Выборы и ты

Вот и опять 8 сентября, «единый день выборов» - на этот раз во многих местах выборов без выбора.

Загнанные в тупик незарегистрированные оппозиционеры и их сторонники спорят, что же им делать: «проголосовать по-умному», т.е. хоть как, лишь бы против «Единой России», или «по-глупому» совсем не голосовать. И все эти премудрые споры всё меньше трогают широкие народные массы, которые не видят в этом голосовании никакого смысла и больше заняты вопросом о том, как бы им выжить да детей своих в люди вывести. Да вот и вы, уважаемый читатель или читательница, едва ли усматриваете прямую связь между этими выборами и вашей жизнью или жизнью вашей семьи.

И вот что странно. В своём большинстве вы и многие другие люди всё ещё ждёте улучшений не от собственной борьбы и гражданской активности, а от умного начальника или от предпринимателя, который не очень глупый и не очень жадный. Другими словами, многие всё ещё ждут перемен сверху, от бога, царя или героя, но в то же время на выборы особых надежд не испытывают, так как общий результат этих выборов хорошо известен, особенно там, где это выборы без выбора. Вот и получается так, что даже добрый чиновник/депутат/предприниматель должен появиться не в результате выборов, а сам по себе, вопреки всем существующим порядкам. Однако именно по этой самой причине ОН, избавитель, не только не появился до сих пор, но и никогда не появится, потому что в стране массового равнодушия, в стране фактической чиновничьей однопартийности, лишь чуть прикрытой фиговым листком бутафорского плюрализма, в стране, где все результаты выборов давно запланированы, - в такой стране любые серьёзные перемены «законным» путём в рамках сложившейся политической системы просто-напросто невозможны. Этим и определяется равнодушие многих граждан к любым выборам, к любым кандидатам и депутатам.

Но давайте оглянемся на другие страны, которые нам так часто приводили в пример «нормальной жизни». В этих странах и выборы по-другому проходят (так, например, во Франции «Жёлтые жилеты» вполне могут выдвигать своих кандидатов), и оппозиция посмелее.

Но вот что действительно интересно и важно, так это то, что работающие люди в этих самых странах не очень-то надеются на «доброго дядю» наверху. Они предпочитают в первую очередь бороться сами, для чего создают профсоюзы, и не такие, конечно, как наша ФНПР, а такие, которые действительно заставляют любого работодателя, будь то государство или частный бизнес, не только платить рабочим больше, но и в целом обеспечивать лучшие условия труда. А получается у них это потому, что работающие люди в этих странах имеют реальное право на забастовку, и в случае надобности по решению профсоюза приводят свои угрозы работодателю в исполнение. Если же правительства в этих странах пытаются принимать антирабочие законы, то эти самые профсоюзы вместе с другими организациями выводят на улицы столько демонстрантов, сколько у нас не выходит даже по разнорядке за отгул.

Вот эта постоянная и повседневная неустанная борьба, которую люди труда ведут каждый день все вместе и каждый в отдельности, и делает их мощной социально-политической силой, перед которой заискивают буржуазные политиканы и дрожит работодатель. И это вполне заслуженно, так как такая повседневная организованная борьба — это совсем не то, что раз в несколько лет опустить в урну избирательный бюллетень. Это выборы каждый день, и выборы далеко не тайные, а открытые и прямые, за которые можно и пострадать, лишиться работы или получить инвалидность в столкновениях с полицией.

Я далёк от того, чтобы преуменьшать значение выборов любого уровня. Любые выборы, даже самые издевательские и неправильные, много лучше, чем полное отсутствие каких-либо выборов. Но скажем прямо: если бы у рабочих людей в других странах не было профсоюзов и других классовых организаций, а сами они думали бы только о себе любимых и не помышляли ни о чём другом кроме выборов, то и они бы жили не лучше нас. Сегодня дело поворачивается так, что один член настоящего профсоюза или один участник уличного протеста значат много больше, чем 100 голосов, отданных за какую угодно оппозицию. И это вполне закономерно, поскольку если на выборах все голоса вроде бы равны, то в реальной политической жизни значение имеет не только количество протестующих, но и качество протеста. Ну представьте себе, что значат для власти 20-30 миллионов пассивных недовольных, которые ограничиваются только кухонными разговорами, от классовой борьбы прячутся, в новых профсоюзах и в протестных действиях не участвуют, а на выборах ломают голову лишь над тем, как им проголосовать не за большее зло, а за меньшее. С такими горе-протестантами нашей власти полное раздолье, ведь оппозицию на выборы, как оказалось этим летом, можно и не пускать, а на безгласных «обиженных» можно и дальше воду возить. Ведь если люди покорно всё терпят, то им можно и дальше задирать тарифы, повышать налоги и увеличивать цены. Они же всё равно будут покорно молчать, ибо каждому в отдельности куда проще найти ещё одну работу, сэкономить на чём-нибудь, что-нибудь продать или сдать в наём, чем участвовать в организованной классовой борьбе. Да, с таким народом легко быть самыми богатыми капиталистами в стране с самым небогатым населением…

А теперь представьте себе, что из этих 30-40 миллионов недовольных хотя бы каждый двадцатый будет выходить на демонстрации против антирабочих и антинародных законов. Представьте себе, что хотя бы один миллион человек в порядке предупредительной забастовки всего на один час перестанут работать на своих рабочих местах. Вот после этого и власти, и работодателю — хотят они этого или нет — придётся крепко подумать об интересах тех, на кого они сегодня не обращают внимания и держат просто за товар по имени «рабочая сила». И тогда то, что сегодня кажется невозможным, завтра станет вполне естественным. Только для этого надо перестать надеяться на бога, царя и героя, на разные выборы и назначения, и понять, что иного пути к лучшей жизни нет и быть не может, что классовая борьба — это не выдумка коммунистов, а объективная потребность самой жизни, проверенная на опыте сотен миллионов трудящихся во всём мире.

Можно ли помочь этой борьбе выборами? Не только можно, но и нужно, но только не такими, как сегодня.

Во-первых, в условиях явной фашизации правящего режима, которая наглядно проявилась в ходе протестных акций московской оппозиции 27 июля и 3 августа, стало окончательно ясно, что одними уличными манифестациями эту власть не возьмёшь. Нужны и просто необходимы политические забастовки и другие формы гражданского неповиновения. Ведь если манифестацию можно разогнать, а инициаторов и зачинщиков оштрафовать и посадить, то ни один ОМОН и ни одна Росгвардия не станет работать вместо тех, кто сегодня работает.

Во-вторых, выборы действительно имеют значение, но по сравнению с повседневной классовой борьбой они вторичны, - они как крышка на чайник позволяют в какой-то мере закрепить уже то, что достигнуто непарламентской борьбой.

И, в-третьих, для того, чтобы мы с вами восприняли выборы как наше общее кровное дело, на таких выборах речь должна идти о настоящих политических и социально-экономических требованиях, которые волнуют не только любителей поговорить, но и миллионы тех, кому из-за многочасовой работы и прочих забот поговорить бывает просто некогда.

Сегодня забастовки в России формально запрещены для большинства наёмных рабочих. Эти запреты давно пора снять и принять новый закон о забастовках или хотя бы изменения в Трудовой кодекс РФ. Для людей труда это право не менее важно, чем демократические свободы, и диалектика жизни такова, что этих самых свобод можно будет добиться только тогда, когда борьба за демократию будет прочно соединена с борьбой за права и интересы рабочего человека.

Кроме того, любой продавец вправе повысить цену на свой товар с сегодня на завтра, а вот если рабочие потребуют увеличить зарплату и пригрозят забастовкой, то по закону им придётся ждать как минимум 60 дней.

Для организации забастовок нужны новые классовые профсоюзы, то есть такие, которые защищают не работодателя от его работников, как ФНПР, а совсем наоборот — работников от произвола работодателя и государства. И в этом тоже мог бы помочь новый закон о профсоюзах, запрещающий работодателю увольнять инициаторов профсоюза.

Если же перемены действительно примут серьёзный характер, то тогда встанет вопрос об изменениях основ конституционного строя. Эти основы давно пора менять, и парламентскую борьбу вполне можно использовать для пропаганды и для разъяснения таких перемен.

Вот по этим и по многим другим причинам рабочему человеку нужны настоящие демократические выборы. И нужны они ему не для того вовсе, чтобы проголосовать за очередного обещалкина, который пообещает сделать всё для нас, но только без нас и даже вместо нас, или того, кто вместо путинского чиновничьего капитализма пообещает нам капитализм белый и пушистый «с человеческим лицом», а для того, чтобы провести в законодательные органы депутатов, способных отстаивать там прежде всего такие законы, которые облегчат рабочему человеку классовую борьбу за свои права и интересы.

Пока таких кандидатов немного, да и те партии и организации, такие, как Российский объединённый трудовой фронт (Ротфронт), не могут участвовать в теперешних выборах. Чтобы изменить это положение, нужно радикально менять сами законы о выборах, и не в интересах партий и политиканов класса буржуазии, как сегодня предлагается, а в интересах допуска к участию в выборах партий и кандидатов, отстаивающих интересы трудящихся. Сегодня для того, чтобы принять участие в выборах, нужно собирать подписи избирателей по сложной и двусмысленной процедуре, которая даёт власти возможность допускать к выборам своих и не допускать «чужих». Буржуазные партии предлагают поменять эту двусмысленную и неопределённую систему на вполне определённый избирательный залог: хочешь участвовать в выборах — вноси приличную сумму. Если за тебя проголосуют многие, имеешь шанс получить свои денежки назад, но если немногие, то плакали твои денежки. Такая система всегда будет работать в пользу тех, у кого этих денежек много. Нам же важно сохранить регистрацию кандидатов по воле избирателей, только вот нужно добиться того, чтобы подписи избирателей можно было собирать проще и понятнее, например, в электронном виде или иным более простым и понятным способом, который был бы не сложнее, чем само голосование.

Не следует забывать и о том, что и внепарламентская борьба, и выборы, и борьба в законодательных органах очень важны, но они не могут уничтожить капитализм, стоящий сегодня на пути всего человечества. Для этого нужны не выборы, а революция, т.е. не перемена людей в системе, а принципиально новое государство, принципиально новая система политической власти не буржуазии, а пролетариата, которая перестроит все порядки, заставляющие нас жить и работать ради прибыли капиталиста, на порядки, обеспечивающие полное, всестороннее и гармоничное развитие всех и каждого. Для такого переустройства тоже нужны и профсоюзы, и иные пролетарские организации, но одних их мало — нужна политическая партия пролетариата, способная не только способствовать рабочему движению, но и соединить с ним идею социализма. Но это уже тема для другой статьи.

Кроме того, если говорить о классовой борьбе ещё в условиях капитализма, то через законодательные органы власти можно и нужно добиваться:

  • введения на предприятиях всех форм собственности ответственного и полномочного рабочего контроля;
  • полной или частичной отмены коммерческой тайны, которая используется сегодня для фактического разворовывания любых государственных расходов в процессе их перечисления от заказчика к подрядчику и от подрядчика к субподрядчикам;
  • моратория на рост цен на товары государственных монополий, а вместе с ними и на тарифы ЖКХ и плату за пользование транспортом;
  • обязательной индексации заработной платы пропорционально инфляции;
  • отмены федерального закона №83, который сегодня лучше любых самых страшных врагов разрушает нашу медицину и наше образование;
  • отмены частной собственности на землю, национализации всей земли и конфискации крупных земельных владений;
  • введения прогрессивного подоходного налога и налога на собственность и на предметы роскоши;
  • передачи контроля над всеми средствами массовой информации от государства общественным наблюдательным советам.

Все эти законы в интересах трудящегося большинства, но политическая и особенно избирательная система путинской России устроена таким образом, что тому, кто выдвинет такую программу, нечего и мечтать о допуске к выборам. Но это лишь до тех пор, пока все мы носим наше недовольство глубоко в себе. Если эти требования будут выдвигаться на митингах и демонстрациях, если в их поддержку будут собраны миллионы подписей, если они станут знаменем массового организованного движения, то тогда никакая власть уже не сможет их игнорировать.

Да, сегодня трудно что-либо возразить тем, кто плюёт на выборы, ибо речь идёт не о выборах, а о пародии на выборы, о выборах без выбора. Но это вовсе не значит, будто бы выборы вообще не нужны. Да, сегодня для рабочего человека в России в сто раз важнее постоянная классовая борьба везде начиная от рабочего места и кончая масштабами всего государства. Но чтобы закрепить результаты этой борьбы, рабочему человеку нужны и выборы, но только не такие, как сейчас, а такие, на которых рядовые избиратели могли бы услышать голос рабочих кандидатов. За такие выборы стоит бороться, но только при этом важно помнить, что никто не сможет помочь всем нам, если будет действовать без нас и даже вместо нас. Только мы сами можем изменить нашу жизнь к лучшему. А если вы хотите узнать, как это сделать, то читайте наши газеты «Мысль» и «Трудовая Россия», приходите на наши митинги, на заседания политклубов и курсы политпросвета. Вместе мы победим. Да, сегодня многие по-хорошему завидуют силе и мощи профсоюзов в других странах. Но при этом не всегда помнят о том, что профсоюзное движение в мире развивалось сложным путём проб и ошибок и при всей своей силе оно имеет в каждой стране свои собственные недостатки и свою ограниченность. Стоя на плечах активистов этого движения, критически используя их огромный опыт, мы можем создать самое передовое в мире профсоюзное рабочее движение, без которого нет и не может быть никаких перемен к лучшему в нашей стране.

Никита Заолёшенин