IV Конгресс Коминтерна

IV Конгресс Коминтерна проходил в Петрограде и Москве в ноябре-декабре 1922 года.
Ситуация в мире для коммунистов была непростая. Экономика капиталистических стран, не оправившись от первой мировой войны, находилась в кризисе. Но буржуазии, с помощью социал-демократов, удалось отбить натиск революционного пролетариата, и перейти в экономическое и политическое наступление. Это экономическое наступление капитала заключалось в снижении реальной заработной платы, увеличении рабочего дня и т.д. В политической борьбе с пролетариатом буржуазия, кроме ставки на предавших пролетариат лидеров социал-демократов, создала фашизм, как орудие для насильственного подавления пролетариата, и фашисты уже пришли к власти в Италии.

В то же время Советская Россия выстояла и победила интервентов и белогвардейцев в гражданской войне. В капиталистических странах возникли и усиливали влияние коммунистические партии III Интернационала. В колониях развивалось национально-освободительное движение.

В этих условиях требовалась корректировка тактики коммунистов, что и было основной темой
обсуждений на Конгрессе.
Во-первых, Конгресс подтвердил линию на создание «единого фронта», что было освещено в в одной из предыдущих статей цикла.

«Это означало некоторое изменение тактики по отношению к реформистам и оппортунистам. Ставилась задача тактического объединения всего рабочего класса как той части, которая вполне осознала свои классовые интересы и шла за коммунистами, так и менее сознательной, которая шла за оппортунистами. Объединения, конечно, не организационного. Полное сохранение независимости коммунистических партий и свобода критики оппортунистов были важнейшими условиями, на которых предполагалось создать единый фронт. Объединение же должно было быть достигнуто в совместной борьбе за конкретные требования рабочего класса, наиболее близкие и понятные для всех рабочих, в том числе и шедших за социал-демократами. Это экономические требования (в частности, требование 8-часового рабочего дня) и требования сохранения буржуазно-демократических свобод от наступления реакции. Для этого допускалось сотрудничество не только с рядовыми рабочими, идущими в политическом отношении за оппортунистами, но и с лидерами оппортунистических партий II и и II 1⁄2 Интернационалов.

При этом, хоть тактика для этих условий и не была чисто наступательной, но, как и прежде, она не была и чисто оборонительной и даже не подразумевала существенного смягчения борьбы с оппортунистами. В тот период в Европе наступило, как писал Ленин, известное равновесие сил между буржуазией и пролетариатом. И если прямой удар по позициям врага был пока невозможен, то был задуман, можно сказать, маневр - как перегруппировать большинство пролетариата на сторону революции, а так же разоблачить оппортунистических вождей, заставив их либо честно бороться за интересы пролетариата (и тогда они бы перестали быть оппортунистами), либо продемонстрировать ещё раз перед рабочими свою роль как предателей пролетариата и агентов буржуазии (а в том, что они предадут, особых сомнений у коммунистов не было).»

Главной задачей тактики «единого фронта», как указывалось в резолюции Конгресса «Тезисы о тактике Коммунистического Интернационала», было завоевание большинства пролетариата на сторону коммунистов. Ибо без решения этой задачи невозможно было начать социалистическую революцию.

«Завоевать большинство рабочего класса в Америке и Европе — вот в чем заключалась и заключается главная задача Коммунистического Интернационала» (из резолюции).
В резолюции Конгресса в качестве развития тактики единого фронта был принят тезис о «рабочем правительстве» как лозунге, способном мобилизовать на борьбу пролетарские массы.
При этом возможные рабочие правительства были разделены на следующие виды:

«I. МНИМЫЕ РАБОЧИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА:
1) либеральное рабочее правительство. Такое правительство существовало в Австралии;
такое правительство может возникнуть в недалеком будущем и в Англии;
2) социал-демократическое рабочее правительство (Германия);

II. ПОДЛИННЫЕ РАБОЧИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА:
1) правительство рабочих и беднейших крестьян. Такая возможность существует на
Балканах, в Чехословакии, в Польше и т. д.;
2) рабочее правительство с участием коммунистов;
3) подлинно пролетарское рабочее правительство, которое в своей чистой форме может
быть осуществлено только коммунистической партией»

Первые два типа являются на деле не революционными рабочими правительствами, но замаскированными правительствами коалиции буржуазии и антиреволюционных рабочих лидеров. Ослабленная буржуазия допускает подобные «рабочие правительства» в критические
моменты для того, чтобы ввести пролетариат в заблуждение относительно подлинного классового характера государства или даже для того, чтобы при помощи коррумпированных рабочих лидеров отразить революционный натиск пролетариата и выиграть время. Участие коммунистов в таком правительстве признавалось недопустимым.

В качестве современного примера такого псевдорабочего правительства и поддержки его оппортунистами можно привести правительство Примакова-Маслюкова в 1998-99 г., радостно
поддержанное КПРФ. Когда в условиях политического и экономического кризиса 1998 г. и
нарастания рабочего движения для ельцинского режима создалось опасное положение, Ельцин
создал якобы «лево-патриотическое» правительство с участием члена КПРФ Маслюкова. КПРФ и
другие оппортунистические силы радостно поддержали это правительство. Политический кризис
был смягчен, Ельцин смог удержать власть, а через полгода данное правительство было
отправлено в отставку. Только надо заметить, что правительство Примакова-Маслюкова не
являлось даже самостоятельным правительством, а всего лишь органом при президенте-
антикоммунисте Ельцине, которому принадлежала основная власть. Тем не менее оппортунисты
из КПРФ с радостью отдались Ельцину в обмен на такую бутафорию.

Что касается первых двух видов правительств 2го типа, то коммунисты могли входить в них, но при соблюдении следующих условий:
«1) участие в рабочем правительстве допустимо только с согласия Коминтерна;
2) участвующие в рабочем правительстве коммунисты находятся под строжайшим
контролем своей партии;
3) участвующие в рабочем правительстве коммунисты находятся в теснейшем
контакте с революционными организациями масс;
4) коммунистическая партия безусловно сохраняет свой собственный облик и полную
самостоятельность своей агитации.»

Подлинным же рабочим правительством признавалось только правительство последнего типа, т.е. коммунистическое правительство.

Митинг на Путиловском заводе в связи с IV конгрессом Коминтерна. Петроград, ноябрь 1922

Также Конгресс дал установку для колониальных и зависимых стран. Если в странах Европы и
Америке главная задача коммунистов – это завоевание большинства рабочего класса, то в «в колониальных и полуколониальных странах Коммунистическому Интернационалу предстоит выполнить следующие две задачи:
1) создать ядро коммунистических партий, представляющих общие интересы пролетариата;
2) всеми силами поддерживать национально-революционное движение, направленное против империализма, стать авангардом этого движения и внутри национального движения пробудить и усилить движение социальное.»

Конгрессом был рассмотрен и вопрос о фашизме. Как раз во время работы Конгресса фашисты захватили власть в Италии. С докладом о фашизме выступил представитель Итальянской компартии Бордига.
Уже тогда Коминтерн дал верную оценку сущности фашизма как орудия буржуазии для насильственного подавления пролетариата, когда достичь этой цели одним только старым государственным аппаратом сложно. В такой ситуации буржуазия переходит к созданию в виде
фашизма «особой белой гвардии, специально направленной против всех революционных стремлений пролетариата». Верно было отмечено и то, что фашисты «не только образуют вооружённые с ног до головы контрреволюционные боевые организации, но что они пытаются также путем социальной демагогии создать себе почву в массах: в крестьянстве, в мелкой буржуазии, даже в известной части пролетариата, умело используя в своих реакционных целях неизбежное разочарование в так называемой демократии».

Фотография делегатов IV конгресса Коминтерна

Конгресс утвердил «21 условие» приема партий в Интернационал (вопрос был частично
разобран в статье «Значение работы В.И. Ленина «О задачах III Интернационала»»).

IV Конгресс был последним, на котором присутствовал вождь международного пролетариата
В.И. Ленин. Ленин выступил с докладом «Пять лет российской революции и перспективы мировой революции», в котором он рассказал делегатам о том, почему надо было перейти к НЭПу в России, и на этом примере призвал коммунистов учиться не только правильному наступлению, но и правильному отступлению, которое тоже может понадобиться в политической борьбе.

Использованная литература

Ленин В.И. Пять лет российской революции и перспективы мировой революции // ПСС. — 5-е изд. — М.: Издательство политической литературы, 1970. — Т. 45. — С. 278-294

ТЕЗИСЫ О ТАКТИКЕ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА (Резолюция IV Конгресса Коминтерна) // http://www.agitclub.ru/front/com/congress041.htm

В.И. Ленин и Коммунистический Интернационал // http://leninism.su/books/4226-vilenin-i-kommunisticheskij-internaczional.html?limitstart=&showall=1

IV Конгресс Коминтерна Доклады, стенографический отчет // Издательство «Пролетарий» - 1922

Коммунистический интернационал в документах. Решения, тезисы и воззвания конгрессов Коминтерна и пленумов ИККИ, 1919-1932 // Партийное издательство, Москва – 1933

К.С. Трофимов К ВОПРОСУ О РОЛИ В.И. ЛЕНИНА В РАЗРАБОТКЕ ПРИНЦИПОВ ЕДИНОГО ФРОНТА ДЕЙСТВИЙ РАБОЧЕГО КЛАССА (1921 - 1922 гг.)/ Вопросы истории, № 4, Апрель 1958

Большая советская энциклопедия. Статья «Коммунистический Интернационал» // https://slovar.cc/enc/bse/2006320.html

Алексей Шмагирев