В.И. Ленин как интернационалист и главный организатор Коминтерна

В наше время – время пропаганды шовинизма и национализма всех мастей, когда трудящимся во всех капиталистических странах буржуазия придумывает и подсовывает врага в лице инородца или иностранца, идеи интернационализма становятся как никогда актуальными. Тем более, что буржуазная идеологическая обслуга Кремля не стесняется извращать не только Сталина, но и Ленина, выставляя вождя мирового пролетариата чуть ли не «почвенником» или имперцем. Первопроходцем в этом деле был небезызвестный политолог Сергей Кара-Мурза http://www.kara-murza.ru/LENIN/LeninOshibki.html, противопоставлявший «почвенника» Ленина «западникам» - марксистам. Еще дальше пошел С. Кургинян, утверждающий, будто Ленин вовсе отказался от марксизма и стал чуть ли не имперцем https://www.youtube.com/watch?v=SqgPn-DZuP4 .

Все это делается не просто так. Буржуазия, прекрасно понимая опасность теоретического и практического наследия В.И. Ленина, намеренно стремится вытравить классовое пролетарское интернациональное содержание советской эпохи и навязать надклассовые идеи (которые по существу являются идеями господствующего класса).

В год 100-летия Коминтерна невозможно говорить о его историческом значении, не вспомнив основные положения ленинизма в вопросе о пролетарском интернационализме.

В начале ХХ века Ленин в своей работе «Империализм как высшая стадия капитализма» показал, что капитализм вступил в новую, монополистическую стадию развития. Для этой стадии характерны «1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни; 2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого, «финансового капитала», финансовой олигархии; 3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение; 4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и 5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 27. М.: издательство политической литературы, 1973. С. 386-387). Далее В.И. Ленин формулирует определение: «Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрёл выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами» (Там же с. 387).

Таким образом, война на новом этапе развития капитализма является естественной и неизбежной формой передела сфер влияния между различными группами капиталистов во всемирном масштабе. Империалистическая война не может являться справедливой с какой бы стороны она ни велась и какими бы красивыми лозунгами «защиты отечества» ни прикрывала её буржуазия.

В.И. Ленин всегда выступал против шовинизма, но особенно это заметно по его статьям и работам, посвященным тактике большевиков в Первой мировой войне. Именно в 1914 году, несмотря на обещания и заверения, данные партиями II Интернационала в Базельском манифесте, большинство левых партий отказались от принципа пролетарского интернационализма и выбрали тактику поддержки «своих отечеств» (читай - своей буржуазии) в империалистической войне, пойдя на поводу у буржуазии, развернувшей во всех воюющих странах шовинистическую пропаганду. Это было, безусловно, предательством рабочего класса, обезоруживанием его в трудный момент, ведь именно в период решающего обострения межимпериалистических противоречий пролетариат более чем когда-либо нуждается в последовательно революционной и интернациональной политике своих партий, долг которых перевести мировую бойню за интересы капитала в мировую коммунистическую революцию за освобождение трудящихся от ига капитала. Но для такого поведения были и объективные условия, сложившиеся в результате империализма. Ленин связывал социал-шовинизм с оппортунизмом. В частности, он писал: «Под социал-шовинизмом мы разумеем признание идеи защиты отечества в теперешней империалистской войне, оправдание союза социалистов с буржуазией и правительствами «своих» стран в этой войне, отказ от проповеди и поддержки пролетарски-революционных действий против «своей» буржуазии и т.д. Совершенно очевидно, что основное идейно-политическое содержание социал-шовинизма вполне совпадает с основами оппортунизма. Это — одно и то же течение» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26. С. 249).

Объективными социально-классовыми предпосылками формирования оппортунизма (и, следовательно, шовинизма) было формирование слоя рабочей аристократии. Дело в том, что в условиях разделения мира на империалистический центр и зависимую от него колониальную и полуколониальную периферию, буржуазия стран империалистического центра получила возможность делиться частью прибылей с рабочей, партийной и профсоюзной верхушкой, превратила этот слой в так называемую «рабочую аристократию». Этот слой стал социальной базой шовинизма и оппортунизма у части так называемых «левых». Как отмечал В.И. Ленин, «Оппортунизм порождался в течение десятилетий особенностями такой эпохи развития капитализма, когда сравнительно мирное и культурное существование слоя привилегированных рабочих «обуржуазивало» их, давало им крохи от прибылей своего, национального капитала, отрывало их от бедствий, страданий и революционных настроений разоряемой и нищей массы» (там же). Именно поэтому предательство партий II Интернационала имело как субъективные, так и объективные причины. Предательство партий и членов II Интернационала привело к росту социал-шовинизма, к открытой поддержке социал-демократическими партиями «своей» буржуазии. Основу шовинизма можно выделить в следующих принципах:

- «интересы родины» или нации выше интересов класса;

- надо поддерживать единые интересы «родины», нации;

- надо поддерживать своего «национального производителя»

- в сложных условиях нужно отбросить идеологические и классовые распри и сплотиться вокруг «интересов родины» (читай интересов крупной буржуазии) во имя ее «защиты» и т.п.

Разумеется, шовинистическая пропаганда замалчивает, что капиталисты и рабочие любой нации имеют разные, противоположные интересы, а за интересы нации (страны) выдаются именно интересы капиталистов. Всеми силами (хотя открыто так никто не заявляет) внушается мысль, что «свой» буржуй лучше «чужого» рабочего. Под маркой «патриотизма» открыто (или почти открыто) поддерживаются националистические организации. Любой негативный поступок представителя иной нации подаётся под соусом, что этот поступок совершил именно «инородец», люди незаметно подводятся к мысли, что «такой-то» плох не потому, что он сделал что-то нехорошее, а потому, что он иной нации.

Верными интернациональному делу рабочих остались лишь немногие группы и партии. В.И. Ленин и партия большевиков с самого начала выступали с последовательно интернациональных, антишовинистических позиций. С ленинской точки зрения, война носит грабительский, несправедливый характер с обеих сторон. «Современная война имеет империалистический характер. Эта война создана условиями эпохи, когда капитализм достиг высшей стадии развития» - говорил В.И. Ленин на конференции заграничных секций РСДРП в Берне в феврале 1915 года» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26. С. 161). Далее он продолжает характеристику империалистической войны: «действительная сущность современной войны заключается в борьбе между Англией, Францией и Германией за раздел колоний и за ограбление конкурирующих стран и в стремлении царизма и правящих классов России к захвату Персии, Монголии, Азиатской Турции, Константинополя, Галиции и т.д. Национальный элемент в австро-сербской войне имеет совершенно подчиненное значение, не меняя общего империалистического характера войны» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26. С. 162). Как видим, В.И. Ленин провел строго классовый анализ и вывел сущность войны из новой империалистической эпохи. Более того, Лениным отдельно оговаривается особенный характер войны со стороны Сербии, которая боролась за национальное освобождение, но в то же время отмечается, что данный конфликт носит подчиненный характер и не влияет на сущность конфликта в целом.

Многие оппортунисты пытались оправдывать поддержку «своих» империалистов тем, что, дескать, противоположная группировка империалистов «первая начала», но, по мнению Ленина, вопрос о том «кто первый начал?» не меняет грабительского характера войны: «Вся экономическая и дипломатическая история последних десятилетий показывает, что обе группы воюющих наций систематически готовили именно такого рода войну. Вопрос о том, какая группа нанесла первый военный удар или первая объявила войну, не имеет никакого значения при определении тактики социалистов. Фразы о защите отечества, об отпоре вражескому нашествию, об оборонительной войне и т п. с обеих сторон являются сплошным обманом народа» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26. С. 162).

Не меняет империалистического характера войны и неравенство сил среди империалистов. В Первую мировую, как и сегодня, были те, кто любил говорить о неравных силах Германии, обделённой колониями, и Англией, подобно, как и сегодня многие защитники интересов российского империализма отрицают империалистический характер России ссылками на несопоставимую экономическую мощь с главным империалистом -– США. Посмотрим, как смотрел на подобные вопросы Ленин. В своей программной статье «Социализм и война» Ленин прямо говорил, что «представьте себе, что рабовладелец, имеющий 100 рабов, воюет с рабовладельцем, имеющим 200 рабов, за более «справедливый» передел рабов. Ясно, что применение к подобному случаю понятия «оборонительной» войны или «защиты отечества» было бы исторической фальшью и практически просто обманом простонародья, мещанства, темного люда ловкими рабовладельцами. Именно так и обманывает народы посредством «национальной» идеологии и понятия защиты отечества теперешняя, империалистическая буржуазия в современной войне между рабовладельцами за укрепление и усиление рабства» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26. С. 312). «Не дело социалистов помогать более молодому и сильному разбойнику (Германии) грабить более старых и обожравшихся разбойников. Социалисты должны воспользоваться борьбой между разбойниками, чтобы свергнуть всех их» - вот ленинский подход к делу. Не поиск «союзников» в рядах классовых врагов, а поиск противоречий между классовыми врагами с целью свержения их всех, с целью завоевания царства свободы и свержения ига капитала» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26. С. 315).

В этой связи, марксисты каждой из воюющих стран должны были выступить солидарно против своих буржуазных правительств, превращая войну империалистическую в войну гражданскую (классовую). Отсюда тактика желать и способствовать не просто миру, а именно поражению своему правительству, поражения в империалистической войне. В условиях царской России – страны с наиболее реакционным из всех европейских режимов того времени, её победа явилась бы усилением реакции, усилением во всемирном масштабе позиций помещиков и капиталистов. Поэтому, с точки зрения В.И. Ленина, «победа России влечет за собой усиление мировой реакции, усиление реакции внутри страны и сопровождается полным порабощением народов в уже захваченных областях. В силу этого поражение России при всех условиях представляется наименьшим злом» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26. С. 166). Если отбросить буржуазную шелуху патриотической демагогии, то подобный подход видится в тех конкретно-исторических условиях справедливым, разумным и верным с точки зрения интересов пролетарской революции. Ленин не боялся быть пораженцем, не боялся идти против «общественного мнения», не боялся ярлыка «национал-предатель», ибо намного хуже быть предателем дела пролетарской революции, предателем дела освобождения от ига капитала и строительства бесклассового общества, в котором преодолены все формы социального гнета и отчуждения. Ленин не уставал напоминать, что «кто пишет против "государственной измены"…, против "распада России"…, тот стоит на буржуазной, а не на пролетарской точке зрения. Пролетарий не может ни нанести классового удара своему правительству, ни протянуть (на деле) руку своему брату, пролетарию "чужой", воюющей с "нами" страны, не совершая "государственной измены", не содействуя поражению, не помогая распаду "своей" империалистской "великой" державы» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26. С. 290).

С позиции Ленина, было две России. Одна Россия трудящихся, за которую боролись большевики, а другая Россия угнетателей – враждебная по отношению к трудящимся Россия. Желая поражения своему правительству в империалистической войне, В.И. Ленин прекрасно понимал, что истинные границы проходят не между народами и государствами, а внутри каждого народа, внутри каждого государства – между классами. И именно поэтому трудящиеся из других государств куда ближе трудящимся России, чем свой «отечественный» капиталист. Классовое понимание отечества отчетливо видно у Ленина в его работе «О национальной гордости великороссов», написанной в тот же период, что и «Социализм и война», «О поражении своего правительства в империалистической войне». В этой работе он писал: «Чуждо ли нам, великорусским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет! Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего работаем над тем, чтобы ее трудящиеся массы (т.е. 9/10 её населения) поднять до сознательной жизни демократов и социалистов. Нам больнее всего видеть и чувствовать, каким насилиям, гнету и издевательствам подвергают нашу прекрасную родину царские палачи, дворяне и капиталисты. Мы гордимся тем, что эти насилия вызывали отпор из нашей среды, из среды великорусов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х годов, что великорусский рабочий класс создал в 1905 году могучую революционную партию масс, что великорусский мужик начал в то же время становиться демократом, начал свергать попа и помещика».Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26. С. 107). И чуть ниже Ленин продолжает свою мысль: «Мы полны чувства национальной гордости, и именно поэтому мы особенно ненавидим свое рабское прошлое… и свое рабское настоящее, когда те же помещики, споспешествуемые капиталистами, ведут нас на войну, чтобы душить Польшу и Украину, чтобы давить демократическое движение в Персии и в Китае, чтобы усилить позорящую наше великорусское национальное достоинство шайку Романовых, Бобринских, Пуришкевичей. Никто не повинен в том, если он родился рабом; но раб, который не только чуждается стремлений к своей свободе, но оправдывает и прикрашивает свое рабство (например, называет удушение Польши, Украины и т.д. "защитой отечества" великороссов), такой раб есть вызывающий законное чувство негодования, презрения и омерзения холуй и хам»Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26. С. 108).

Как видим, на место абстрактной «любви к отечеству», абстрактным «национальным чувствам», которые в классовом обществе выступают всегда формой идеологического закабаления трудящихся господствующими классами, Ленин ставит конкретное содержание, заключающееся в месте российского народа во всемирной борьбе с эксплуатацией, угнетением, рабством. Для Ленина национальная гордость неразрывно связана с гордостью за борьбу своих трудящихся с эксплуататорами и вклад своих трудящихся во всемирный характер этой борьбы. По Ленину нужно гордиться народом не за абстрактные «духовные скрепы», «терпение» и ни о чем не говорящую «соборность» (читай - соборность в рабстве и покорности), а за его стремления к свободе, его борьбу, которая подает пример трудящимся всего мира. Именно эта национальная гордость неразрывно связана с презрением к рабскому прошлому, к казенной «родине» в лице государства, презрение к рабству настоящего. Гордость за великорусский народ у Ленина связана с презрением и ненавистью к завоевательной царской политике, к лозунгам «защиты отечества» в мировой империалистической войне. Тут мы уже имеем дело не с абстрактным патриотизмом как формой отчуждения и идеологического порабощения трудящихся, когда им внушают некую абстрактную идею, за которую они должны бороться, но при этом, не раскрывают смысла этой идеи, а с революционным патриотизмом, который раскрывает свое классовое содержание и неразрывно связан с пролетарским интернационализмом, является проявлением пролетарского интернационализма.

Отдельно хочется сказать о тезисе перерастания Империалистической войны в войну гражданскую, за который Ленина обвиняют в призыве к «расколу общества» и «братоубийственной войне». Посмотрим, что писал сам Ленин по этому вопросу: «Превращение современной империалистской войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг, указываемый опытом Коммуны, намеченный Базельской (1912 г.) резолюцией и вытекающий из всех условий империалистской войны между высоко развитыми буржуазными странами. Как бы ни казались велики трудности такого превращения в ту или иную минуту, социалисты никогда не откажутся от систематической, настойчивой, неуклонной подготовительной работы в этом направлении, раз война стала фактом.

Только на этом пути пролетариат сможет вырваться из своей зависимости от шовинистской буржуазии и, в той или иной форме, более или менее быстро, сделать решительные шаги по пути к действительной свободе народов и по пути к социализму» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26. С. 22).

Как видно из цитаты, в действительности данный тезис, напротив, направлен против бессмысленных убийств. Ленин в тезисе о необходимости превращения войны империалистической в войну гражданскую ставит в повестку дня осмысленную борьбу пролетариата за свое социальное освобождение. То есть именно перевод бессмысленной империалистической бойни в осмысленную классовую борьбу в перспективе означал сбережение миллионов жизней, которые пускает в расход империализм всякий раз, когда, кроме военной силы, у него не остается никаких иных аргументов. Иными словами, «кто хочет прочного и демократического мира, тот должен быть за гражданскую войну против правительств и буржуазии» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26. С. 328). Золотые слова, тут, как говорится, ни прибавить, ни убавить. Поэтому тезис Ленина о необходимости превращения войны империалистической в войну гражданскую является гуманным и единственно возможным в тех условиях.

Несмотря на то, что в начале империалистической войны широкие слои населения были охвачены шовинистическим угаром, в итоге массы на собственном опыте поняли, чего стоит буржуазный патриотизм, и в значительной мере стали разделять большевистские оценки. Успех же роста партии большевиков в 1917 году во многом обязан именно принципиальности ленинской позиции. Эсеры и меньшевики, желающие выгадать сиюминутный успех, стремившиеся «понравиться» большинству, сами себя обанкротили своей беспринципностью. Ленин не зря говорил, что тот «кто хочет помочь колеблющимся, должен начать с того, чтобы перестать колебаться самому» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 31. С. 179).

Ленин не ограничивался одной лишь пропагандой интернационализма, а всегда и всюду боролся с шовинизмом во всех его проявлениях на деле. Ему был чужд дух примиренчества и маскировка разногласий. Именно поэтому в рамках бескомпромиссной борьбы с империализмом, шовинизмом и оппортунизмом, в 1915 году в Циммервальде и в 1916 году в Кинтале прошли две Международные социалистические конференции. Большинство делегатов составляли центристы, была также группа левых во главе с Лениным. Был принят манифест с требованием мира, но не было лозунгов поражения своего правительства, превращения войны в гражданскую и разрыва с оппортунизмом и шовинизмом, как того требовали левые. Вокруг ленинской группы левых постепенно стало складываться интернациональное движение в ряде стран. Позднее деятели этого направления стали организаторами коммунистических партий в своих странах. Все это заложило основу под создание в будущем Коммунистического интернационала. Разрыв с оппортунистами и социал-шовинистами, как показала практика, привел к уничтожению единства с врагами рабочего класса и усилению реального единства передовых отрядов рабочего класса по всему миру, результатом чего было создание Коминтерна.

Ленин последовательно проводил интернационализм и в отношении ранее угнетенных империализмом наций. После Великого Октября партия большевиков на практике доказывала преданность интернациональному делу мировой пролетарской революции. 2 (15) ноября 1917 года была опубликована «Декларация прав народов России». Она провозгласила следующие принципы национальной политики Советского государства: 1) равенство и суверенность народов России; 2) их право на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства; 3) отмена всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений; 4) свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России. Таким образом, Советское государство ликвидировало национальный гнёт, установило политическое равенство народов. Конечно, существовавшее тогда фактическое неравенство между народами в уровне экономического и культурного развития немедленно ликвидировать было невозможно. Для этого требовалось значительное время. Задача эта была успешно решена в последующие годы.

Были аннулированы все неравноправные договоры царизма с другими странами. Советское правительство признало государственную независимость Финляндии, Польши и Украины.

Сегодня многие упрекают Ленина за то, что он, якобы, «заложил мину замедленного действия» под «единство государства», закрепляя право наций на самоопределение и национально-территориальный принцип деления территорий СССР. В частности, с такой точкой зрения выступал и нынешний президент буржуазной России Путин, который считает, что Ленин национальным устройством СССР и правом наций на самоопределение «заложил атомную бомбу под Россию». Данная позиция целиком неверна. Во-первых, истинные причины центробежных тенденций в позднем СССР надо искать не в том, что было написано после революции в конституциях СССР, а в экономических процессах, связанных с расширением товарного производства, ростом частнособственнической теневой экономики, усилением самостоятельности отдельных предприятий в ущерб общественному сектору. Растущая обособленность в экономике закономерно приводила и к раздробленности в политике. Но тут мы увидим, что и сам Путин в стороне не стоял и активно способствовал становлению капитализма в нашей стране, работая ближайшим сподвижником антикоммуниста Собчака. Во-вторых, Путин и его идеологическая обслуга неправы дважды, потому как одним из решающих факторов объединения государства СССР явился именно радикальный отказ от прежней царской политике русификации и формирование союзного государства как добровольного и равноправного объединения народов, в него входящих, с возможностью свободного выхода из союза. Именно это сделало Советский Союз привлекательным для ранее угнетенных народов. История - поистине диалектическая вещь: идеи единой и неделимой России послужили фактором распада России, а идеи равноправного, добровольного объединения народов в форме объединения союзных республик как равноправных союзных государств в единый СССР стало фактором, усиливающим объединение государства. И это неудивительно, ведь СССР – это не просто объединение территории, а формирование принципиально нового государства на принципиально иных принципах. СССР формировался на глубоко антиэксплуататорской и антиимперской основе, это было новое государство – союз равноправных суверенных республик, которое задумывалось Лениным как старт для всемирной республики Советов – плацдарм для освобождения трудящихся всего мира. СССР, вопреки многим утверждениям сегодняшних «красных» монархистов, не Российская империя в красном обличии, а принципиальный антипод Российской империи и империям как таковым. И именно эта глубоко интернациональная и пролетарская классовая основа нового государства позволили объединить распавшиеся территории. Это же ещё раз нам показывает, что главный вопрос не в территориях, а в тех социально-экономических основаниях, на которых объединяется государство. Это полезно бы помнить многим современным сторонникам возрождения СССР, понимающих под СССР лишь территорию и забывающих про классовую суть.

Сегодня нашу страну, да и весь остальной мир вновь захлестнула волна шовинизма. Снова, как и век назад, буржуазия всех стран пытается свалить тяготы кризиса на плечи трудящихся, а трудящимся подсунуть ложного врага, дабы во всех бедах трудящиеся обвиняли не «своих», «отечественных» капиталистов, а «хохлов», «москалей», «понаехавших из Таджикистана», «руку госдепа» или «руку Москвы» и т.д. Значения можно подставлять в зависимости от страны, в которой идет оболванивание народа, суть же ничуть не изменится. К сожалению, как и век назад, современные левые и даже некоторые организации, позиционирующие себя «коммунистическими», вместо организации трудящихся на борьбу со своим главным противником – «своим» капиталистом, уводят под тем или иным предлогом борьбу трудящихся в сторону. Кто-то это делает примитивно, откровенно уходя с позиций марксизма, ну а кто-то упражняется в иезуитской псевдомарксистской схоластике, обосновывая то отсутствие банков, то отсутствие империализма, то невозможность фашизма в России. На выходе такие деятели уводят из-под удара «свою» буржуазию и рассуждают о заокеанском фашизме, в упор не замечая фашизации в своем доме, об отсутствии империализма в России и пр. Разумеется, явления оппортунизма и шовинизма демонстрируют и другие «левые» по всему миру. Всё это еще раз доказывает актуальность ленинских интернациональных идей и практики их воплощения. Без решительной борьбы с оппортунизмом и шовинизмом борьба с империализмом останется лишь пустой ничего не значащей фразой.

Осин Р.С.