Ленин о наших разногласиях

От редакции. Мы публикуем статью В.И. Ленина «Разногласия в европейском рабочем движении», которая, на наш взгляд, может дать ответы на многие современные вопросы. В чём корень наших противоречий? Почему коммунисты порой всю свою агитационно-пропагандистскую работу отставляют на вторые роли для того, чтобы заняться беспощадной внутренней борьбой? Только ли дело в личных конфликтах, или существуют какие-то объективные причины во фракционной борьбе, расколах и взаимных обвинениях? Откуда растут наши разногласия? Обо всём этом написал Ленин ещё в 1910 году.

Понимая фундаментальные причины разногласий в рабочем движении, можно уже разобраться в том, что происходит у нас сегодня.

Недавно на нашем сайте товарищ В.Н. Туруло опубликовал свою статью «Новейший» троцкизм или ленинизм?» (https://rkrp-rpk.ru/2020/05/11/новейший-троцкизм-или-ленинизм/), в которой скрупулёзно перечислил ряд пагубных для нашего общего коммунистического дела явлений, объединив их все под названием «новейший троцкизм» или «современный троцкизм». Таким образом, перед нами возникает не только новый термин, но и как бы настоящее вредительское течение, идеологически оформленное, дисциплинированное, цельное, идентифицируемое с помощью перечисленных в статье признаков. Без сомнения многие негативные факторы, описанные т. Туруло, присутствуют в нашей жизни. Мы периодически сталкиваемся и с попытками применения авторитарных методов управления, и с волюнтаризмом, и с трескучей революционной фразой, не подкреплённой никакими полезными для развития рабочего движения делами. Да и другие вредные симптомы, перечисленные в той же статье, можно признать вполне существующими.

Однако в чём можно усомниться, так это в том, что все эти сегодняшние явления, о которых в одной статье рассказал т. Туруло, объединены общей идеологией, общей организационной составляющей. Другими словами, если есть «новейший троцкизм» внутри коммунистического движения, внутри нашей партии (а товарищ Туруло всё время упоминает партию, внутрипартийную деятельность), то значит, имеется центр этого течения, или даже ядро скрытой фракции. Получается, среди нас и в наших партийных рядах орудуют «новейшие троцкисты», которые в своих разрушительных целях допускают и авторитарный стиль, и трескучие фразы, раздают поручения своим сторонникам дискредитировать настоящих коммунистов и всё остальное. И уже можно допустить, что кто-то, взяв на вооружение теорию товарища Туруло, тут же станет разбрасываться обвинениями в принадлежности к антипартийной группе в сторону тех, кто допускает какие-то нарушения Устава или просто формально может быть притянут под те признаки, которые в упомянутой статье перечислены. Получается, что материал товарища Туруло можно использовать как инструмент для разжигания страстей во внутрипартийной борьбе. А там, где ещё имеется возможность спокойно разобраться, найти конструктивные решения, могут быть навешаны ярлыки и сожжены мосты. Вряд ли товарищ Туруло хотел создать именно такой разрушительный инструмент, объединяя под общим термином всё то, что он описал.

Но, при этом, конечно же, стоит поблагодарить Валерия Николаевича за неравнодушие, за внимательность, за педантичное перечисление вредных факторов.
Причём же здесь статья Ленина, которую мы публикуем? Дело в том, что корни многих явлений, подборку которых дал нам т. Туруло, можно увидеть в тех причинах разногласий, которые ещё 110 лет назад были увидены Владимиром Ильичом. Это именно что объективные причины, неизбежно возникающие и требующие научного подхода к их искоренению.

К примеру, мы знаем, что и внутри нашей партии и рядом с ней действуют не только опытные и продвинутые в практике и теории бойцы, но и те, кто продолжает использовать устарелые приёмы и методы, не ценит теорию, выпячивает лишь некоторые лозунги и стороны марксизма. Это происходит не потому, что все эти наши товарищи находятся в каком-то троцкистском заговоре. А потому, что внутри партии и рабочего движения не уделяется достаточное внимание болезням роста, обучению новичков (да и «старичков» тоже).

И разве не прибиваются к нашему движению и к нашей партии такие люди, которые ещё не порвали с буржуазно-демократическими отдельными иллюзиями? Такое вполне может быть, учитывая то, что в современных условиях отсутствия массовости, мы иногда рады любым людям, встающим в наши ряды.
Капитализм сохранил все свои диалектические противоречия со времён Ленина, буржуазия продолжает менять свою тактику, переходя от реформ к репрессиям и обратно.

Все эти причины Ленин вскрыл и дал нам в доступном виде. И выводы из ленинской статьи получаются совсем не те, что вытекают из статьи тов. Туруло. И именно в этих самых коренных причинах, указанных Лениным, мы должны хорошо разобраться, прежде чем будем готовить ярлыки и обвинения в антипартийном троцкистском сговоре.

РАЗНОГЛАСИЯ В ЕВРОПЕЙСКОМ РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ

Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 20.

Источник
Основные тактические разногласия в современном рабочем движении Европы и Америки сводятся к борьбе с двумя крупными направлениями, отступающими от марксизма, который фактически стал господствующей теорией в этом движении. Эти два направления — ревизионизм (оппортунизм, реформизм) и анархизм (анархо-синдикализм, анархо-социализм). Оба эти отступления от господствующей в рабочем движении марксистской теории и марксистской тактики наблюдаются в различных формах и с различными оттенками во всех цивилизованных странах на протяжении более чем полувековой истории массового рабочего движения.

Уже из одного этого факта явствует, что нельзя объяснять этих отступлений ни случайностями, ни ошибками отдельных лиц или групп, ни даже влиянием национальных особенностей или традиций и т. п. Должны быть коренные причины, лежащие в экономическом строе и в характере развития всех капиталистических стран и постоянно порождающие эти отступления. Вышедшая в прошлом году небольшая книжка голландского марксиста Антона Паннекука: «Тактические разногласия в рабочем движении» (Anton Pannekoek. «Die taktischen Differenzen in der Arbeiterbewegung». Hamburg, Erdmann Dubber, 1909) представляет из себя интересную попытку научного исследования этих причин. В дальнейшем изложении мы познакомим читателя с выводами Паннекука, которые нельзя не признать вполне правильными.

Одной из наиболее глубоких причин, порождающих периодически разногласия насчет тактики, является самый факт роста рабочего движения. Если не мерить этого движения по мерке какого-нибудь фантастического идеала, а рассматривать его, как практическое движение обыкновенных людей, то станет ясным, что привлечение новых и новых «рекрутов», втягивание новых слоев трудящейся массы неизбежно должно сопровождаться шатаниями в области теории и тактики, повторениями старых ошибок, временным возвратом к устарелым взглядам и к устарелым приемам и т. д. На «обучение» рекрутов рабочее движение каждой страны тратит периодически большие или меньшие запасы энергии, внимания, времени.

Далее. Быстрота развития капитализма неодинакова в разных странах и в разных областях народного хозяйства. Марксизм всего легче, всего быстрее, полнее и прочнее усваивается рабочим классом и его идеологами в условиях наибольшего развития крупной промышленности. Отсталые или отстающие в своем развитии экономические отношения постоянно ведут к появлению таких сторонников рабочего движения, которые усваивают себе лишь некоторые стороны марксизма, лишь отдельные части нового миросозерцания или отдельные лозунги, требования, не будучи в состоянии решительно порвать со всеми традициями буржуазного миросозерцания вообще и буржуазно-демократического миросозерцания в частности.

Затем, постоянным источником разногласий является диалектический характер общественного развития, идущего в противоречиях и путем противоречий. Капитализм прогрессивен, ибо уничтожает старые способы производства и развивает производительные силы, и в то же время, на известной ступени развития, он задерживает рост производительных сил. Он развивает, организует, дисциплинирует рабочих, — и он давит, угнетает, ведет к вырождению, нищете и т. д. Капитализм сам создает своего могильщика, сам творит элементы нового строя, и в то же время, без «скачка», эти отдельные элементы ничего не изменяют в общем положении вещей, не затрагивают господства капитала. Эти противоречия живой жизни, живой истории капитализма и рабочего движения умеет охватить марксизм, как теория диалектического материализма. Но понятно само собою, что массы учатся из жизни, а не из книжки, и поэтому отдельные лица или группы постоянно преувеличивают, возводят в одностороннюю теорию, в одностороннюю систему тактики то одну, то другую черту капиталистического развития, то один, то другой «урок» этого развития.

Буржуазные идеологи, либералы и демократы, не понимая марксизма, не понимая современного рабочего движения, постоянно перескакивают от одной беспомощной крайности к другой. То они объясняют все дело тем, что злые люди «натравливают» класс на класс, — то утешают себя тем, что рабочая партия есть «мирная партия реформ». Прямым продуктом этого буржуазного миросозерцания и его влияния надо считать и анархо-синдикализм и реформизм, хватающиеся за одну сторону рабочего движения, возводящие односторонность в теорию, объявляющие взаимно исключающими такие тенденции или такие черты этого движения, которые составляют специфическую особенность того или иного периода, тех или иных условий деятельности рабочего класса. А действительная жизнь, действительная история включает в себя эти различные тенденции, подобно тому, как жизнь и развитие в природе включают в себя и медленную эволюцию и быстрые скачки, перерывы постепенности.

Ревизионисты считают фразами все рассуждения о «скачках» и о принципиальной противоположности рабочего движения всему старому обществу. Они принимают реформы за частичное осуществление социализма. Анархо-синдикалист отвергает «мелкую работу», особенно использование парламентской трибуны. На деле эта последняя тактика сводится к поджиданию «великих дней» при неумении собирать силы, создающие великие события. И те и другие тормозят самое важное, самое насущное дело: сплочение рабочих в крупные, сильные, хорошо функционирующие, умеющие при всяких условиях хорошо функционировать, организации, проникнутые духом классовой борьбы, ясно сознающие свои цели, воспитываемые в действительно марксистском миросозерцании.

Здесь мы позволим себе маленькое отступление и заметим в скобках, во избежание возможных недоразумений, что Паннекук иллюстрирует свой анализ исключительно примерами из западноевропейской истории, особенно Германии и Франции, совершенно не имея в виду России. Если иногда кажется, что он намекает на Россию, то это зависит лишь от того, что основные тенденции, порождающие определенные отступления от марксистской тактики, проявляются и у нас, несмотря на громадные культурные, бытовые и историко-экономические отличия России от Запада.

Наконец, чрезвычайно важной причиной, порождающей разногласия среди участников рабочего движения, являются изменения в тактике правящих классов вообще, буржуазии в особенности. Будь тактика буржуазии всегда однообразна или хотя бы всегда однородна, — рабочий класс быстро научился бы отвечать на нее столь же однообразной или однородной тактикой. На деле буржуазия во всех странах неизбежно вырабатывает две системы управления, два метода борьбы за свои интересы и отстаивания своего господства, причем эти два метода то сменяют друг друга, то переплетаются вместе в различных сочетаниях. Это, во-первых, метод насилия, метод отказа от всяких уступок рабочему движению, метод поддержки всех старых и отживших учреждений, метод непримиримого отрицания реформ. Такова сущность консервативной политики, которая все больше перестает быть в Западной Европе политикой землевладельческих классов, все больше становится одной из разновидностей общебуржуазной политики. Второй метод — метод «либерализма», шагов в сторону развития политических прав, в сторону реформ, уступок и т. д.

Буржуазия переходит от одного метода к другому не по злостному расчету отдельных лиц и не по случайности, а в силу коренной противоречивости ее собственного положения. Нормальное капиталистическое общество не может успешно развиваться без упроченного представительского строя, без известных политических прав населения, которое не может не отличаться сравнительно высокой требовательностью в «культурном» отношении. Эту требовательность по части известного минимума культурности порождают условия самого капиталистического способа производства с его высокой техникой, сложностью, гибкостью, подвижностью, быстротой развития всемирной конкуренции и т. д. Колебания в тактике буржуазии, переходы от системы насилия к системе якобы уступок свойственны, вследствие этого, истории всех европейских стран за последние полвека, причем разные страны преимущественно развивают применение того или иного метода в течение определенных периодов. Например, Англия в 60-х, 70-х годах XIX века была классической страной «либеральной» буржуазной политики, Германия 70-х и 80-х годов держалась метода насилия и т. п.

Когда в Германии царил этот метод, односторонним отзвуком этой одной из систем буржуазного управления был рост анархо-синдикализма, или, по-тогдашнему, анархизма в рабочем движении («молодые» в начале 90-х годов, Иоган Мост в начале 80-х). Когда в 1890 году наступил поворот к «уступкам», этот поворот, как и всегда, оказался еще более опасным для рабочего движения, порождая столь же односторонний отзвук буржуазного «реформаторства»: оппортунизм в рабочем движении. «Позитивная, реальная цель либеральной политики буржуазии, — говорит Паннекук, — есть введение в заблуждение рабочих, внесение раскола в их среду, превращение их политики в бессильный придаток бессильного, всегда бессильного и эфемерного якобы реформаторства».

Нередко буржуазия на известное время достигает своей цели посредством «либеральной» политики, которая представляет из себя, по справедливому замечанию Паннекука, «более хитрую» политику. Часть рабочих, часть их представителей подчас дает себя обмануть кажущимися уступками. Ревизионисты провозглашают «устарелым» учение о классовой борьбе или начинают вести политику, на деле осуществляющую отречение от нее. Зигзаги буржуазной тактики вызывают усиление ревизионизма в рабочем движении и нередко доводят разногласия внутри него до прямого раскола.

Все причины указанного рода вызывают разногласия относительно тактики внутри рабочего движения, внутри пролетарской среды. Но китайской стены между пролетариатом и соприкасающимися с ним слоями мелкой буржуазии, в том числе и крестьянства, нет и быть не может. Понятно, что переходы отдельных лиц, групп и слоев от мелкой буржуазии к пролетариату не могут не порождать, с своей стороны, колебаний в тактике этого последнего.

Опыт рабочего движения различных стран помогает уяснить на конкретных вопросах практики сущность марксистской тактики, помогает более молодым странам яснее различать истинное классовое значение отступлений от марксизма и успешнее бороться с этими отступлениями.

«Звезда» № 1, 16 декабря 1910 г.
Подпись: В . Ильин