Коммунистическая партия Финляндии

Андрей Игумнов

Учредительный съезд Коммунистической партии Финляндии открылся 29 августа 1918 года в Москве. На нем присутствовали финские эмигранты, члены бывшей Социал-демократической партии, Социал-демократического союза молодежи и профсоюзов, разгромленных жестокими ударами белого террора. Эти люди пережили бурные события подъема рабочего движения после Февральской революции, всеобщей стачки в ноябре 1917 года, и кровавой гражданской войны, окончившейся поражением в апреле 1918 года. Но выпавшие на их долю испытания только укрепили их волю к борьбе и решительность на пути защиты интересов угнетенного народа своей страны.

Левое крыло Социал-демократической партии Финляндии оформилось во время первой русской революции, на съезде в городе Оулу в 1906 году. Тогда большинство членов встало на позицию классовой борьбы и поддержало революционный путь преобразований в противовес реформистам из правого крыла. В течение трех лет члены левой фракции издавали «Социалистический журнал», который проделал большую работу по распространению марксистской теории среди рабочих, а также разоблачению как реформистских, так и анархических течений.

В 1908 году социал-демократы прошли в сейм на парламентских выборах. В это время остро стоял вопрос торпарей – мелких крестьян-арендаторов, находившихся в полной зависимости от землевладельцев. Хозяин земли мог по любому капризу выселить торпаря вместе с семьей из дома, даже если на дворе стояли лютые морозы. Под угрозой остаться без жилья находились 161 000 человек. В 1914 году в сейме разгорелось противостояние сторонников и противников закона, который позволял беднякам выкупить свои участки, а во избежание насильственных выселений продлевал сроки аренды на пять лет. Встав на защиту торпарей, социал-демократическая партия обеспечила себе абсолютное большинство, 103 места из 200 на выборах в сейм 1916 года. Вместе с рабочим классом торпари стали одной из главных движущих сил предстоящей революции.

После подписания декрета о полной независимости Финляндии местная буржуазия, до этого пользовавшаяся поддержкой со стороны царского, а потом временного правительства, внезапно осталась один на один с народными массами, вдохновленными примером победы рабочих и крестьян России. Правящая клика во главе с царским генералом Маннергеймом и родоначальником финского фашизма Свинхувудом планировала контрреволюционный переворот. Они в ужасе готовы были продать свободу родной страны германскому империализму, чтобы обеспечить возможность местному капиталу продолжать выжимать соки из простого народа. Народ, конечно, подобных «благих» намерений не оценил и взялся за оружие.


Финские красные командиры

В течении трех месяцев 80-тысячная Красная гвардия, составленная из вооруженных рабочих и торпарей, контролировала большую часть страны на юге. В Хельсинки рабочие организации сформировали народный сейм, а левые социал-демократы вошли в состав правительства – Совета народных уполномоченных. В конце февраля была принята конституция, провозглашавшая Финляндию социалистической республикой, в которой все граждане в возрасте от 20 лет имели право голоса. В марте белые при поддержке немецких войск прорвали линию фронта, захватили город Тампере и быстро наступали, приближаясь к столице. Революционное правительство переехало в Выборг. Красногвардейцы отчаянно защищали город. Понимая, что оставаться там дальше означает верную смерть, Народный сейм поставил вопрос об эвакуации в Россию. Между Петроградом и Выборгом работала телефонная связь, и Ленин настаивал на том, чтобы сохранить лучшие партийные кадры для будущего. В конце апреля создатели будущей Коммунистической партии Финляндии с болью и досадой покинули Выборг на пяти кораблях.

Так реакционными силами было уничтожено третье после Парижской Коммуны и Советской России социалистическое государство. Размышляя о причинах краха, многие склонялись к выводу, что к поражению привело то, что социал-демократы находились во власти привычек старого парламентаризма, иллюзий о том, что социалистическое руководство может осуществляться в формах старой буржуазной демократии. Им не хватило решительности объявить в стране диктатуру пролетариата. Отто Вилле Куусинен, занимавший в революционном правительстве пост народного уполномоченного по делам просвещения, после прибытия в Россию, как и многие его товарищи, познакомился с работой Ленина «Государство и революция». О событиях в Финляндии он сделал следующий вывод: «Если бы финляндский рабочий класс не принял вызова буржуазии, но без сопротивления позволил бы себя избивать, заковывать в кандалы и расстреливать, то в таком случае демократическая программа защиты и свободы была бы здесь на своем месте. Но в тот январский день, когда рабочий поднял руку на своего заклятого врага, эта рука сорвала прочь с дороги отрепья демократизма. После этого навязывание демократической программы было равносильно историческому шагу назад; точно так же обстояло дело относительно того превращенного в «выгодный для рабочих» демократизма, который содержался в проекте конституции, выработанном Советом народных уполномоченных».

В первые месяцы после учредительного съезда одним из основных направлений деятельности КПФ было решение проблем финских политических эмигрантов. Партия принялась за такие задачи, как оказание им материальной помощи, просветительская деятельность, создание сельских коммун, военная и теоретическая подготовка, трудоустройство. Множество финнов было занято на лесозаготовках и транспорте. Беженцы из Финляндии приняли активное участие в восстановлении предприятий, разрушенных во время войны. Для них издавались одна газета и два журнала - один на финском, другой на шведском языке. Среди политических эмигрантов было много сознательных, инициативных, самоотверженных и храбрых людей, готовых послужить делу освобождения рабочего класса. Многие вступали в ряды Красной Армии, чтобы защищать юную Советскую республику. Другие стремились включиться в работу по организации коммунистического подполья в удушаемой белым террором Финляндии. Последняя задача постепенно приобретала первостепенное значение в деятельности партии, перекладывая заботу о беженцах в ведение местных советских учреждений.

Задачи нелегальной партии на территории Финляндии заключались в консолидации легального движения трудящихся, разложении социал-демократической партии, вставшей на путь классового примирения и сотрудничества с буржуазией, создании коммунистических ячеек на предприятиях, в армии и общественных объединениях, таких как спортивные, женские, молодежные и профессиональные союзы. Численность таких ячеек была небольшая, во многих случаях она ограничивалась тремя членами. В крупных городах (Хельсинки, Вааса, Котке, Выборг) имелись городские комитеты. Для связи с ними ячейки выбирали по одному своему представителю в «узлы» из 5-6 человек, через эти узлы с помощью особых связных парткомы передавали ячейкам свои инструкции. Никаких других функций эти узлы не выполняли. Количество ячеек на предприятиях неуклонно возрастало, к апрелю 1925 года их насчитывалось 212 при общем числе занятых более 1 тысячи человек.

Белый террор в Финляндии

Во время террора более 13 000 человек погибло от рук лахтарей («мясников» - так нарекли белогвардейцев за их садистскую жестокость). Еще 15 500 человек умерли от голода, болезней и пыток в концентрационных лагерях для военнопленных, ставших настоящими фабриками смерти задолго до гитлеровского геноцида. На начальном этапе подпольной работы партии по причине постоянной угрозы для ее членов оказаться в тюрьме, концлагере или сразу быть убитыми, в их среде преобладали стремления к замкнутой, изолированной тактике «прямого действия», стремящейся нанести врагу наибольший урон, во что бы то ни стало свергнуть власть палачей. Многие проявляли своеобразный революционный «аристократизм», начиная мнить себя особенными, «избранными» личностями, от которых зависит ход исторических событий.

Тем временем поражение Германии в Первой Мировой Войне и растущее в массах недовольство реакционным режимом заставило финские правящие круги сбавить обороты репрессий, временно отступить. Из тюрем и лагерей было выпущено 37 000 заключенных, однако еще 6 000 коммунистов продолжали испытывать на себе месть буржуазии. Стали активно издаваться газеты и журналы социалистической направленности. Свои газеты также были у молодежного и женского движения. Компартии предстояло преодолеть свою «детскую болезнь «левизны» и начать борьбу за влияние среди широких масс.

Летом 1919 года Социал-демократический Союз Молодежи выступил против соглашательского курса правых социал-демократов и их главы Вяйне Таннера, начав выпускать журнал «Социалистический вестник», который открыто распространял коммунистические идеи. В начале следующего года Союз Молодежи и Коммунистическая Партия приступили к работе по созданию Социалистической Рабочей Партии Финляндии. Хотя февральский учредительный съезд партии был разогнан полицией за то, что поддержал вступление в Коммунистический Интернационал, все более укреплялось решение создать легальную партию, поддерживавшую реальную борьбу пролетариата. В июне прошел новый съезд партии, на котором была принята программа без пункта о вступлении в Коминтерн.

В новую партию сразу вступили тысячи социал-демократов, недовольных деятельностью Таннера и его приспешников. Многие рабочие и крестьяне вступали потому, что видели возможность сообща защищать свои интересы. В нескольких городах выходили газеты, в которых печатались статьи коммунистов. Были опубликованы переводы трудов Ленина «Государство и революция» и «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», а также документов и брошюр Коминтерна.

В июне 1922 года 27 членов СРПФ были избраны в парламент. На открытии парламентской сессии председатель социалистической фракции, депутат Лангстрем напомнил в своей речи о зверствах белого террора, о том, что виновные в преступлениях того времени остались без наказания, и о многих борцах за свободу, до сих пор томящихся в тюрьмах. Депутаты-социалисты поднимали вопросы о пенсиях детям-сиротам, инвалидам, вдовам участников гражданской войны. Вносились предложения помиловать политических заключенных и вернуть на службу чиновников, уволенных по политическим мотивам, выплатить компенсации рабочим за отнятую и поврежденную собственность. Выдвигались требования распустить шюцкор (особые контрреволюционные вооруженные силы) и привлечь к ответственности инициаторов террора. Также вносились проекты трудового законодательства, например, о равной оплате за равный труд независимо от пола.

Димитров и Куусинен

Работа в легальной партии помогла финским коммунистам преодолеть сектантскую замкнутость и установить связи с народными массами. Борьба против левого оппортунизма была одной из основных задач на III Конгрессе Коминтерна, проходившем летом 1921 года. Ленин высоко оценил опыт работы КПФ в этом направлении. При подготовке конгресса он предложил О.В. Куусинену выработать проект тезисов по организации работы компартий. После того как тезисы были готовы, Ленин внес необходимые правки, и 10 июня немецкий коммунист Вильгельм Кенен огласил их на заседании конгресса. Полное название этого документа, ставшего программным для большинства компартий мира, – «Тезисы о строении и организационной деятельности коммунистических партий, о методах и содержании их работы». В нем разъяснялись организационные принципы работы партий, уточнялись основные положения демократического централизма, давались рекомендации по проведению идеологической работы, пропаганды, агитации, по организации печати, о том, как правильно сочетать легальную и нелегальную деятельность и тому подобные вопросы.

Тем временем против Социалистической Рабочей Партии почти сразу началась травля. В 1921 году главной партийной газете Хельсинки «Суомен тюэмис» («Фиинский рабочий») было предъявлено почти 100 судебных исков. Выходившей в городе Куопио газете «Вапаа канса» («Свободный народ») поступило 8 исков, два раза газету закрывали, в следующем году – 6 исков и четыре раза принималось решение закрыть издание. Наконец, 3 августа1923 года было арестовано более 300 руководящих сотрудников СРПФ, включая всю парламентскую фракцию. Все отделения партии были запрещены, типографии закрыты и опечатаны. В феврале 1924 года начался суд по обвинению в государственной измене на основании лозунгов о солидарности с Коммунистическим интернационалом и издания его материалов. Начальник охранки Клеметти обещал грандиозное разоблачение, но, так и не найдя твердых доказательств, покончил с собой. Однако это не помешало судебному аппарату вынести 189 членам запрещенной партии суммарный приговор в 380 лет тюрьмы и 1113 лет лишения гражданских прав.

Несмотря на такой урон, КПФ не перестала искать новые пути для продолжения легальной работы в массах. Осенью 1923 г. в Хельсинки, а потом и в других городах начали создаваться местные рабочие организации, официально не имевшие единого руководства. Запретить такие организации было сложнее. На их основе формировались избирательные комитеты, состоящие из рабочих – членов профсоюзов. В каждом округе центральный избирком руководил местными комитетами. Возглавлял всю эту деятельность столичный избирательный комитет. На парламентских выборах 1924 года рабочие депутаты получили 18 мест. Несмотря на постоянные преследования, их фракция на последующих выборах только увеличивалась – 20 мест на выборах 1927 года и 23 места в 1929 г.

Эти годы характеризуются активизацией рабочего движения. Росло количество забастовок. В июле 1926 года по стране прокатилась волна из 150 забастовок, охватившая более 7000 рабочих. В том же году в забастовке работников транспорта и лесопилок участвовало около 25 тысяч человек. Увеличивалась численность Объединения профсоюзов (с 50 тысяч в 1925 г. до 77 тысяч в 1927 г.)

Буржуазия понимала, что для сохранения своего господствующего положения ей придется отказаться от демократических методов управления. Приближение фашистского переворота становилось всё очевиднее. Началом открытого наступления реакции стал конец ноября 1929 года, когда в местечке Лапуа на севере страны легальный семинар молодых рабочих был жестоко и нагло разогнан бойцами местных шюцкоров. Член КПФ Армаз Эйкия, бывший на семинаре одним из лекторов, вспоминал об этом событии так: «Нападение было хорошо подготовлено, все его участники подчинялись приказам своих руководителей. Юношей и девушек избивали рукоятками пистолетов, стульями, кое у кого ножами была распорота одежда. В зале взорвались бомбы со зловонным газом, от которого некоторые потеряли сознание. Несмотря на то, что преступники были вооружены, рабочая молодежь, имея в своем распоряжении только крепкие кулаки, оказала им сопротивление. Нападавшие жаловались потом, потирая разбитые носы, что и им приходилось страдать за отечество. Нападению насильников подверглись и женщины, с Алли Латвала сорвали блузку, а с некоторых – даже рубашки. Однако руководители вынуждены были запретить дальнейшее насилие, и хулиганы послушно подчинились. Это лучше всего доказывало, что речь шла не о «волнении граждан». Было ясно, что «волнение» произошло сначала в умах господ из Хельсинки, а местные граждане в Лапуа хладнокровно и послушно совершили то, что им приказали шюцкоровские руководители. Преступление было не только хорошо обдуманно, но и умело осуществлено».

1 декабря в здании лапуасского муниципалитета собрались 300 человек крайне правых взглядов. На этом собрании было решено начать «антикоммунистическую гражданскую деятельность», выражавшуюся в таких «патриотичных» и «геройских» поступках, как убийства, избиения, похищения и насильственные выдворения за границу безоружных представителей коммунистического и профсоюзного движения. Лапуа стало очагом террора, гнойным нарывом, из которого фашистская зараза расползалась по стране.

Полиция, как и положено в таких случаях, не препятствовала в совершении преступлений. Весной 1930 года в Лапуа началась подготовка похода на Хельсинки. 12 июня фашистские делегаты предъявили президенту Реландеру ультиматум, требуя закрыть типографии коммунистических газет, запретить все коммунистические организации, а их руководителей арестовать. Наконец, 2 июля правительство Каллио подало в отставку. В новое правительство, возглавляемое П.Е. Свинхувудом, вошли представители правых партий и фашистских движений. Через несколько дней были арестованы представители фракции левых рабочих в парламенте. 7 июля состоялся поход лапуасских бандитов на Хельсинки, который торжественно приветствовали высокопоставленные марионетки капитала, в том числе лидер социал-демократов Вяйне Таннер. Чтобы хоть как-то оправдать свои беззакония в глазах общества, фашисты устроили крупный пожар в Рованиеми, уничтоживший множество складов и жилых зданий. Не успели еще остыть пепелища, как на следующее утро местные газеты уже гремели сенсационными заголовками: «Преступления коммунистов на Севере. Попытка сжечь дотла поселок Рованиеми».

Серьезные ошибки в работе КПФ не позволили ей предотвратить реакционный переворот. Во время муниципальных выборов 1929 г. Исполком Коминтерна высказал ряд критических замечаний в адрес платформы «Блока социалистических рабочих и мелких землевладельцев», руководимого Коммунистической партией. В частности неверной была установка платформы по отношению к буржуазной демократии. Чтобы «поставить предел произволу буржуазии в муниципалитетах», авторы платформы не пошли дальше вывода о необходимости «заставить муниципалитеты работать в интересах рабочих и сельского населения», вместо того, чтобы поставить себе цель разрушить аппарат буржуазного государства, включая его парламентские органы. «В условиях тяжелого подполья, с одной стороны, и широкой легальной деятельности, с другой, когда маленькой нелегальной партии приходится руководить всевозможными легальными массовыми организациями не только рабочего класса, но и крестьянства, а отчасти и городской мелкой буржуазии (...), правая опасность проявляется в первую очередь в виде давления на партию мелкобуржуазной идеологии и настроений, легалистских тенденций и боязни выявить свое революционное лицо, тенденции заменить нелегальную организацию чисто легальной», − говорилось в резолюции Политсекретариата ИККИ по вопросу о муниципальных выборах. В рабочем движении правый уклон стал причиной капитуляции коммунистов в руководстве профсоюзами перед давлением находящихся в меньшинстве социал-демократов, когда VIII съезд профсоюзов, чтобы избежать раскола, отказался ратифицировать заключенный в феврале 1928 года копенгагенский договор о сотрудничестве и дружбе между профсоюзами Норвегии, Финляндии и СССР.

В тридцатые годы КПФ занималась объединением всех антифашистских движений и созданием народного фронта. Среди организаций, сотрудничавших с коммунистами, были многие объединения социал-демократов, которые выступили против таннеровского социал-фашистского курса, такие как «Товарищеское общество» или «Академическое социалистическое общество», издававшее двухнедельный журнал «Факел». Компартия также работала в координации со многими гражданскими объединениями, как, например «Союз прав человека» и «Женский союз мира и свободы». По словам Тойво Карвонера, «задача партии заключалась в том, чтобы разбудить все прогрессивные элементы страны и показать им возрастающую опасность фашизма для культуры и прогресса в целом».

На этом пути партия достигла некоторых успехов. Самым ярким из них можно считать отмену смертного приговора руководителю КПФ Тойво Антикайнену, арестованному в ноябре 1934 г. Охранка охотилась за ним ещё с тех пор, когда под его командованием Красная армия успешно отбила нападение белофиннов на советскую Карелию. Но чтобы повесить вождя коммунистов, властям требовалось поменять законодательство, ввести смертную казнь для политических преступников. Против этого решения поднялась широкая кампания по всей стране и за её пределами. В короткий срок было собрано около 150 тысяч подписей. Рядом с тюрьмой, где сидел Антикайнен, постоянно устраивались демонстрации с требованием прекратить этот позорный судебный процесс. В результате суд приговорил Антикайнена к пожизненному заключению.

В профдвижении усиливался единый фронт рабочих. Возросла численность профсоюзов. Летом 1937 года три тысячи металлистов приняли участие в семидневной забастовке. Успех этой стачки воодушевил многие рабочие коллективы на предъявление требований повышения зарплат к своим работодателям. В большинстве случаев их решительный настрой заставлял предпринимателей идти на уступки, не дожидаясь усугубления конфликта. Весной 1938 г. неудачей окончилась попытка подавить полуторатысячную забастовку строителей в Таммерфорсе.

Во время «Зимней войны» 1939-1940 гг. Коммунистическая партия сосредоточила свои силы на устной индивидуальной агитации. Распространение листовок было сопряжено с большими опасностями. Были созданы партизанские отряды, которые однако не решались участвовать в боях, ожидая приближения Красной Армии. Среди населения возрастало недовольство ухудшающимися условиями жизни на фоне постоянного потока пропагандистских сказок о «советской агрессии», которую правящий режим Финляндии сам усердно провоцировал, и к которой не первый год вел тщательные военные приготовления.

Недовольство это вылилось в создание 22 мая 1940 года «Общества за мир и дружбу с Советским Союзом» которое к осени насчитывало уже 50-60 тысяч человек. В докладной записке курьера КПФ в Швеции Ирьи Странд утверждалось: «Задачей Общества является работа за укрепление дружественных отношений между Финляндией и Советским Союзом и за лучшее экономическое и культурное взаимодействие между этими странами. Эту задачу Общество будет выполнять путем выпуска литературы и организуя собрания, вечера и лекции.» На газету этого объединения были подписаны 27 тысяч человек. Государство не могло долго терпеть подобные инициативы, поэтому уже в сентябре на Общество обрушились полицейские репрессии. Его предводителя доктора Маури Рюэми посадили в тюрьму на семь лет. Еще 300 его последователей отправили в концлагерь Кюэлиэ.

Оскаливая пасть в сторону СССР, цепные псы финской буржуазии со щенячьим восторгом кидались в объятия гитлеровского вермахта. После нападения Германии на Советский Союз, финские фашисты воспользовались удобным случаем, чтобы казнить многих активных представителей коммунистического движения, лучших сынов и дочерей своего народа. Но даже в этих тяжелых условиях Коммунистическая партия продолжала свою деятельность. Распространялись антивоенные листовки и информационные бюллетени. Дезертировавшие из армии солдаты собирались в отдельные партизанские отряды, получившие прозвище «лесная гвардия». Продолжалась профсоюзная борьба за повышение зарплат, урезаемых до минимума. В официальной печати среди обычного шовинистического кликушества иногда попадались сообщения о стычках групп и отдельных противников фашизма с полицией. Так, в октябре 1942 г. в Тампере и его окрестностях была арестована группа из 16 подпольщиков, возглавлявший их автомеханик А. Такатало вступил в схватку, ранил одного полицейского и сам получил увечья. 23 декабря 1942 г. на окраине Хельсинки двое полицейских были убиты и двое ранены при попытке арестовать известного коммуниста Вейкко Пэусти, который был убит после двух часов вооруженного сопротивления. В это же время в городе Або был казнен член компартии, занимавшийся подрывом мостов в составе боевой группы.

19 сентября 1944 года между Финляндией и Советским Союзом было заключено перемирие. Из тюрем и лагерей были выпущены осужденные за деятельность в пользу стран антигитлеровской коалиции. Коммунистическая партия Финляндии смогла наконец выйти из подполья и начать полноценную легальную работу наравне с другими политическими силами. Годом ранее был распущен Коминтерн, пустив окрепшие под его руководством компартии мира в самостоятельное плавание. Вместе с группами, отколовшимися от Социал-демократической партии, КПФ создала Демократический Союз народа Финляндии, который участвовал в парламентских выборах 1945 года, получив 49 мест в сейме, из которых 40 достались коммунистам.

Список источников

  1. Из истории Коммунистической партии Финляндии. М.: Издательство политической литературы, 1960.

  2. Коминтерн и Финляндия. 1919-1943: Документы. Под редакцией Н. С. Лебедевой, К. Рентолы, Т. Саарелы, М.: Наука. 2003.

  3. Финляндская революция. Сборник статей. М.: Государственное издательство. 1920.

  4. О. Куусинен, Финляндия без маски, М.: Госполитиздат. 1943.

  5. У. Викстрем, Отто Вилле Куусинен, Петрозаводск: «Карелия». 1974.