21 условие приёма в Коминтерн

Русаков А.

 

После I Конгресса Коминтерна по всему миру стали интенсивно возникать новые коммунистические партии и группы, которые заявляли о своём желании вступить в Коминтерн.

Ленин писал:

«Коммунистический Интернационал достиг таких побед, которых нельзя было ожидать, и можно смело сказать, что никто не ожидал таких громадных успехов при его основании»[1].

В этот период образовались коммунистические партии в Югославии, Болгарии, США, Мексике, Дании, Испании, Индонезии, Иране, Великобритании, Турции, Уругвае, Австралии. Желание вступить в Коминтерн выразили Интернационально-социалистическая партия Аргентины, Социалистическая рабочая партия Греции, Социалистическая партия Румынии, Левая социал-демократическая партия Швеции, Норвежская социал-демократическая рабочая партия, Итальянская социалистическая партия, и другие партии ряда стран.

Одновременно в ряде центристских партий начался процесс размежевания под давлением революционизирующихся масс, что привело к их разрыву со II Интернационалом. Вожди таких партий обещали своим членам, что они вступят в переговоры о вступлении в Коминтерн. Речь идет о таких крупнейших партиях, как Независимая социал-демократическая партия Германии (НСДПГ), Французская социалистическая партия, Социалистическая партия Америки, Независимая рабочая партия Англии, Социал-демократическая партия Швейцарии, а также ряд других.

Не все партии, заявлявшие на словах о желании примкнуть к Коминтерну, готовы были на деле встать на коммунистические позиции. Только при движении влево под натиском революционных масс и подвергнувшись серьёзным сознательным преобразованиям, старые социалистические и социал-демократические партии могли бы превратиться в настоящие коммунистические партии. Но такому преобразованию зачастую оказывали противодействие их центристские лидеры. Тянули вправо и имевшая влияние в партиях рабочая аристократия, и попутчики из рядов мелкой буржуазии.

Ленин считал, что в указанных партиях есть некоторый потенциал для преобразования, и прикладывал немало усилий для помощи в преодолении оппортунизма. В своём «Проекте ответа РКП на письмо Независимой С.-Д. германской партии»[2] он пишет:

«При таком положении дела РКП находит единственно правильным не соединяться с независимцами и лонгетистами в один Интернационал, а выждать, пока революционные массы французских и немецких рабочих исправят слабость, ошибки, предрассудки, непоследовательность таких партий, как независимцы и лонгетисты»[3]


Британские коммунисты

На основании его «Проекта… » было составлено письмо ИККИ (Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала) от 5 февраля 1920 г. «Ко всем рабочим Германии, Центральному Комитету Германской Коммунистической партии и Центральному Комитету Независимой социал-демократической партии»[4].
В нём, в частности, говорилось:

«Исполнительный Комитет Коммунистического Интернационала считает крайне желательным вступить в переговоры с каждой из тех партий, которые заявляют о своей готовности окончательно порвать со II Интенационалом…
Исполнительный Комитет Коммунистического Интернационала сознает, что в силу сложности отношений и специфических особенностей в развитии революции надлежит строго сообразоваться с этими особенностями. Мы вполне готовы расширять III Интернационал, учитывать опыт пролетарского движения во всех странах, исправлять и пополнять платформу III Интернационала на основании теории марксизма и опыта революционной борьбы во всём мире. Но мы решительно отказываемся от какого бы то ни было сотрудничества с теми правыми вождями «независимцев» и лонгетистов, которые тянут движение назад в буржуазное болото жёлтого II Интернационала»[5].

Помимо правой опасности возникла и стала угрожать коммунистическому движению опасность «левизны».
Базой этого уклона являются, прежде всего, разоряющиеся мелкие собственники, удельный вес которых был велик по всему миру. Испытывая при капитализме постоянное угнетение, а в периоды кризисов очень быстрое ухудшение жизни и разорение, этот слой довольно легко переходит к крайней революционности, но неспособен к организованности, и политически неустойчив. В условиях революционного подъёма часть этого слоя устремилась в компартии.

Быстрый революционный подъём привлекал и незрелых в идейном отношении молодых рабочих, впервые участвовавших в крупных массовых выступлениях пролетариата. Они также были подвержены левооппортунистическому влиянию и мелкобуржуазной революционности.

В значительной степени к левому оппортунизму толкало революционное нетерпение и ненависть революционной части рабочих к правооппортунистическим лидерам социал-демократии.

Влияние левого оппортунизма часто мешало коммунистам вырабатывать правильную стратегию и гибкую тактику, учитывающую все обстоятельства.

Левые оппортунисты выступали против участия в буржуазных парламентах, против работы в профсоюзах, в которых руководили правые социал-демократы. Стремясь сделать то же, что было сделано в России методом прямого захвата власти, не проявляя где необходимо гибкости, лавирования и компромиссов, они не усвоили опыта большевизма. Они не могли правильно и творчески применить марксистскую теорию к конкретной обстановке и проявляли склонность к догматизму.

Греческие коммунисты

Ленин своевременно обнаружил опасность и посвятил ей специальную работу «Детская болезнь «левизны» в коммунизме»[6].

Левый оппортунизм привёл в ряде стран к тяжёлым последствиям. Например, в Германии на учредительном съезде КПГ было принято ошибочное решение о бойкоте выборов в Национальное собрание. Некоторые делегаты съезда предлагали запретить работать коммунистам в возглавляемых социал-демократами профсоюзах. На II съезде КПГ тактика бойкота выборов в Национальное собрание была признана ошибочной, было принято решение об участии КПГ в парламентских выборах. Однако группа «левых» выступила против этого решения. В конце концов, лидеров группы исключили из КПГ, но за ними ушла часть поддерживавших их рабочих. Отколовшаяся группа в апреле 1920 г. образовала Коммунистическую Рабочую Партию Германии (КРПГ). Сильны были позиции левых оппортунистов также в Англии и Италии. Ленин писал в соответствующие партии письма с критикой «левых», сектантских перегибов.

Недопустимость вхождения в ряды компартий и Коминтерна оппортунистов была наглядно подтверждена трагическим опытом Венгерской Советской республики (21.03. – 06.08.1919), в которой в одну партию объединились не только сторонники диктатуры пролетариата, но и центристы, и даже некоторые правые социал-демократы, которые изнутри сознательно или несознательно вели подрывную работу с целью свержения рабочей власти.

Французские коммунисты и рабочие

Ленин писал об этом в «Заметках публициста»:

«Зло состоит в том, что старые вожди, видя неудержимое влечение масс к большевизму и к Советской власти, ищут (и часто находят!) выход в словесном признании диктатуры пролетариата и Советской власти, на деле оставаясь либо врагами диктатуры пролетариата, либо людьми не способными или не желающими понять её значение и проводить её в жизнь.
Как громадна, как необъятно велика опасность от такого рода зла, это особенно наглядно показала гибель первой Советской республики в Венгрии (за первой погибшей последует победоносная вторая). Ряд статей в «Красном Знамени» («Die Rote Fahne», Вена), Центральном органе австрийской коммунистической партии, вскрыл одну из главных причин этой гибели: измену «социалистов», которые на словах перешли на сторону Бела Куна и объявили себя коммунистами, на деле же не проводили в жизнь политики, соответствующей диктатуре пролетариата, а колебались, малодушничали, забегали к буржуазии, частью прямо саботировали пролетарскую революцию и предавали её. Окружающие венгерскую Советскую республику всемирно-могущественные разбойники империализма (т. е. буржуазные правительства Англии, Франции и т.д.) сумели, конечно, использовать эти колебания внутри правительства венгерской Советской власти и зверски задушили её руками румынских палачей.

Нет сомнения, что часть венгерских социалистов искренне перешли на сторону Бела Куна и объявили себя искренне коммунистами. Но суть дела от этого нисколько не меняется: «искренне» объявивший себя коммунистом человек, который на деле вместо беспощадно твердой, неуклонно решительной, беззаветно смелой и геройской политики (- только такая политика соответствует признанию диктатуры пролетариата) - колеблется и малодушничает, - подобный человек своей бесхарактерностью, своими колебаниями, своей нерешительностью совершает такую же измену, как и непосредственный предатель. В личном смысле разница между предателем по слабости и предателем по умыслу и расчету очень велика; в политическом отношении этой разницы нет, ибо политика - это фактическая судьба миллионов людей, а эта судьба не меняется от того, преданы ли миллионы рабочих и бедных крестьян предателями по слабости или предателями из корысти»[7].

Идейные, тактические, организационные принципы пролетарской партии нового типа, всесторонне разработанные в трудах Ленина, были отражены в специальном постановлении II Конгресса Коминтерна, известном как «21 условие» приема в Коммунистический Интернационал.

Плакат коммунистов арабских стран

При подготовке Конгресса Владимир Ильич пишет «Тезисы об основных задачах Второго Конгресса Коммунистического Интернационала», в которых III-й раздел («Исправление линии – частью также состава – партий, примыкающих и желающих примкнуть к Коммунистическому Интернационалу»[8]) формулирует принципы, которым должны следовать партии, а также оценку ситуации в ключевых по важности партиях, желающих вступить в Коминтерн. После этого он пишет более детальные тезисы «Условия приёма в Коммунистический интернационал», содержащие 19 условий, которые послужили основой для принятого на Конгрессе постановления. Оба документа были опубликованы к открытию конгресса в журнале «Коммунистический Интернационал», №12 и были изучены делегатами конгресса до начала обсуждения соответствующего вопроса.

II Конгресс Коминтерна открылся 19 июля 1920г.
Из состава делегатов была избрана специальная комиссия по вопросу «Условия приёма в Коммунистический Интернационал» в составе 11 человек (от РКП(б) Г.Е. Зиновьев и Г.Я. Сокольников).

Вопрос об условиях приёма рассматривался на шестом, седьмом и восьмом заседаниях (29 и 30 июля). С докладом по данному вопросу выступил Г.Я. Зиновьев. За докладом последовали бурные прения, в которых приняло участие, не считая реплик с места и вопросов, 29 делегатов Конгресса (включая В.И. Ленина). Значительная часть выступлений касалась ситуации в наиболее проблемных партиях, заражённых центризмом, в основном НСДПГ и ФСП. Вечером 30 июня документ был принят большинством голосов за основу. Он был ещё не один раз обсуждён в профильной комиссии, а также на заседаниях совместной комиссии, составленной из профильной и комиссии «Основные задачи Коммунистического Интернационала». На одном из таких заседаний Ленин предложил 20-е условие.

На шестнадцатом заседании Конгресса, 6 августа, Эрнст Мейер из КПГ доложил о работе комиссии, огласил предложенные комиссиями поправки к тексту, принятому за основу, в том числе 20-е и 21-е условие, и поставил на голосование документ в целом. Он был принят большинством голосов, при двух голосах против.
Постановление II Конгресса Коминтерна «Условия приёма в Коммунистический Интернационал» (см. приложение), или «21 условие» было направлено против его засорения элементами, не порвавшими с правым оппортунизмом и анархо-синдикализмом. «21 условие» должно было помочь революционным пролетарским элементам усвоить важнейшие требования к партии нового типа.

«21 условие» требовали от партий, желающих вступить в Коммунистический Интернационал:

- признания диктатуры пролетариата и последовательной, систематической борьбы за неё;
- полного разрыва с реформистами и центристами и изгнания их из партии;
- сочетания легальных и нелегальных методов борьбы; систематической работы в деревне, в армии, в реформистских профсоюзах и буржуазных парламентах; организационного построения партии на основе демократического централизма.

Все постановления конгрессов Коминтерна и его Исполнительного Комитета являлись обязательными для всех партий, входящих в Коммунистический Интернационал.
«21 условие» оказало огромное влияние на пролетарские партии мира, в ряде которых в результате их обсуждения произошли серьёзные изменения.

В октябре 1920 г. Независимая социал-демократическая партия Германии на своем съезде в Галле 236 голосами против 156 проголосовала за вступление. Немецкие правые элементы не согласились с этим решением, в результате чего в партии произошел раскол. Около 300 тыс. человек, то есть большая часть членов партии, вошло в реорганизованную Коммунистическую партию Германии.

В декабре 1920 г. Французская социалистическая партия на своем съезде в Туре 3208 голосами против 1220 высказалась за присоединение к Коминтерну, вызвав откол правых, и создание ими новой социалистической партии.

В начале 1921 года Чехословацкая социал-демократическая партия приняла «21 условие» и проголосовала за вступление в Коминтерн.

То же произошло и в Социалистической партии Италии, но Серрати и другие её центристские лидеры отказались исключить руководящих работников - реформистов. В январе 1921 года, после того как итальянские рабочие были преданы самым подлым образом во время начатых ими больших стачек, в партии произошел раскол и была образована Итальянская коммунистическая партия.

В 1920 году Социалистическая партия Америки голосовала за вступление в Коминтерн, но её заявление было отклонено.
Социалистическая рабочая партия Америки, сильно разочарованная «21 условием», решила в 1922 году не вступать в Коминтерн.
«21 условие» сказалось на судьбе ещё многих партий по всему миру.

Советский плакат

Ныне, в условиях временного наступления капиталистической реакции, нам, современным коммунистам, надо помнить о том, что без новой международной коммунистической организации капитализм в мировом масштабе свергнуть не получится. И принимать в новый Коминтерн нужно будет не всех. Придётся ставить заградительные барьеры не только партиям, заражённым классическими правым и левым оппортунизмом. Отсекать придётся троцкистов, антисталинистов, антисоветчиков разных мастей, «рыночных социалистов» и прочих защитников сексуальных меньшинств, казалось бы по недоразумению называющих себя марксистами и коммунистами. Но нет, это объективный процесс, как и 100 лет назад «диалектика истории такова, что теоретическая победа марксизма заставляет врагов его переодеваться марксистами. Внутренне сгнивший либерализм пробует оживить себя в виде социалистического оппортунизма»[9].

Придётся заново продумывать условия приёма в новый Коминтерн, сообразуясь с текущими условиями и опасными видами новейшего оппортунизма. И поможет нам в этом внимательное изучение «21 условия».

Приложение.

УСЛОВИЯ ПРИЁМА В КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ

(Постановление II Конгресса Коминтерна)

Первый Учредительный съезд Коммунистического Интернационала не выработал точных условий приёма отдельных партий в III Интернационал. К моменту созыва I съезда в большинстве стран существовали только коммунистические направления и группы.

При других условиях собирается II всемирный конгресс Коммунистического Интернационала. Ныне в большинстве стран существуют уже не только коммунистические течения и направления, но коммунистические партии и организации.

В Коммунистический Интернационал всё чаще и чаще обращаются теперь партии и группы, недавно ещё принадлежавшие ко II Интернационалу, желающие теперь войти в III Интернационал, но не ставшие на деле коммунистическими. Второй Интернационал окончательно разбит. Промежуточные партии и группы «центра», видя полную безнадежность II Интернационала, пытаются прислониться ко всё более крепнущему Коммунистическому Интернационалу, надеясь при этом, однако, сохранить такую «автономию», которая давала бы им возможность проводить прежнюю оппортунистическую или «центристскую» политику. Коммунистический Интернационал становится до известной степени модой.
Желание некоторых руководящих групп «центра» войти в III Интернационал является косвенным подтверждением того, что Коммунистический Интернационал завоевал симпатии громадного большинства сознательных рабочих всего мира и с каждым днем становится всё большей силой.
Коммунистическому Интернационалу угрожает опасность разжижения его шаткими и половинчатыми группами, не разделавшимися ещё с идеологией II Интернационала.
Кроме того, в некоторых крупных партиях (Италия, Швеция, Норвегия, Югославия и др.), большинство которых стоит на почве коммунизма, до сих пор остается значительное реформистское и социал-пацифистское крыло, которое только ожидает момента, чтобы вновь поднять голову, начать активный саботаж пролетарской революции и тем помочь буржуазии и II Интернационалу.
Ни один коммунист не должен забывать уроков Венгерской Советской республики. Объединение венгерских коммунистов с так называемыми «левыми» социал-демократами дорого стоило венгерскому пролетариату.
Ввиду этого II всемирный конгресс Коммунистического Интернационала считает нужным установить совершенно точные условия приёма новых партий, а также указать тем партиям, которые уже приняты в Коммунистический Интернационал, те обязательства, которые лежат на них.

Второй конгресс Коммунистического Интернационала постановляет: условия принадлежности к Коммунистическому Интернационалу следующие:

1. Повседневная пропаганда и агитация должны носить действительно коммунистический характер и соответствовать программе и всем постановлениям III Интернационала. Все органы печати, находящиеся в руках партии, должны редактироваться надёжными коммунистами, доказавшими свою преданность делу пролетариата. О диктатуре пролетариата следует говорить не просто, как о ходячей заученной формуле, её нужно пропагандировать так, чтобы необходимость её для каждого рядового рабочего, работницы, солдата, крестьянина вытекала из жизненных фактов, систематически отмечаемых нашей печатью изо дня в день.
Периодическая и непериодическая печать и все партийные издательства должны быть всецело подчинены Центральному комитету партии, независимо от того, является ли в данный момент партия в целом легальной или нелегальной. Недопустимо, чтобы издательства злоупотребляли своей автономией и вели политику, не вполне соответствующую политике партии.
На страницах газет, в народных собраниях, в профессиональном союзе, в кооперативе — всюду, куда получают доступ сторонники III Интернационала, необходимо систематически и беспощадно клеймить не только буржуазию, но и её помощников — реформистов всех оттенков.
2. Каждая организация, желающая принадлежать к Коммунистическому Интернационалу, обязана планомерно и систематически удалять со сколько-нибудь ответственных постов в рабочем движении (партийная организация, редакция, профессиональный союз, парламентская фракция, кооператив, муниципалитет и т.п.) реформистов и сторонников «центра» и ставить вместо них надежных коммунистов, не смущаясь тем, что иногда придется вначале заменять «опытных» деятелей рядовыми рабочими.
3. Классовая борьба почти во всех странах Европы и Америки вступает в фазу гражданской войны. При таких условиях коммунисты не могут питать доверия к буржуазной законности. Они обязаны повсюду создавать параллельный нелегальный аппарат, который в решающую минуту мог бы помочь партии исполнить свой долг перед революцией. Во всех тех странах, где коммунисты, вследствие осадного положения или исключительных законов, не имеют возможности вести всю свою работу легально, безусловно необходимо сочетание легальной и нелегальной работы.
4. Долг распространения коммунистических идей включает в себя особенную необходимость настойчивой систематической пропаганды в войсках. Там, где эта агитация запрещается исключительными законами, она должна производиться нелегально. Отказ от такой работы был бы равносилен измене революционному долгу и несовместим с принадлежностью к III Интернационалу.
5. Необходима систематическая и планомерная агитация в деревне. Рабочий класс не может закрепить свою победу, не имея за собой хотя бы части сельских батраков и беднейших крестьян и не нейтрализовавши своей политикой часть остальной деревни. Коммунистическая работа в деревне приобретает в настоящую эпоху первостепенное значение. Вести её необходимо, главным образом, через революционных городских и сельскохозяйственных рабочих-коммунистов, имеющих связи с деревней. Отказ от этой работы или передача её в ненадежные, полуреформистские руки равносильны отказу от пролетарской революции.
6. Каждая партия, желающая принадлежать к III Интернационалу, обязана разоблачать не только откровенный социал-патриотизм, но и фальшь и лицемерие социал-пацифизма: систематически доказывать рабочим, что без революционного низвержения капитализма никакие международные третейские суды, никакие договоры об уменьшении вооружений, никакая «демократическая» реорганизация Лиги народов не спасут человечество от новых империалистских войн.
7. Партии, желающие принадлежать к Коммунистическому Интернационалу, обязаны признать необходимость полного и абсолютного разрыва с реформизмом и с политикой «центра» и пропагандировать этот разрыв в самых широких кругах членов партии. Без этого невозможна последовательная коммунистическая политика.
Коммунистический Интернационал безусловно и ультимативно требует осуществления этого разрыва в кратчайший срок. Коммунистический Интернационал не может мириться с тем, чтобы заведомые оппортунисты, как, например, Турати, Каутский, Гильфердинг, Хилквит, Лонгэ, Макдональд, Модильяни и др., имели право считаться членами III Интернационала. Это привело бы к тому, что III Интернационал в сильной степени уподобился бы погибшему II Интернационалу.
8. В вопросе о колониях и об угнетенных национальностях необходима особо чёткая и ясная линия партий тех стран, где буржуазия такими колониями владеет и другие нации угнетает. Каждая партия, желающая принадлежать к III Интернационалу, обязана беспощадно разоблачать проделки «своих» империалистов в колониях, поддерживать не на словах, а на деле всякое освободительное движение в колониях, требовать изгнания своих отечественных империалистов из этих колоний, воспитывать в сердцах рабочих своей страны истинно братское отношение к трудящемуся населению колоний и угнетённых национальностей и вести систематическую агитацию в своих войсках против всякого угнетения колониальных народов.
9. Каждая партия, желающая принадлежать к Коммунистическому Интернационалу, обязана вести систематически и настойчиво коммунистическую работу внутри профессиональных союзов, в советах рабочих депутатов, фабрично-заводских комитетах, кооперативах и других массовых рабочих организациях. Внутри этих организаций необходимо образовывать коммунистические ячейки, которые длительной и упорной работой должны завоевывать профессиональные союзы и т.д. для дела коммунизма. Эти ячейки обязаны на каждом шагу повседневной работы разоблачать предательство социал-патриотов и колебания «центра». Эти коммунистические ячейки должны быть целиком подчинены партии в целом.
10. Каждая партия, принадлежащая к Коммунистическому Интернационалу, обязана вести упорную борьбу против Амстердамского «Интернационала» жёлтых профессиональных союзов. Она должна настойчиво пропагандировать среди профессионально-организованных рабочих необходимость разрыва с желтым Амстердамским Интернационалом. Она должна всеми средствами поддерживать зарождающееся международное объединение красных профессиональных союзов, примыкающих к Коммунистическому Интернационалу.
11. Партии, желающие принадлежать к III Интернационалу, обязаны пересмотреть личный состав своих парламентских фракций, удалить из них ненадёжные элементы, подчинить эти фракции не на словах, а на деле Центральным комитетам партий, требовать от каждого парламентария-коммуниста, чтобы он подчинял всю свою деятельность интересам действительно революционной пропаганды и агитации.
12. Партии, принадлежащие к Коммунистическому Интернационалу, должны быть построены по принципу демократического централизма. В нынешнюю эпоху обостренной гражданской войны коммунистическая партия сможет выполнить свой долг лишь в том случае, если она будет организована наиболее централистическим образом, если в ней будет господствовать железная дисциплина, граничащая с дисциплиной военной, и если её партийный центр будет являться властным авторитетным органом с широкими полномочиями, пользующимся всеобщим доверием членов партии.
13. Коммунистические партии тех стран, где коммунисты ведут свою работу легально, должны производить периодические чистки (перерегистрации) личного состава партийных организаций, дабы систематически очищать партию от неизбежно примазывающихся к ней мелкобуржуазных элементов.
14. Каждая партия, желающая принадлежать к Коммунистическому Интернационалу, обязана оказывать беззаветную поддержку каждой Советской республике в её борьбе против контрреволюционных сил. Коммунистические партии должны вести неуклонную пропаганду за отказ рабочих перевозить предметы военного снаряжения, адресуемые врагам Советских республик, вести всеми средствами легально или нелегально пропаганду среди войск, посылаемых для удушения рабочих республик и т.д.
15. Партии, которые ещё до сих пор остаются при старых социал-демократических программах, обязаны в возможно кратчайший срок пересмотреть эти программы и выработать применительно к особым условиям своей страны новую коммунистическую программу в духе постановлений Коммунистического Интернационала. По правилу, программа каждой партии, принадлежащей к Коммунистическому Интернационалу, должна утверждаться очередным конгрессом Коммунистического Интернационала или его Исполнительным комитетом. В случае неутверждения Исполнительным комитетом Коммунистического Интернационала программы той или другой партии, данная партия имеет право апеллировать к конгрессу Коммунистического Интернационала.
16. Все постановления съездов Коммунистического Интернационала, как и постановления его Исполнительного комитета, обязательны для всех партий, входящих в Коммунистический Интернационал. Коммунистический Интернационал, действующий в обстановке обострённейшей гражданской войны, должен быть построен гораздо более централизованно, чем это было во II Интернационале. При этом Коммунистический Интернационал и его Исполнительный комитет во всей своей работе, разумеется, обязаны считаться со всем многообразием условий, при которых приходится бороться и действовать различным партиям, и выносить общеобязательные решения лишь по таким вопросам, по которым такие решения возможны.
17. В связи со всем этим все партии, желающие входить в Коммунистический Интернационал, должны изменить свое название. Каждая партия, желающая входить в Коммунистический Интернационал, должна носить название: Коммунистическая партия такой-то страны (секция III Коммунистического Интернационала). Вопрос о названии является не только формальным, но и большой важности политическим вопросом. Коммунистический Интернационал объявил решительную борьбу всему буржуазному миру и всем желтым социал-демократическим партиям. Необходимо, чтобы каждому рядовому труженику была совершенно ясна разница между коммунистическими партиями и старыми официальными «социал-демократическими» или «социалистическими» партиями, которые предали знамя рабочего класса.
18. Все руководящие печатные органы партий всех стран обязаны перепечатывать все важные официальные документы Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала.
19. Все партии, принадлежащие к Коммунистическому Интернационалу или подавшие заявление о желании вступить в него, обязаны в кратчайший срок, но не позже чем через 4 месяца после II конгресса Коммунистического Интернационала, созвать экстренный съезд своей партии, чтобы обсудить все эти условия. При этом Центральные комитеты должны позаботиться, чтобы все местные организации ознакомились с постановлениями II конгресса Коммунистического Интернационала.
20. Партии, которые теперь хотели бы вступить в III Интернационал, но до сих пор радикально не изменили своей прежней тактики, должны до вступления в него позаботиться о том, чтобы в их Центральный комитет и во все важнейшие центральные учреждения партии входило не менее 2/3 таких товарищей, которые еще до II конгресса Коммунистического Интернационала публично и недвусмысленно высказывались за вступление в III Интернационал. Исключения могут допускаться с утверждения Исполнительного комитета III Интернационала. Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала имеет право делать исключения также и для названных в § 7 представителей «центра».
21. Члены партии, принципиально отвергающие условия и тезисы, выставленные Коммунистическим Интернационалом, должны исключаться из партии.
Это относится также и к делегатам экстренных партийных съездов.

[1]. В.И. Ленин, ПСС, том 40, стр. 203.
[2]. Там же, том 40, стр. 54-61.
[3]. Там же, том 40, стр. 61.
[4]. В.И. Ленин и Коммунистический Интернационал, М.: Издательство политической литературы, 1970, стр. 152-161.
[5]. Там же, стр. 160.
[6]. В.И. Ленин, ПСС, том 41, стр. 1-104.
[7]. Там же, том 40, стр. 130-131.
[8]. Там же, том 41, стр. 197-201.
[9]. Там же, том 23, стр. 3.

Литература:
Ленин, ПСС, тт. 40-41.
Протоколы Конгрессов Коммунистического Интернационала. Второй Конгресс Коминтерна, М.: Партийное издательство, 1934г.
Второй Конгресс Коминтерна, М.: Издательство политической литературы, 1972г.
В.И. Ленин и Коммунистический Интернационал, М.: Издательство политической литературы, 1970г.
Уильям З. Фостер, История трёх Интернационалов, М.: Государственное издательство политической литературы, 1959г.