объединения рабочего класса всего мира.

Вячеслав Сычев