Определение фашизма в докладе Г. Димитрова и тактика Народных фронтов: история и современность

Роман Осин

Введение

В настоящее время одним из важнейших и в то же время часто дискутируемых вопросов является вопрос о фашизме. К сожалению, фашизм во многом превратился в ругательное слово, за руганью же часто теряется научная и классовая сущность данного явления. Отсюда, пользуясь незнанием трудящимися сущности фашизма, фашизмом клеймят всё, что не нравится, либо что должно не понравиться. Часто можно встретить отождествление фашизма с нацизмом, что также не верно и не способствует научному пониманию ситуации. Не менее дискуссионным является и вопрос о противостоянии фашизму, о конкретных формах стратегии и тактики этого противостояния. В частности, неоднозначно среди екоторых левых и коммунистов оценивается и тактика коммунистических партий в условиях наступления фашизма, а именно тактика Народных фронтов. Актуальность темы понимания фашизма и борьбы с ним состоит в том, что фашизм не ушёл в прошлое, а продолжает поднимать голову сегодня. Это мы видим и на примерах ряда стран постсоветского пространства. Наиболее явно это проявляется на Украине, но также фашизация полным ходом идет и в России, Казахстане, странах Средней Азии (особенно Туркмении), где вместе со сворачиванием даже буржуазной демократии и расстрелом рабочих (пример Жанаозена чего стоит!), поднимают голову откровенно традиционалистские, клерикальные ультраправые силы. Следовательно, коммунисты должны вырабатывать тактику противодействия фашизму, но для этого необходимо выработать научное понимание фашизма, а также изучить опыт прошлого, его позитивные и негативные уроки.

Демонстрация Народного фронта, Франция

Опыт Народных фронтов показывает успехи и трудности во взаимодействии авангарда пролетариата с непролетарскими мелкобуржуазными массами. В условиях поднимающейся волны буржуазного популизма, стремящегося сбить с толку трудящихся, данный опыт также может быть полезным для коммунистов сегодня.
В статье мы постараемся раскрыть историческую ситуацию возникновения фашизма у власти в ряде стран, основные положения тактики Народных фронтов, действия по формированию Народных фронтов (Франция, Испания и др.) в предвоенный период и их действия в ходе Второй мировой войны, а также вопрос применимости опыта Народных фронтов для современного коммунистического движения.
Прежде всего, говоря о тактике Народных фронтов, специально подчеркнем, что это не стратегическая смена курса, не отказ от мировой революции и диктатуры пролетариата. Стратегически идея и цель мировой революции продолжала сохраняться и никем не оспаривалась. Речь шла именно о тактике, характерной для определенных исторических условий, в данном случае - для противодействия фашизму. Как отмечалось в резолюции по докладу Г. Димитрова, принятой на VII конгрессе Коминтерна, «установление единого фронта рабочего класса – это решающее звено подготовки трудящихся к предстоящим великим боям второго тура пролетарских революций» (VII конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны. (Сборник документов). М., Политиздат, 1975. С. 381). Таким образом, и речи быть не могло об отказе от диктатуры пролетариата и от мировой революции. Напротив, тактика единого фронта и, позже, народного фронта являлась этапом мирового революционного процесса и задумывалась именно с этой целью.

Люди приветствуют победу на выборах Народного фронта в Испании

Но стратегическая цель никогда не будет достигнута, если у коммунистического движения нет соответствующей задачам момента тактики. Отсюда определение тактики является важнейшей составляющей для успешного ведения пролетариатом классовой борьбы. У тактики есть свои особенности, отличающие её от стратегии. Если стратегические цели в основе своей относительно устойчивы, то тактические установки всегда привязаны к конкретно-исторической ситуации и не могут быть верными на все времена. Одним из наиболее значимых тактических вопросов является вопрос о союзниках и попутчиках. Коммунисты, проводя принципиальную политическую линию в интересах пролетариата, могут и должны привлекать к своей борьбе и непролетарские массы трудящихся, отстаивать не только сугубо классовые, но и общедемократические требования. Пролетариату не все равно, в каких условиях бороться за революцию: в условиях прямого фашистского террора или в условиях буржуазной демократии. Это не значит, что коммунисты должны абсолютизировать разницу между буржуазной демократией и фашизмом, игнорируя их общую классовую основу. Напротив, борясь за буржуазную демократию, коммунисты должны всемерно подчеркивать, что и она является формой диктатуры буржуазии, что буржуазная демократия в любой момент может превратиться в фашизм, так как и фашизм, и буржуазная демократия - лишь методы господства буржуазии над трудящимися.
Кроме того, коммунисты могут и должны использовать трещины в стане классового противника – буржуазии. Отсюда нельзя исключать ситуаций тактического взаимодействия и даже блокирования с тем или иным отрядом буржуазного класса. Главное условие для заключения подобных компромиссов заключается в том, чтобы в процессе вступления в те или иные компромиссы пролетарская стратегическая линия была сохранена и проводилась последовательно. Чтобы подобные компромиссы и коалиции усиливали рабочий класс, используя противоречия буржуазии, а не наоборот – не использовали рабочий класс в качестве пушечного мяса для того или иного отряда буржуазии. Маркс не зря говорил, что «в политике ради известной цели можно заключить союз даже с самим чёртом — нужно только быть уверенным, что ты проведёшь чёрта, а не чёрт тебя» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 8, с. 410).
Одним из тактических вопросов был вопрос о едином фронте, а позже - антифашистском народном фронте. Чтобы понять причины перехода Коминтерна к этой тактике, нужно кратко остановиться на понимании фашизма.

Фашизм: понятие, условия возникновения и современность

После победы Великой Октябрьской социалистической революции, мир вступил в новую эпоху – эпоху перехода от капитализма к коммунизму, эпоху пролетарских революций. Вместе с тем революционное движение столкнулось со сложностями: очаги мировой революции в разных странах были подавлены, выстоявшее Советское государство оказалось во вражеском окружении, коммунистические партии и революционное движение хоть и вышли на качественно новый уровень, но по-прежнему в европейских странах уступало реформистам. Это видно по выборам в парламенты ряда европейских стран. Так, например, в Великобритании на выборах в Палату общин Рабочая партия получала в 1922, 1923, 1924 гг. от 29 до 33 % голосов. А компартия – менее 0,3 %. В 1929 г. Рабочая партия получила голоса 8 370 417 избирателей – 37% и 287 мандатов. А компартия – 50 634 голоса – 0,2% и 0 мандатов. Похожие результаты были и во Франции, где социалисты в 1924,1928 и 1932 годах получали 20,1%, 18,1% и 20,5%, а коммунисты 9,8%, 11,3% и 8,35%. В 1920-е годы в Австрии коммунисты получали на выборах меньше 1% голосов, в Польше 1-2%, в Швеции 3-6%. В Германии в результате выборов в Рейхстаг в 1920, 1924, 1928 и 1930 годах коммунисты получили 2,1%, 12,6%, 10,6%, 13,1%, социал-демократы же 21,7%, 26,8%, 29,8% и 24,5%. Это при том, что правые фашистские силы только увеличивали свое влияние. Так, национал-социалисты улучшили свои позиции с 3% голосов в 1924 году до 18,33% в 1930, получив 107 мандатов. (см http://www.agitclub.ru/front/com/stal/class.htm). Как видно, несмотря на существенный рост коммунистического влияния, капитализм не собирался сдаваться и использовал новые, наиболее античеловеческие и варварские формы для сохранения своего господства.
Так и произошло. Капитализм в 1920-е и особенно 1930-е годы для сохранения своего господства, подавления рабочего и революционного движения в своих странах и уничтожения первого в мире социалистического государства пролетарской диктатуры стал прибегать к прямому террору, наступлению не только на социально-экономические, но даже буржуазно-демократические свободы. Фашизм использовал национальные чувства масс, связанные с унижением Версальской системой (особенно в странах, проигравших в Первой мировой войне), социальную и даже псевдосоциалистическую демагогию. Всё это помогло ему увлечь за собой в ряде стран широкие слои мелкой буржуазии, люмпен-пролетариата и даже некоторые отряды рабочего класса. Основной целью фашизма была борьба с революционной угрозой, военный разгром СССР и уничтожение большевизма.

Г. Димитров на VII конгрессе Коминтерна

Всестороннюю и научно обоснованную марксистскую оценку фашизма дал VII конгресс Коминтерна. Особенно стоит отметить доклад Г. Димитрова «Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса против фашизма». Данный доклад был специально посвящен фашистской угрозе и тактике противодействия ей.
Раскрывая классовую сущность фашизма, Димитров дал классическое марксистское определение фашизма, сохраняющее свою научную ценность до сих пор. Еще на XIII пленуме Исполкома Коммунистического Интернационала было указано, что «фашизм – это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала». Данное определение было повторено на VII конгрессе Коминтерна (VII конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны. (Сборник документов). М., Политиздат, 1975. C 120). Фашизм, по словам Димитрова, «это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм – это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике – это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов» (VII конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны. (Сборник документов). М., Политиздат, 1975. C. 121). Существует множество разновидностей фашизма, наиболее реакционной из которых является гитлеровский нацизм. Сущность же фашизма именно в прямой открытой террористической диктатуре финансового капитала. Подчеркнем, фашизм - это не просто открытый террор. Террора и насилия хватало и ранее. Фашизм возникает именно как реакция финансового капитала на растущее рабочее и революционное движение, как последний аргумент капиталистического строя, когда все остальные аргументы не работают.
Может возникнуть вопрос, почему фашизм - открытая диктатура именно финансового капитала? Почему не промышленного, не банковского? Дело в том, что финансовый капитал представляет собой сращивание капитала промышленного и банковского. Если при раздельном существовании этих капиталов в XIX веке ещё существовали какие-то сдержки и противовесы, поскольку сам капитал не был столь монолитен, то в условиях образования финансового капитала капитал как таковой становится объединенным и предельно централизованным. Именно в условиях господства финансового капитала создаются экономические условия для возникновения открытой террористической диктатуры крупного капитала. Любое государство по своей сущности в капиталистическом обществе - это диктатура буржуазии, но вот осуществляться диктатура буржуазии может по-разному: через буржуазную демократию, когда трудящиеся ещё могут легально отстаивать свои интересы, или через открытый террор, прямо попирающий и отбрасывающий мишуру буржуазной демократии.

Власть капитала

Таким образом, можно заключить, что экономической основой фашизма выступает финансовый капитал. Политической – прямой террор против трудящихся и сворачивание буржуазной демократии. Социальной базой выступает мелкая буржуазия, люмпен-пролетариат и часть пролетариата, обманутого демагогией фашизма. В идеологии фашизм характеризовался внушением широким слоям трудящихся идей солидаризма и корпоративизма, согласно которым всё общество представляет солидарную единую корпорацию, что главный враг за рубежом, а задача трудящихся - сплотиться вокруг своих капиталистов. Неважно, к какому классу ты относишься, важно, что ты немец, итальянец, русский и пр. Само собой разумеется, что уделом обманутых трудящихся было стать пушечным мясом у крупного капитала фашистских государств. В нацистских государствах данный набор дополнялся пропагандой зоологической ненависти к представителям других народов. Во внешней политике фашизм характеризуется самым агрессивным шовинизмом.
Как ни печально заметить, но все выделенные признаки фашизма в той или иной степени присутствуют во всех капиталистических странах, в России же они даже усиливаются. Если посмотреть, то и репрессивный террор против неугодных, нарушающий даже буржуазную демократию, и господство финансового капитала, и пропаганда национализма и межклассового единства против «внешнего врага» - всё это свойственно для современной России. Говорить о фашизме во власти пока, на наш взгляд, рано. Всё-таки ещё существуют, пусть и в ослабленном виде, коммунистические организации, проводятся, пусть и всё реже, санкционированные митинги и шествия. Однако если смотреть в тенденции, то очевидно, что за последние годы Россия стала намного ближе к фашизму. Поэтому правомерно говорить о тенденции фашизации, которая в условиях кризиса только обостряется и, кстати, не только в России. Западный мир тоже даёт нам примеры тотальной слежки буржуазных государств за гражданами. Очевидно, что всё это нарушает буржуазно-демократические личные права и свободы. Характерны для Запада и пропаганда классового мира, поиски внешнего врага (чего стоит история с якобы вмешательством России в выборы в США).

Фашизм за работой

Таким образом, элементы фашизма присутствуют во всех капиталистических странах, собственно, и сам фашизм есть буржуазный ответ на кризис и революционное движение, так как экономическая основа фашизма – господство финансового капитала. Однако было бы ошибочно путать фашизм у власти и отдельные проявления фашизма. Фашизм у власти характеризуется именно систематической прямой террористической диктатурой финансового капитала. Отдельные фашистские по форме действия могут совершать и буржуазно-демократические правительства. Так, например, правительство Веймарской республики разогнало первомайскую демонстрацию в Берлине в 1929 году. В результате этих событий погибло 33 человека, около 200 были ранены, более 1200 задержаны. Деятельность Союза Красных Фронтовиков была запрещена до 14 мая. Это проявление элементов фашизма, но еще не сам фашизм у власти. Более ярким проявлением фашизма были события в Москве в 1993 году, когда в центре столицы из танковых орудий был расстрелян высший орган государственной власти. Тогда погибли сотни человек… В современной России всё сложнее проводить санкционированные митинги, распространять коммунистическую прессу на публичных мероприятиях. Всё чаще даже такие, казалось бы, вполне законные действия могут привести как минимум к административному аресту, а как максимум к уголовному сроку.
Часто в современной левой общественности идут попытки подвергнуть сомнению димитровское определение фашизма. Некоторые исследователи прямо от него отказываются, некоторые, в том числе, и уважаемые нами деятели считают димитровское определение неполным. Но определение и не должно фиксировать все стороны предмета или явления до мелочей. Задача определения - выразить наиболее значимые качественные стороны предмета, и с этой задачей определение, данное Г. Димитровым, прекрасно справилось. Можно сколько угодно говорить о шовинизме, терроре, солидаризме и даже капитализме, но всё это не будет объяснять понятия фашизма, если не рассматривать все основные элементы в комплексе. Заслуга Г. Димитрова заключается именно в том, что он показал в своем определении классовую сущность фашизма, экономический базис, на котором возникает фашизм, социальную базу фашизма и политические методы фашизма - и именно комплекс всех этих элементов и даёт нам фашизм во власти. В этом смысле определение Димитрова как методологическая основа для определения фашизма остается актуальной и по сию пору, что не исключает необходимость обозначения специфики фашизма в разных странах в разных конкретно-исторических условиях.
В первой половине ХХ века к власти фашизм пришел в Германии и Италии, образовав ось Берлин-Рим. Фашистские и полуфашистские режимы победили также в Венгрии, Польше, Испании, Австрии, Болгарии, Португалии, Греции. В 1936 году фашистские государства заключили «Антикоминтерновский пакт», направленный на координацию фашистских государств в борьбе с коммунистическими структурами. Хочется особенно отметить, что главным врагом фашисты видели именно международное коммунистическое движение и его организационную структуру - Коминтерн. Это вытекает из самого названия пакта, который был не антисоветский, не антироссийский, не антибританский, а именно антикоминтерновский. Фашизм знал главную угрозу своему существованию – эта угроза заключалась в международной пролетарской солидарности трудящихся, в коммунистической идеологии и коммунистических партиях.

Советский плакат

Особенно стоит отметить ответственность социал-демократии за приход к власти фашизма. Своим реформизмом она дезориентировала рабочий класс, отучала его от борьбы. Своей половинчатостью и нерешительностью она не создавала должного отпора фашизму, а то и шла у него на поводу. В конце концов, Гитлер пришел к власти в Германии, где у власти находились социал-демократы. Да и в отношении тактики единого рабочего фронта социал-демократия постоянно уклонялась от союза с коммунистами. Так, уже в 1935 году, когда Исполком Коминтерна обратился к Социалистическому рабочему интернационалу с предложением объединить усилия против военной опасности, Исполком Социнтерна отклонил предложение коммунистов.
Во всех странах, где фашизм приходил к власти, главным врагом фашизма всегда являлись коммунисты, на них и обрушивались в первую очередь репрессии. Они же, коммунисты, являлись главными организаторами антифашистского сопротивления. Однако, кроме этого, фашизм осуществлял наступление и на буржуазную демократию, буржуазно-демократические организации, тем самым бил не только по революционному лагерю пролетариата, но и по другим силам, заинтересованным в буржуазной демократии. Поэтому, при очевидной стратегической линии на социализм, без установления которого окончательно победить фашизм невозможно, на отдельных тактических этапах борьбы с фашизмом целесообразно взаимодействие коммунистических сил с силами буржуазной демократии. Отсюда напрашивалась тактика единого фронта со всеми демократическими силами.

Тактика Народного фронта

Учитывая новые условия и опыт борьбы в 1920-е годы, VII конгресс Коминтерна принял ряд важнейших решений, относящихся к тактике коммунистов в условиях наступающего фашизма.
Понимание необходимости достижения единства рабочего класса было и ранее. Для завоевания на свою сторону большинства пролетариата коммунисты по инициативе Ленина выдвинули идею «единого фронта» рабочего класса.
В декабре 1921 г. Исполком Коминтерна принял тезисы о едином рабочем фронте и об отношении к рабочим, входящим во II, II 1/2 и Амстердамский интернационалы, а также к рабочим, поддерживающим анархо-синдикалистские организации.
Это означало некоторое изменение тактики по отношению к реформистам и оппортунистам. Ставилась задача тактического объединения всего рабочего класса - как той части, которая вполне осознала свои классовые интересы и шла за коммунистами, так и менее сознательной, которая шла за оппортунистами. Объединения, конечно, не организационного. Полное сохранение независимости коммунистических партий и свобода критики оппортунистов были важнейшими условиями, на которых предполагалось создать единый фронт (подробнее см. тактика единого фронта).
Тактика антифашистского народного фронта базировалась на тактике единого рабочего фронта, являлась её продолжением и распространением не только на рабочий класс, но и на широкие слои мелкой буржуазии и даже на часть антифашистски настроенной крупной буржуазии. Г. Димитров неспроста говорил о том, что единый фронт пролетариата и антифашистский народный фронт связаны между собой «живой диалектикой борьбы, переплетаются, переходят в процессе практической борьбы против фашизма один в другой» (VII конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны. (Сборник документов). М., Политиздат, 1975. С. 199).

Антифашистская демонстрация в Филадельфии, 1939 год

Особенностью нового этапа стала конкретизация тактики. В 1920-е гг. часто путались стратегические и тактические задачи. На IX пленуме ИККИ была принята тактика «класс против класса», которая формально верно противопоставляла рабочий класс буржуазии, разоблачала социал-демократию как силу, расчищающую дорогу фашизму. Неспроста социал-демократию именовали социал-фашизмом. В то же время, имела место определенная недооценка фашистских сил, основной удар наносился по оппортунизму. Подчеркнем, что для того исторического этапа борьбы это было вполне понятно. Вполне обоснованной была и критика социал-демократии за пособничество фашизму. Но усиление фашистской угрозы заставило пересмотреть и взаимоотношения с социал-демократией и тактические установки в целом.

В чем заключалась новая тактика?

Во-первых, основная непосредственная цель ближайшей перспективы переносилась с борьбы за социализм и советскую власть на борьбу против фашизма за сохранение буржуазной демократии. Понятно, что главная цель - это установление диктатуры пролетариата и построение социализма и коммунизма, но, как отмечал Г. Димитров на уже упомянутом VII Конгрессе Коминтерна, «сейчас трудящимся массам в ряде капиталистических стран приходится выбирать конкретно на сегодняшний день не между пролетарской диктатурой и буржуазной демократией, а между буржуазной демократией и фашизмом» (VII конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны. (Сборник документов). М., Политиздат, 1975. С. 207). Поскольку коммунистам не все равно, в каких условиях вести борьбу с буржуазией (в условиях открытой террористической диктатуры или в условиях буржуазной демократии), задача защиты буржуазной демократии от фашизма была объявлена на данном историческом этапе первоочередной.

Во-вторых, с учетом международной обстановки и угроз, которые исходят от фашизма международному коммунистическому движению и его главному оплоту – СССР, главным противником становился фашизм. Огромную роль играло существование социалистического государства. Сам факт того, что в мире есть социалистическое государство (причем, достаточно крупное и сильное), заставлял буржуазию капиталистических стран оглядываться в своей политике на этот фактор, позволял трудящимся выбивать больше уступок. В области формирования народного антифашистского фронта давление на буржуазию капиталистических государств осуществлялось с двух сторон: со стороны трудящихся этих государств и со стороны внешней политики, направленной на реальную борьбу с фашизмом, проводимую СССР. В этом смысле можно смело сказать, что поддерживая буржуазную демократию против фашизма, трудящиеся поддерживали политику своего социалистического государства – СССР.

В-третьих, в борьбе с фашизмом допускалось опираться на силы буржуазной демократии, заключать коалиции, выступать единым фронтом со всеми прогрессивными демократическими силами (в первую очередь, социал-демократами) на уличных акциях, в выборных кампаниях, формировать единый профсоюзный фронт и пр. При этом, коммунисты оставляли за собой право идеологической борьбы с оппортунизмом и соглашательством (VII конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны. (Сборник документов). М., Политиздат, 1975. С. 183).

В-четвертых, допускалось коммунистам входить в правительство народного фронта или иным способом поддерживать это правительство в борьбе с фашизмом. При этом, подчеркивалось, что это правительство не принесет окончательного спасения, что полное освобождение возможно лишь при советской власти. Именно поэтому такое правительство не может «окончательно устранить угрозы фашизма» (VII конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны. (Сборник документов). М., Политиздат, 1975. С. 177). Тем не менее, как тактический этап поддерживать такое правительство против фашизма считалось допустимым.

Французский Народный фронт выступает против фашизма

В-пятых, в условиях империалистической войны, коммунисты капиталистических государств, которые подверглись фашистской агрессии, должны были бороться с агрессором. Так, в постановлении ИККИ от 1 апреля 1936 года указывалось, что в группе стран – потенциальных жертв агрессии центральной задачей становится борьба за национальный антигитлеровский фронт всех демократических, прогрессивных и патриотических сил. Почему нельзя было применить тактику желания поражения своему правительству в империалистической войне, как это делали большевики во времена Первой мировой войны? Ведь война для империалистов Англии, Франции была тоже империалистической, как и для Германии. Потому что в новых условиях фашизм представлял собой наиболее агрессивный отряд буржуазии, наиболее жесткий вариант шовинизма, наиболее воинствующий и антикоммунистический ударный кулак буржуазного класса. Если империалисты Англии, США и Франции представляли угрозу на перспективу, то фашизм угрожал всему человечеству здесь и сейчас. Главным образом, фашизм стремился развязать войну с первым социалистическим государством. Отказ противодействовать фашизму означал оказание фактической помощи фашизму в борьбе с первым в мире социалистическим государством, а следовательно, и с коммунистическим движением во всем мире.

Опыт Народных фронтов и современность

Тактика Народных фронтов применялась во многих странах мира, но наибольшего успеха она достигла во Франции, Испании и Чили, где у власти оказались правительства народных фронтов. Остановимся на этих примерах поподробнее.
Франция. Совместные действия коммунистов и социалистов во Франции начались уже во второй половине 1920-х годов, однако в полной мере о формировании широкого единого фронта можно говорить после выступления трудящихся в защиту республики в 1934 году против фашистского путча. Тогда в Франции принимало участие в выступлениях более 4,5 млн. человек (Коваль Б. И. Революционный опыт ХХ века. М.: Мысль. С. 218). Массовые антифашистские манифестации сплотили антифашистские демократические и коммунистические силы в стране, что привело к победе антифашистских сил на выборах в 1936 году. Тогда объединились коммунисты, социалисты, радикалы, профсоюзы, беспартийные представители прогрессивной интеллигенции. Победа на выборах антифашисткой коалиции дала им право формировать правительство. Представители ФПК в правительство не вошли, хотя оказывали ему активную поддержку.
У Народного фронта Франции были как сильные, так и слабые стороны.
Сам факт прихода к власти Народного фронта позволил, с одной стороны, не допустить к власти фашистов во Франции, что само по себе уже можно считать существенной заслугой. Народный фронт сохранил завоевания буржуазной демократии, укрепил смычку пролетариата с непролетарскими массами и провел ряд социальных и политических прогрессивных реформ, которые хоть и не выходили за рамки капиталистического строя, но существенно облегчали положение трудящихся в нём и создавали более выгодные для пролетариата условия борьбы за свои права. Так, например, были запрещены все фашистские организации во Франции, 20 июня 1936 года введен ежегодный оплачиваемый отпуск в размере 14 дней (для тех, кто проработал не менее года на предприятии), вводилась 40-часовая рабочая неделя, обязательное образование продлевалось с 13 до 14 лет, вводилось прогрессивное налогообложение предприятий (с мелких взимали 2% налога с оборота, с крупных 6%).
С другой стороны, опыт Франции показал половинчатость и ненадежность буржуазных сил как союзников по антифашистской коалиции, которые, при первой же возможности, сами готовы покинуть ряды Народного фронта и пойти на сговор с фашистами. Так и произошло. Правительство радикала Даладье сперва ликвидировало социальные гарантии, принятые Народным фронтом. А затем запретило всю коммунистическую печать вместе с самой ФКП, тем самым проведя меры, схожие с теми, что проводились фашистскими государствами. В области внешней политике Франция заняла преступную позицию невмешательства в конфликт в Испании, тем самым способствовала усилению профашистских сил. Ну и апогеем заигрывания с фашизмом и прямого пособничества фашизму, окончательно похоронившим народный фронт во Франции, стало заключение печальной памяти Мюнхенского соглашения, расчленявшего Чехословакию и позволившего Гитлеру ощутить свою полную безнаказанность.
Означает ли это, что идея Народного фронта во Франции была изначально ошибочной? На наш взгляд - нет. Недопущение к власти фашизма во Франции позволило, несмотря на всю непоследовательность буржуазии Франции, сплотить народные массы в антифашистской борьбе и сохранить Францию в той группе стран, которые позже выступили на стороне СССР во Второй Мировой войне. В случае прихода к власти фашистов всего этого было бы не достичь. С другой стороны, данный опыт показывает, что если та или иная антифашистская коалиция не имеет руководящего коммунистического ядра, то завоевания антифашистской борьбы могут быть в любой момент обесценены. Это мы могли наблюдать на примере Народного фронта во Франции, это мы можем наблюдать на примере политики России на Донбассе сегодня, когда вместо последовательной антифашистской линии мы наблюдаем торги за спинами гибнущих и воюющих в окопах шахтеров и трактористов. Разница в том, что тогда за спиной антифашистов Франции было социалистическое государство СССР, сейчас же такого государства нет.

Испания. В Испании борьба с фашизмом вылилась в Гражданскую войну, продолжавшуюся несколько лет. В 1936 году был подписан пакт Народного фронта, куда вошли коммунисты, социалисты, левые республиканцы, ряд профсоюзов, студенческих и крестьянских организаций. Народный фронт добился победы на выборах в кортесы в феврале 1936 года. Надо отметить, что данная победа не была с абсолютным перевесом. Народный фронт получил в кортесах 263 места из 473. Коммунисты получили 18 мандатов. 18 июля 1936 года Франко при поддержке фашистской Италии и нацистской Германии начал фашистский мятеж. В конце того же года было сформировано правительство народного фронта во главе с лидером левых республиканцев Ф. Ларго Кабальеро. Коммунисты в правительство вошли с целью укрепления антифашистских сил. Реформы правительства Кабальеро были нерешительными и непоследовательными. И тем не менее, удалось наметить ряд важных мер, реализованных позднее (национализация крупных промышленных предприятий, банков, принадлежащих предательски настроенным капиталистам и пр.). Весной 1937 г. противоречия между левым и правым политическим флангами республиканцев обострились, что привело к падению правительства Ларго Кабальеро 13 мая 1937 года. 17 мая 1937 г. образовалось правительство Народного фронта во главе с Хуаном Негрином. Данное правительство действовало более решительно и провело ряд мер: была национализирована часть фабрик, проведена аграрная реформа, дисциплинирована армия, уничтожено господство финансовой олигархии (Коваль Б.И. Революционный опыт ХХ века. М.: Мысль. С. 224).

Испанские антифашисты

В марте 1939 года республика потерпела поражение. Одной из причин стало ослабление народного фронта, вызванное разногласиями организаций в народном фронте, а также преступная политика невмешательства, проводимая западными странами, и непоследовательность испанской буржуазии в борьбе с фашизмом. Получилась печальная картина: фашистским мятежникам Франко помогали полным ходом Германия и Италия, республиканским же силам помогал лишь один Советский Союз.

Чили. Опыт борьбы за Народный фронт был не только у стран Европы, но и в Латинской Америке. Наиболее успешным можно считать опыт Чили, где в 1938 году к власти пришел Народный фронт. Победа Народного Фронта не далась легко. В обстановке борьбы с диктаторским режимом К. Давила, развязавшего репрессии против антифашистских сил, ЦК КПЧ в августе 1935 года обратилась с манифестом о создании единого фронта против войны, в защиту демократии, мира и независимости. В феврале 1936 года коммунисты совместно с левыми радикалами согласовали общую программу борьбы. К единому фронту также присоединились Конфедерация трудящихся Чили, многие региональные антифашистские организации, социалистическая, демократическая и радикально-социалистическая партия. Социальный состав единого фронта был достаточно широк. В него входили рабочие, служащие, студенчество, представители мелкой буржуазии и даже национальной крупной буржуазии, демократически настроенное офицерство. На другом полюсе стоял блок реакционных проимпериалистических сил, выступавших за фашизм и диктатуру. В марте 1937 года состоялись выборы в парламент. Народный фронт получил в результате выборов 65 мест в палате депутатов и 18 мест в сенате. Правые партии получили соответственно 82 и 27 мест. Несмотря на поражение, левые существенно усилили свое влияние и уже в 1938 году на муниципальных выборах Народный фронт получил большинство во всех провинциях. В октябре 1938 года во главе страны встал представитель Народного фронта левый радикал Агирре Серда. Коммунистическая партия воздержалась от участия в правительстве Народного фронта, но оказывала ему поддержку.
В стране во время пребывания у власти Народного фронта были осуществлены социальные реформы, индустриализация, демократизация общественной жизни. За короткий срок удалось улучшить материальное положение трудящихся. Неспроста Серда получил прозвище «президент бедняков». Был принят закон о банковском кредите для крестьян и проведено частичное перераспределение земли. Однако проводить всерьез аграрную реформу Агире Серда не решился.
В 1941 году правое крыло социалистической партии вышло из Народного Фронта. Этому примеру последовала и радикальная партия. Нерешительность президента и рассогласованность действий партий, входивших в Народный фронт, привели, в конечном счете, к его распаду, а коммунистические организации были со временем выдавлены из правительства и запрещены (Коваль Б.И. Революционный опыт ХХ века. М.:Мысль. С. 242-246).
Антифашистские Народные фронты формировались и в других странах Европы и, несмотря на то, что не приходили к власти, выступали серьезным фактором, препятствующим приходу фашистов к власти, способствовали консолидации всех демократических антифашистских сил и росту авторитета коммунистов. В годы Второй Мировой войны эта смычка коммунистов с широкими слоями антифашистски настроенных трудящихся сыграет существенную роль в антифашистской борьбе трудящихся Европы. Это подняло авторитет коммунистов в глазах трудящихся и позволило в ряде стран усилиться коммунистическим организациям, а в некоторых странах - прийти к власти. Сильнейшее партизанское антифашистское сопротивление во время Второй Мировой войны происходило в Югославии, Чехословакии, Греции, Франции, Венгрии, Румынии, Польше и других странах. Рамки статьи не позволяют подробно рассматривать данный вопрос. Отметим лишь одно – значительный вклад в эту борьбу был сделан формированием народных фронтов до войны в ходе проведения линии 7 конгресса Коминтерна (подробнее см. https://rkrp-rpk.ru/2019/05/06/коминтерн-и-антифашистская-борьба/).

Выводы

Во всех практических опытах реализации тактики Народного фронта есть свои особенности, но нам важно обозначить общие закономерности становления, развития и распада Народных фронтов. На наш взгляд эти закономерности можно свести к четырем.
Во-первых, исторический опыт показал, что Народный фронт действительно смог стать реальным препятствием на путях наступления фашизма. С этой точки зрения как антифашистская сила Народный фронт сумел сплотить значительные широкие массы трудящихся, укрепить авторитет коммунистов как наиболее последовательной антифашистской силы. В конечном счете, тактика широкого народного антифашистского фронта привела к установлению советской власти в ряде государств Восточной Европы.
Во-вторых, Народный фронт явился одной из форм смычки пролетариата с широкими слоями трудящихся, что приводило к укреплению влияния коммунистов не только на заводской пролетариат, но и на других слои трудящихся (мелкую буржуазию, студенчество, трудовую демократически настроенную интеллигенцию).
В-третьих, во всех случаях буржуазия показывала свою непоследовательность в борьбе с фашизмом. Буржуазия оказывалась ненадежным союзником даже в деле защиты буржуазной демократии от фашизма, была склонна к переговорам и умиротворению фашистов, а то и прямому пособничеству фашизму. Последовательная антифашистская политика проводилась лишь коммунистами. И это не удивительно – ведь, несмотря на определенную разницу, и фашисты, и антифашистски настроенные круги буржуазии – представители одного класса и порождение одной системы, поэтому неудивительно, что буржуазная демократия зачастую боится больше союзников из коммунистического лагеря, чем противников из фашистского.

В-четвертых, буржуазный антифашизм очень быстро становился своей противоположностью, что отчетливо можно наблюдать в особенности на французском примере, когда правительство Даладье осуществило запрет на коммунистическую печать и деятельность, а также проводила политику умиротворения во внешней политике, что способствовало усилению позиций Гитлера. Это же мы видели в Греции, где революционные силы были задавлены реакционерами, поддерживаемыми британским империализмом (хотя, казалось бы, Великобритания воевала в антигитлеровской коалиции). Да и сама политика буржуазных стран антигитлеровской коалиции весьма показательна. Едва успев закончить Вторую Мировую войну, в США уже разрабатывались вполне серьезные планы атомной бомбардировки крупнейших городов СССР (план «Дропшот»). По своему цинизму и масштабам жертв в случае реализации этих планов, вчерашние антифашисты вполне могли превзойти своих фашистских противников. Да и сам факт сброса атомной бомбы на Хиросиму и Нагасаки тоже показателен. Вчерашние антифашисты быстро превращаются в проводников фашистской политики, будь то внешняя политика, связанная с атомной бомбардировкой мирных городов, или внутренняя, выражающаяся в запрете коммунистических организаций (как, например, во Франции). А всё оттого, что фашизм есть порождение капитала, и пока жив капитализм, всегда будет существовать почва для возрождения фашизма в том или ином виде.

Анализ указанных закономерностей, должен приводить современных коммунистов к определенным выводам:

Во-первых, раз фашизм - это открытая террористическая диктатура финансового капитала, то и последовательная борьба с фашизмом не может, так или иначе, не переходить в борьбу с капитализмом, этот фашизм порождающим. Без сильного (а желательно, руководящего) коммунистического ядра такая антифашистская борьба рискует быть непоследовательной, половинчатой, а то и просто сойти на нет.

Во-вторых, защищая буржуазную демократию от фашизма, выступая в союзе с широкими массами трудящихся, коммунисты не должны упускать из вида свою главную стратегическую цель - борьбу с капитализмом, борьбу за Советскую власть. Коммунисты должны использовать подобные союзы для усиления классовых позиций пролетариата, а не подчинять пролетариат шатаниям мелкобуржуазной демократии.

В-третьих, чтобы быть ядром народного протеста, пролетариат должен стать внушительной силой, отсюда –каждодневная организация пролетариата на борьбу за свои права, а также политическое просвещение широких масс трудящихся являются первейшей обязанностью коммунистов.

Остается последний вопрос: применим ли опыт Народных фронтов в современных условиях? Опыт Народных фронтов 1930-40-х гг. прошлого века является во многом уникальным, и переносить прежние формы на новую почву, а тем более проводить надуманные аналогии недопустимо. Как мы уже отмечали, важнейшим фактором того времени являлось социалистическое государство – СССР, которое являлось основным плацдармом для продвижения мирового революционного процесса и, конечно, существенным образом оказывало воздействие на международную политику буржуазных государств. В этих условиях режимы, ставящие главной своей целью уничтожение СССР «здесь и сейчас», являлись врагами № 1 для рабочего класса. Поэтому, когда складывалась вполне определенная ось стран фашизма с одной стороны, страна социализма с другой и страны буржуазной демократии с третьей, вполне логично, что можно и нужно было поддерживать антифашистские буржуазно-демократические государства против фашизма. Сегодня такой ситуации нет. Сегодня фашизация протекает приблизительно в равной степени в ряде стран, стоящих вроде бы на противоположных позициях. Империалистические государства, входящие в блок НАТО, и конкурирующие с ними империалистические государства (в первую очередь Россия и Китай) используют, когда им это выгодно, элементы фашизма во внутренней и внешней политике, а когда не выгодно - рядятся в антифашистские одежды. Во всех без исключения империалистических странах идет шовинистическая истерия и поиск внешнего врага. Во всех странах буржуазной демократии в большей или меньшей степени идет наступление на социально-экономические права и буржуазную демократию. Всё чаще мы видим, что права, закрепленные в буржуазно-демократических конституциях, становятся фикцией, а институты современной буржуазной демократии (парламентаризм, свобода слова, печати и пр.) превращаются в инструмент манипуляции общественным сознанием со стороны сил крупного капитала и не имеют ничего общего с реальными правами трудящихся. Во многих странах современного мира поднимает голову фашистская и даже нацистская идеология. К сожалению, к таким странам относятся и некоторые бывшие республики, входившие ранее в СССР, но и не только они. Мы видим, как в Западной Европе тоже растут ультраправые настроения, подогреваемые трудностями, связанными с притоком беженцев.

Все это, конечно, еще не фашизм как система власти, однако элементы фашизма по всему миру за последнее время только усиливаются. Это означает, что коммунистам всех стран необходимо действовать с учетом конкретной обстановки. Если речь идет об империалистических государствах, то там на первое место должна выходить классовая самоорганизация пролетариата и его политическое просвещение, разоблачение «своего» фашизма, «своей» буржуазии. Для коммунистов империалистических стран должно быть понятно, что главный враг в своей стране. Но это не означает, что нельзя использовать трещины между конкурирующими между собой империалистами в целях усиления позиций рабочего класса, в целях борьбы с явными проявлениями фашизма, в целях противостояния с религиозным радикализмом. Бесспорно в условиях наступления оппортунизма, который превратился в полностью подконтрольный капиталу идеологический и политический инструмент контроля над рабочим классом, борьба с ним для современных коммунистов должна быть одним из приоритетных направлений. В России необходима борьба с шовинизмом, маскирующимся под советские знамена. Не секрет, что формальный статус РФ как правопреемника СССР побуждает ряд сил отождествлять усиление позиций российского империализма с движением к восстановлению СССР. Но мы-то понимаем, что это не так. Мы понимаем, что подлинным условием восстановления подлинного СССР может быть только революционный переход к социализму, а усиление империализма РФ мешает этому процессу. Ведь усиление российского империализма сопряжено с усилением политического влияния российской буржуазии, отсюда играет не на руку силам прогресса, а на руку реакции, регрессу, как и усиление любого другого империализма.

Самое же главное для современных коммунистов - это понимание своих задач и умение найти подход к своему классу, умение проводить свою принципиальную линию – линию на завоевание диктатуры пролетариата. Если это будет, то остальное приложится. Сила большевиков заключалась в значительной степени в их принципиальной классовой линии, это помогло им привлечь на свою сторону колеблющихся. Как говорил Ленин, «Чтобы помочь колеблющимся, надо перестать колебаться самому» (ПСС, том 34. С. 409).