Оправдан ли шум вокруг книги Шваба

В последнее время на различных ресурсах широковещательно рекламируется книга немецкого экономиста, основателя и бессменного президента Всемирного экономического форума в Давосе Клауса Шваба, написанная им в соавторстве с известным французским журналистом, руководителем аналитического издания «Ежемесячный барометр» Тьери Маллере в прошлом году.

Представляем материал с анализом этой книги, подготовленный членом Политсовета ЦК РКРП-КПСС тов. Тарановым О.Л. по заказу Идеологической комиссии ЦК РКРП-КПСС.

Тов. Таранов приводит выполненный им конспект книги со своими примечаниями (выделены оранжевым цветом), чтобы читатель получил достаточно полное представление о её содержании, а затем делает свои выводы о ней.

Клаус Шваб, Тьери Маллере — COVID19 - Великая перегрузка (конспект)

1. Введение

Тяжесть коронакризиса - похоже, что мир не будет таким, как прежде. Сама по себе эпидемия не изменит мир, но ускорит некоторые тенденции. Попытаемся пролить свет на них и определить, какие желательные формы они могут принять. История эпидемий. Эта - не похожа на прошлые. В конечном счёте пандемия ускорит системные изменения, которые уже были очевидны:

  • частичный откат глобализации;
  • растущий разлад между США и Китаем;
  • ускорение автоматизации;
  • опасения развитием слежки;
  • растущая привлекательность политики благосостояния;
  • растущий национализм и страх иммиграции;
  • растущая мощь технологий;
  • необходимость фирмам работать онлайн
  • и др.

Возможности изменений и новый порядок в результате ограничены только нашим воображением, хорошо это или плохо [тенденция к идеализму, утопизму]. Общества могут стать более эгалитарными или авторитарными, двигаться к солидарности или индивидуализму, защищать интересы большинства или немногих. Экономики могут перейти к защите интересов общин или восстановиться в том же виде. Мы должны воспользоваться возможностью заново вообразить мир и постараться сделать его лучше в ходе восстановления от кризиса.

2. Макро-перезагрузка

Все сферы связаны, мир нелинейный: сложный, адаптивный, быстрый и неоднозначный.

2.1. Концептуальный фреймворк (каркас, структура программной системы) — 3 определяющие характеристики современного мира

Взаимозависимость: мы живём в одной лодке, все страны связаны, и риски — тоже влияют друг на друга. Узкое изолированное мышление [хата с краю] неактуально. Скорость: всё меняется быстрее, чем раньше, время в дефиците. Кризисы тоже развиваются быстро. Правительства принимают решения долго, а избиратели ожидают их быстро. Чтобы принимать решения, нужно больше информации и больше анализа. Сложность: много элементов, много информации, всё нелинейно взаимосвязано, неопределённо, возникают эффекты бабочки (эффект больших последствий вследствие незначительных воздействий) и пр. Эксперты не дают ответов. Чтоб отслеживать эпидемии, нужна огромная инфраструктура наблюдения, связи, научных исследований и т.п. Ковид был вполне ожидаем. Но вот некоторые последствия эпидемии непредсказуемы. Сложность налагает ограничения на наши знания и понимание вещей. И политики уже не в состоянии принимать адекватные решения ("квантовая политика").

2.2. Экономическая перезагрузка

  1. Экономика ковид-19

Экономика сложная и взаимосвязанная. Эффект эпидемии будет глубокий - существенные эффекты могут продолжаться 40 лет, подавляя норму прибыли, темпы роста. Потребители будут больше накапливать. С точки зрения труда могут быть приобретения за счёт капитала — реальные зарплаты имеют тенденцию к возрастанию после пандемии (по аналогии с эффектом чумы 14-го в.). Эффект может быть усилен старением населения. Но совершенно не ясно, даст ли кризис сдвиги в сторону труда — может дать, но технология может изменить ситуацию.

  1. Неопределённость

Пока ничего непонятно, но с точки зрения науки вероятны три сценария, как пойдёт эпидемия в 2021-2022 гг.

  1. Экономическая ошибка - пожертвовать немногими жизнями, чтобы сохранить рост

Идут дебаты: сохранять жизни или сохранять экономику. Это ложный выбор. Даже с экономической точки зрения нужно сохранять жизни [аргументы местами кейнсианские]. Только будущие данные это смогут доказать. Минусы локдаунов видны, а спасённые жизни и пр. - нет. По исследованиям локдауны уже предотвратили миллионы смертей в Европе.

  1. Рост и занятость

Эпидемия вызвала экономический шок хуже 1929 и 2008 гг. Безработица скакнула резко выше 10%.

  1. Экономический рост

Очень пострадала сфера услуг, которая даёт большую часть ВВП и занятости. Опасность волны банкротств и коллапса инвестиций, роста накоплений населения, глобального оттока капиталов.

  1. Занятость

Более 36 млн американцев потеряли работу, безработица может достичь 25% + скрытая. Тяжесть безработицы будет отличаться от страны к стране. В США дела хуже, чем в Германии из-за простоты увольнения и европейских фискальных мер по поддержке занятости. В перспективе наибольшие проблемы найти работу будут у молодых без опыта и тех, чьи работы вытесняет автоматизация. Автоматизации будут опасаться. Но она повышает производительность и благосостояние, создаёт новый спрос и через это рабочие места нового типа. Похоже, что эпидемия вызовет замену физического труда роботами и «умными» машинами, что вызовет структурные изменения на рынке труда. Процесс автоматизации обычно идёт волнами. Рынок труда будет поляризоваться: высокооплачиваемые виды труда и много низкооплачиваемых, исчезающих или неинтересных.

  1. На что может быть похож будущий рост

Рост будет гораздо ниже, чем до эпидемии. Шок соединяется с демографическими трендами старения и снижения популяции в некоторых странах. Возможны сдвиги к более честному и зелёному будущему, как после 2-й МВ - велфэр (социальные пособия неимущим) , ООН и т.п. Потребуется изменение мышления мировых лидеров, настрой на благополучие всех жителей планеты. Политики слишком ориентируются на ВВП как показатель. Нужно учитывать ценности, создаваемые в цифровой экономике, неоплачиваемый труд. При этом сейчас бесполезные спекуляции засчитываются как нечто полезное. Важен не только размер экономики, но и распределение благ и доступ к возможностям. Нужно учитывать природный и социальный капитал и т.п. и в целом — уровень счастья. Счастье зависит больше не от ВВП на душу, а от доступного здравоохранения и пр., так что могут распространяться новые социальные нормы здорового питания, эмпатии и т.п. Драйверы экономики – «Зелёная экономика»: продукты долгого пользования, бесплатный ремонт и т.п. Социальная экономика: воспитание детей, уход, образование, здравоохранение. Инновации в производство, распределение и бизнес-модели: правительства могут соединять установку целей госсектором и стимулы коммерческих инноваций. Нужно инвестировать в указанные направления роста. В отдельных областях может быть "отрицательный рост".

  1. Фискальная и монетарная политика

ЦБ были предприняты резкие меры стимулирования. Эти меры привели к сильным дефицитам. У более богатых стран есть больше пространства для налоговой политики. В будущем средства ЦБ будут направляться на инфраструктурные проекты, зелёную экономику, сохранять рабочие места, предотвращать банкротства. Есть риски неконтролируемой инфляции. Здесь смыкаются современная денежная теория и "вертолётные деньги" (модель денежной эмиссии, не имеющей реального эффекта). Идея привлекательная и реализуемая [то есть автор - поклонник ММТ или кейнсианской политики].

  1. Дефляция или инфляция

Дефляция может быть большим риском, вряд ли в ближайшее время будет инфляция. Богатые страны могут столкнуться с ситуацией Японии.

  1. Судьба доллара

Доллар долго был мировой резервной валютой, США могли дёшево брать кредиты и иметь низкие ставки дома и потреблять больше + большие бюджетные и торговые дефициты. Некоторые ожидают конца доминирования доллара. Какие альтернативы? США - ещё гегемон. Китайский юань может быть альтернативой, если курс будет регулироваться рынком. То же с евро. Китай впереди всех по созданию цифровой валюты. Бедные страны могут не смочь вернуть свои долги в долларах. Для них может наступить долгий кризис.

2.3. Общественная перезагрузка

Вырастут общественные проблемы в бедных странах: бедность, неравенство, коррупция. Могут привести к общественной дезинтеграции. Разные страны справляются по-разному. Более успешны те, кто:

  • готовились логистически и организационно,
  • быстро принимали решительные решения,
  • имеют эффективную и инклюзивную систему здравоохранения,
  • имеют общество с высоким доверием,
  • в кризисе проявляют чувство солидарности, работают на общее благо.

Грядёт перераспределение богатства от богатых к бедным, от капитала к труду. Ковид убьёт неолиберализм, рыночный фетишизм.

  1. Неравенство

Ковид усилил неравенство — великий разуравнитель. Верхние классы перешли на удалёнку и обучение детей дома. Рабочий класс оказался на передовой опасности, их дети - без присмотра. Ковид непропорционально сильно ударил по афроамериканцам, людям с низким доходом, бездомным. Эпидемия вскрыла глубокое несоответствие между ценностью труда и его экономической компенсацией. Мы платим меньше всего тем, кто больше всего полезен для общества. Что будет после пандемии? Похоже, в ближней перспективе неравенство вырастет. Но в средней — неравенство может сократиться. Это будет, если люди будут достаточно разъярены несправедливостью того, что лечат прежде всего богатых. Мы должны будем пересмотреть ситуацию, когда спекулянты, не приносящие пользы, получают миллионы — в разы больше медсестёр. Тогда политика будет приводить к улучшению условий труда и росту зарплат.

  1. Общественный протест

В экстремальных случаях протесты могут привести к дезинтеграции общества и политическому коллапсу. Протесты возрастут везде. После эпидемии будет много безработных, отчаявшихся, больных и голодных. Нет механических триггеров протеста, они зависят от множества факторов. Индивидуалистические США больше рискуют, чем более солидарные или социальные Европа и Азия. Мы не беспомощны и можем предпринять правильную политику, чтобы сократить риски протестов. Прежде всего — уменьшить неравенство.

  1. Возвращение "большого" правительства

После сокращения роли правительства (Тэтчер и пр.) его роль снова растёт, оно всё больше контролирует экономику. Страхование здоровья и от безработицы будет создаваться или усиливаться. Будет развиваться социалка, приниматься меры, вроде запрета выкупов акций, предотвращение банками раздувания потребительского кредитования. Будет поощряться государственно-частное партнёрство. Налогообложение возрастёт.

  1. Общественный договор

Общественные договоры изменятся, в разных странах будут разные. Общие черты:

  1. более широкое или универсальное социальное обеспечение
  2. движение в сторону расширенной защиты рабочих и самых уязвимых ["прекариат", самозанятые]

Для Западных демократий важно сохранение свобод. Молодые люди хотят перемен, предлагают радикальные решения. Активизм молодёжи растёт, соцсети увеличивают мобилизацию: идут демонстрации и протесты по вопросам изменения климата, экономических реформ, гендерного равенства, прав ЛГБТ. Молодые — авангард социальных перемен.

2.4. Геополитическая перезагрузка

Ожидается сдвиг к многополярности и соревнование за влияние. Конфликты будут вызваны не идеологией (кроме радикального ислама), а национализмом и соревнованием за ресурсы. Если ни одна держава не установит порядок, мир будет страдать от недостатка порядка. Если только нации и международные организации не найдут лучших путей для сотрудничества, мы рискуем войти в век энтропии и раздробленности. Крах государств (в т.ч. нефтяных), распад ЕС, конфликт США и Китая, ведущий к войне, — вот возможные сценарии.

  1. Глобализация и национализм

Глобальная экономика так переплетена, что невозможно отменить глобализацию. Но можно её замедлить и обратить в другую сторону. Эпидемия это и сделает. Глобальные цепочки поставок становятся короче из-за рисков и политического давления справа и слева. Процесс это медленный, сложный и дорогой. Скорее всего, процесс приведёт к регионализации — промежуточному состоянию. Регионы будут стремиться к самодостаточности. Глобальная торговля сократится. Рост национализма. Национальные власти будут ограничивать международные потоки капитала. Нет смысла восстанавливать статус кво, но важно ограничить негативные эффекты экономического ущерба и социальных проблем. Нужно улучшить глобальное управление — против протекционистских тенденций.

  1. Глобальное управление

Глобальное управление — процесс кооперации между международными акторами для ответов на глобальные проблемы. Национальные государства делают возможным глобальное управление (ГУ). Чем больше национализма и изоляционизма, тем менее эффективно ГУ. И мы в этой ситуации. Ковид напомнил, что самые большие проблемы имеют глобальную природу, их нужно решать коллективно. Без ГУ мы не сможем решать проблемы. Государства попадают в порочный круг: не могут справиться, теряют доверие и т.д.

  1. Растущее соперничество между КНР и США

Мы можем увидеть новый тип холодной войны между КНР и США. Сценарии: Китай победил, США победили, никто не победил.

  1. Хрупкие и несостоявшиеся государства

Хрупкие государства легко могут стать несостоявшимися. Хрупкость государств, особенно в Африке — одна из основных проблем. [Далее - риски разных стран, в том числе, - держащихся на экспорте одного товара]

2.5. Экологическая перезагрузка

Изменение климата и крах экосистем похожи на кризис ковида.

  1. Коронавирус и окружающая среда

Природа и зоонотические болезни. Загрязнение воздуха и риск пандемий. Локдауны и выбросы углекислого газа.

  1. Влияние пандемии на изменение климата и другие экологические политики

2.6. Технологическая перезагрузка

Четвёртая промышленная революция идёт с большой скоростью, новые технологии вокруг нас. Пандемия будет ускорять инновации.

  1. Ускорение цифровой трансформации
    1. Потребитель

Во время локдаунов многие полагаются на цифровые приложения и услуги, изменили свои привычки. Общение переходит на цифровые платформы.

2. Регулятор

Переход к цифровизации ускоряется регуляторами. Легализация телемедицины, доставка дронами, упрощение платежей.

3. Фирма

Активная автоматизация сферы услуг ускоряется социальным дистанцированием. Развивается локальное производство при помощи автоматизации и роботов. Роботы в клининге и доставке. Промышленные роботы.

4. Отслеживание контактов и слежка

Технологии, в т.ч. цифровые могут быть очень полезны. Успешное отслеживание контактов — ключевой компонент успешной стратегии борьбы с эпидемией. Отслеживание положения человека через GPS или сотовую сеть. Обнаружение контактов людей через bluetooth. Использование специальных мобильных приложений. Возникают вопросы с приватностью. Когда кризис закончится и люди вернутся на рабочие места, корпорации сдвинутся к большей слежке. Будут смотреть и записывать, что работники делают, во благо или во вред. Это обязательно поднимет вопросы законодательного регулирования и сохранения приватности, против которых будут выступать компании под предлогом, что без слежения не смогут работать в условиях эпидемии. Законодатели, учёные и профсоюзники опасаются, что средства слежки останутся после кризиса, убирать их не будут, чтобы проверять производительность работников. Такое было после 11 сентября: чрезвычайные меры стали "нормальными". Многие предвидят антиутопию.

5. Риск антиутопии

Цифровые технологии пронизывают нашу жизнь, возникает риск антиутопии. Предупреждения в художественных произведениях и исследованиях вроде Surveillance Capitalism. Пандемия может открыть эру активного наблюдения за здоровьем и обнаружения источников инфекции. Разные исследователи предупреждают о технологическом тоталитаризме. Спиноза: "Не может быть страха без надежды и надежды без страха". Ничто не неизбежно, мы должны понимать хорошие и плохие последствия. Антиутопические сценарии не предопределены. Джин технологической слежки нельзя вернуть в бутылку. Но правители и каждый из нас должны сохранить преимущества технологий, не жертвуя индивидуальными и коллективными ценностями и свободами.

3. Микро-перезагрузка

3.1. Микро-тренды

  1. Ускорение цифровизации

Цифровизация для многих компаний теперь вопрос жизни и смерти. Развивается IoT («интернет вещей»), услуги online to offline, телемедицина, e-commerce.

  1. Эластичные цепочки поставок

Пандемия прикончила принцип, что компании должны оптимизировать цепочки поставок на основе цен отдельных компонентов и зависящих от одного поставщика критических материалов. Теперь эластичность важнее эффективности, “just-in-case” заменяет “just-in-time" [повтор про локализацию производства и сокращение длины цепочек]

  1. Правительство и бизнес

Правительства спасли бизнес и могут захотеть что-то взамен. Максимизация прибыли и краткосрочное планирование не соответствуют целям общества. Давление улучшить соц. защиту и уровень зарплат будет возрастать. МРОТ будет в центре внимания. Повышение налогов. Всё это затронет гиг-экономику (система найма не в штат предприятия, а лишь для выполнения конкретного проекта), приблизит положение её работников к наёмным.

  1. Капитализм заинтересованных лиц (сторон) и экологическое, социальное и корпоративное управление (ЭСКУ)

Капитализм заинтересованных лиц и ЭСКУ становятся всё более важны. [Капитализм заинтересованных лиц/сторон - по сути, возрождение идеи корпоративизма, классового мира] Компании не могут просто искать прибыль, они должны служить всем заинтересованным лицам, не только владельцам. Кризис усилил чувство ответственности. Отсутствие ЭСКУ может уничтожить ценность и условия существования бизнеса. Хорошее отношение к работникам и сообществам - условие сохранения репутации. Возникает активизм работников: они начинают влиять на политику компаний. Резко возрастает активизм в промышленности: забастовки и протесты. Всё важнее вопрос безопасности на рабочем месте.

3.2. Промышленная перезагрузка

  1. Социальное взаимодействие и снижение плотности

Эффекты на сферы путешествий, туризма, гостиничного бизнеса, развлечений, розничной торговли, аэрокосмической промышленности и даже автомобильной промышленности.

  1. Изменения поведения

Эффекты на сферы продаж, недвижимости, образования.

  1. Устойчивость

Эффекты на сферы технологий, здравоохранения, банков, страхования, автомобильную промышленность, электроэнергетику

3.3. Индивидуальная перезагрузка

  1. Переопределение гуманности
    1. Лучшие ангелы в нашей природе… или нет?

Пандемия может пробудить лучшие и худшие психологические черты. Где-то сближает, где-то разделяет.

2. Моральные выборы

Пробудились философские дебаты - как максимизировать общее благо, что это такое. Либертарианство, утилитаризм оспаривают ценность общего блага. Дебаты по поводу локдаунов. Важность честности.

3. Психическое здоровье и благополучие

Негативные эффекты пандемии на это.

3.4. Смена приоритетов

Повод задать себе вопросы о приоритетах: что важно, не рабы ли мы консьюмеризма (потребительства) и т.д.

  1. Креативность

Мы увидим всплеск креативности из-за самоизоляции.

  1. Время

В локдауне изменяется ощущение времени.

  1. Потребление

Изменились паттерны (шаблоны) потребления.

  1. Природа и благополучие

Пандемия привлекла внимание к важности природы.

4. Заключение

Кризис дал возможность подумать, как экономика и общество должны выглядеть. Мы должны меняться. Можем ли? Перезагрузка - амбициозная задача сделать мир лучше. Ничего не делать нельзя. Сегодня мир лучше, чем когда-либо прежде. Протесты BLM (движение «Жизни чёрных важны») подтвердили необходимость перезагрузки. Абсолютная необходимость для перезагрузки — расширение сотрудничества между странами. Мы на перепутье: один путь ведёт к лучшему миру, другой - к миру, похожему на прошлое, но с неприятными сюрпризами.

Выводы тов. Таранова

Шваб и Ко верно отмечают наиболее очевидные тенденции, особенно - связанные с пандемией. Обзор этих тенденций с научных позиций действительно был бы полезен, но в книге Шваба это по большому счёту – набор банальностей. Материалистические законы развития общества и капитализма авторам не знакомы (либо игнорируются ими), поэтому никаких более глубоких выводов в ней нет. Прогнозы на уровне: «может быть так, а может быть и эдак». «Но хорошо бы, чтобы хорошего было больше, а плохого - меньше, давайте постараемся».

Политическая позиция авторов - левоцентристская (социал-либерализм). Хотя идея «капитализма заинтересованных сторон", т.е. классового мира при капитализме, корпоративизма, использовалась активно и правыми – от Муссолини до Путина.

Шваб и Ко провозглашают утопические идеи реформирования капитализма, сеют реформистские иллюзии о том, что при капитализме возможны социальная справедливость и решение экологических проблем. Цель предлагаемых реформ - предотвратить социальный взрыв, возможно даже - революцию. Господа понимают, что капитализм заходит в тупик и для предотвращения революций нужно вскрыть конверт "затевай реорганизацию".

Разумеется, никаких планов всемирного контроля в книге нет. Хотя далёких от научного мировоззрения людей может пугать и простая констатация объективных тенденций к цифровизации, которых они не понимают и потому боятся.

Для нас книга может быть полезна с точки зрения понимания обостряющихся тенденций классовой борьбы: за безопасность рабочих мест, против тотальной слежки, за решение экологических проблем, против безработицы, вызванной капиталистической автоматизацией, и т.д.

Примечание.

К этим выводам присоединился и Секретарь ЦК РКРП-КПСС по идеологии И.Л. Ферберов.