Зюгановщина как оппортунизм нового типа

От редакции. Вопросы, поднимаемые в этой статье, ранее многократно ставились представителями РКРП и других партий. Но, по понятным причинам, голос изнутри КПРФ много важнее, хотя и он далеко не первый. Но заслуги, авторитет, научные знания товарища Воронина безусловно заслуживают внимания. Он ещё надеется на то, что в КПРФ могут найтись силы на осуществление разрыва с оппортунизмом и поворот в сторону марксизма. Мы эту надежду не особо разделяем, так как несмотря на наличие в КПРФ людей, понимающих суть происходящего и переживающих эту трагедию всей душой, изменить они мало что могут. Создана такая система управления партией, которая соответствует закону РФ о партиях, а не ленинским принципам партии нового типа. К тому же с каждым годом КПРФ пополняется новой порослью молодых политиков, которые все больше и больше рассматривают партию как возможность самореализоваться на поприще выборов и сделать карьеру профессиональных политиков (недаром на выборах в нынешнюю Думу в центральной части общефедерального списка КПРФ из 15 кандидатов 14 — действующие депутаты ГД, а пятеро имеют стаж более 20 лет!). Поэтому изменить курс руководства КПРФ вряд ли возможно. Остается только сочувствовать тем членам КПРФ, действительно коммунистически мыслящим товарищам, которые ещё верят и надеются. В периоды выборов эти надежды имеют свойство прорастать в различных парторганизациях и у избирателей.

После опубликования статьи «Оппортунистическое позорище» ко мне обратились ряд коммунистов региональных организаций КПРФ с предложением более подробно раскрыть диалектику скатывания лидера КПРФ в оппортунизм и чем это грозит партии.

Напомним, что оппортунизм на практике означает частичный или полный отказ от политических принципов партии, а порой их забвение. Поведение оппортуниста является беспринципным с потерей направления к конечной цели и коренных интересов партии.

В.И.Ленин в работе «Шаг вперед два шага назад» писал: «Оппортунист, по самой своей природе, уклоняется всегда от определенной и бесповоротной постановки вопроса, отыскивает равнодействующую, вьется ужом между исключающими одна другую точками зрения, стараясь „быть согласным“ и с той, и с другой, сводя свои разногласия к поправочкам, к сомнениям, к благим и невинным пожеланиям и проч. и проч.».

Признаки политического оппортунизма начали проявляться у Зюганова давно — уже в августовских событиях 1991 года — создания 19 августа ГКЧП и после 24 августа — приостановки деятельности 10-миллионной партии коммунистов. В то время Зюганов был членом Политбюро этой партии и он, по своему статусу, имел возможность созвать чрезвычайный Пленум ЦК партии или, в крайнем случае, дать хотя бы разъяснение коммунистам, что им делать. К сожалению, Зюганов даже не пикнул, а просто спрятался и почти год был вне коммунистического движения.

21 сентября — 4 октября 1993 года. Блокада Дома Советов. Левая оппозиция призвала москвичей к сопротивлению преступному ельцинскому режиму, встать на защиту Дома Советов.

Сопротивление масс день ото дня росло и росло. И вдруг, в ночь с 3 на 4 октября лидер КПРФ получает телеэфир и отмежевывается от товарищей, заблокированных в Доме Советов. С какой стати Зюганову — «коммунисту номер 1» — было позволено выступление в эфире? Как ему разрешили попасть в студию? Кто пригласил? С кем согласовывался текст? Все оказалось просто: лидер КПРФ обратился к россиянам и попросил их «сохранять спокойствие и сдержанность, не поддаваться на провокации, в митингах и забастовках не участвовать», что полностью соответствовало ельцинскому режиму. То есть, приехав в логово режиссеров государственного переворота, было совершено откровенное предательство не только народных депутатов РФ, но — самое главное — коммунистов, находящихся в Белом Доме. Напомню, чем завершилось «мирное сохранение спокойствия» — расстрелом Дома Советов, народных депутатов РФ и более 1500 мирных граждан.

Прошли годы и вдруг на митинге 14 декабря 2019 года Зюганов удивил многих, выдав такой перл: «Когда в 1993-м году разрастался пожар гражданской войны, мы сумели остановить ее своим мужеством, волей и сопротивлением». Ни больше ни меньше, ни совести ни чести!

Но на этом политическая оппортунистическая эквилибристика Зюганова не закончилась, а стала развиваться вглубь. 3 июля 1996 года Зюганов фактически выиграл президентские выборы. За него проголосовали, по оценкам независимых экспертов 37,5 млн. избирателей, за Ельцина — 32,5 млн человек. Массовая фальсификация стала очевидной уже в конце 4 июля. Однако Кремль, тонко уловив внутреннее содержание этого «марксистского оппозиционера», четко провел сочетание кнута и пряника. Кнутом было — думаю, понятно что. А пряником — предложение проявить «государственную мудрость»: за отказ от отстаивания своей победы КПРФ отдали половину губернаторских постов и пообещали дальнейшую полную поддержку. Поэтому для всех стало шоком, когда Зюганов еще ранним утром поздравил Ельцина с победой и объявил выборы честными.

Главное в этом зюгановском сливе выборов было не только то, что Зюганов боялся власти и ответственности, но он хотел продолжать линию по скрытому превращению КПРФ в успешный для себя бизнес-проект, о которым в Кремле хорошо известно, и они на это до поры до времени просто закрывают глаза. Зачем ему Кремль, когда и в кресле Думы весьма неплохо? С идеологической же точки зрения, именно в этом единении политического оппортунизма в ленинском его понимании с бизнес-проектом и заключается оппортунизм нового типа — зюгановский оппортунизм.

Если до 1996 года КПРФ лидировала в качестве ведущей оппозиционной силы, объединяла большое количество партий как левой, так и правой ориентации, поскольку была способна первой четко и ясно формулировать лозунги и реализовывать конкретные дела, адекватные настроениям широких масс, то после капитулянтской сдачи Зюгановым президентских выборов привели к разочарованию в лидерских персоналиях и политической линии КПРФ в целом. Фактически с этого момента коммунистическая и некоммунистическая оппозиция перестала быть единым целом и с каждым годом стала все размежевываться и размежевываться, отходя от зюгановской оппортунистической сущности.

В последнее время, обосновывая необходимость формирования правительства народного доверия, в том числе и в документальном фильме «Геннадий Зюганов», лидер КПРФ любит с пафосом повторять, что именно он стоял у истоков формирования правительства Примакова-Маслюкова-Геращенко. Я, как один из соавторов этого проекта, могу заверить — это ложь чистой воды. Но в тоже время могу сказать, что именно оппортунист Зюганов «сдал» Ельцину правительство Примакова, как говорят в народе, с потрохами, уверяя Б.Н., что Примаков нацелился на президентские выборы 2000 года, хотя вслух обещал защищать его от Ельцина всем тогдашним парламентским большинством.

Но самое позорное состоит в том, что именно с середины 90-х годов Зюганов, как лидер партии, и КПРФ, как партийный институт, стали не заинтересованы в том, чтобы брать власть. КПРФ превратилась в партию парламентского типа, но не для достижения в нем конституционного большинства и смены политико-экономического курса, а для получения на выборах не менее 5% голосов избирателей, то есть достаточно быть в Госдуме на втором, третьем, четвертом местах, но быть. Этой же линии стали придерживаться и лидеры региональных организаций КПРФ. Другими словами, Зюганов и его «ученики» перешли некую политическую черту, хотят оставаться в парламентах (читай — у кормушки) на вторых местах, пока физически остаются силы.

С другой стороны, подобная позиция — формирование послушной и управляемой оппозиции — соответствует планам кремлевской администрации, и она всеми мерами поддерживает зюгановский оппортунизм. Это, как выясняется, не пугает и часть региональной партийной номенклатуры, для которой приоритетом стало не борьба за интересы народа, а лишь дальнейшее пребывание «наверху».

Таким образом, если обобщить, то позиция, когда руководство КПРФ стало сверять свои шаги с указаниями Кремля и начало постоянно оглядываться на мнение кремлевской администрации — это, говоря ленинскими словами, есть оппортунизм чистейшей воды. А если дать определение более жестко, с истинных позиций марксизма — откровенное предательство интересов рабочего класса и трудового народа. Такое положение, конечно, полностью устраивает правящие кланы. Власть и олигархи уловили слабину Зюганова и его окружения и начали не просто их лелеять, но и соответствующим образом подпитывать, в конечном счете, делать все возможное для ослабления партии, что, по сути дела, находит отражение в постепенном отходе КПРФ от ряда существенных постулатов марксизма, замене их на сомнительную национал-патриотическую фразеологию, а если сформулировать более жестко — в национал-оппортунистическую организацию, весьма далекую от марксизма и научного социализма.

Самый яркий и убедительный пример: недавно президент В.Путин заявил, что именно рабочий класс является политической силой в РФ. Просто суть рабочих профессий меняется, подчеркнул он. Современный рабочий не сможет эффективно трудиться без инженерных навыков.

А теперь попробуйте найти в «новой», принятой XIII съездом КПРФ 29-30 ноября 2008 года Программе КПРФ, что это партия рабочего класса, что «КПРФ…верна делу защиты интересов рабочего класса, трудового крестьянства, народной интеллигенции…», как это было зафиксировано в Программа КПРФ, принятой на III съезде КПРФ 22 января 1995 года и одним из разработчиков которой мне довелось быть!

Если такие категории как «пролетариат», «рабочий класс», «диктатура пролетариата», «эксплуатация труда» и звучат иногда в докладах на последних пленумах и съездах КПРФ, то раскрываются они с позиций теории начала XX века. Мне неоднократно приходилось убеждать сторонников из окружения Зюганова, членов ЦК КПРФ, что в XXI веке, в условиях научно-технической революции, и «пролетариат», и его ядро — «рабочий класс» претерпели качественные изменение. К сожалению, приходится напомнить доктору философских наук, лидеру КПРФ, что глу­бокие из­ме­не­ния в тех­но­ло­гии и орга­ни­за­ции про­изводства (компьютери­за­ция, ро­бо­ти­за­ция и др.) по­вы­си­ли роль вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бот­ни­ков не­фи­зического труда, но, являясь наемной рабочей силой, относящегося в новых социально-экономических условиях к рабочему классу. Это уловил даже нынешний лидер олигархического режима, но не лидеры КПРФ.

Попытайтесь найти в любом центральном федеральном списке КПРФ по выборам депутатов Госдумы за последние двадцать лет хотя бы одного рабочего. Миллионеры, начиная с Г. Семигина, Б.Иванюженкова, Д.Вороненкова, В.Агаева, В.Кумина — да, есть, но только не рабочие. Это «марксизм-ленинизм» по-зюгановски в реальности. Не оппортунистические ли это чудеса?

Еще более откровенно оппортунистическая суть Зюганова проявилась в двухтысячные годы — время правления Путина и особенно в последнее десятилетие. Она стала более изощренной, носит многоплановый характер, охватывает не только искажение марксистской теории, но и кадровую составляющую как на федеральном, так и региональном уровнях.

Как, например, рядовым коммунистам понять, когда секретарь ЦК КПРФ, якобы оппозиционной режиму партии, Ю.Афонин состоит в кадровом резерве администрации президента и, как сказано на кремлевском сайте, находится под патронатом президента В.Путина. Суммируя, можно сказать, что кадровую работу оппортунистическое руководство КПРФ ведет в тесном контакте с Кремлем, с администрацией Путина.

Объективное поражение КПРФ на выборах в третью Госдуму — 113 мандатов, что на 30% меньше, чем было во второй Думе, мощного провала на выборах в четвертую Думу — только 52 мандата, заставило Зюганова окончательно «сдаться» Кремлю — он даже не стал выдвигаться кандидатом в президенты в 2004 году, чтобы, не дай Бог, не поссориться с властью. Лидер якобы оппозиционной партии, выступая в Думе, вдруг заявляет: «Путин — это человек с сильным характером, опытный управленец и умелый тактик». Что это как не элементарная лесть политического лидера в сторону олигархического режима.

Разве можно забыть выступление лидера оппозиции в Думе в 2008 году, произнесшего «замечательные» слова: «У Владимира Владимировича Путина есть хорошее качество — он установил хороший контакт с лидерами фракций и в течение всех этих лет регулярно его поддерживал».

В последующих выступлениях Зюганов ловко устремляется к вершинам заискивания, облизывания высшей политической власти — все сильнее и глубже: «Путин является настоящим национальным лидером». Реверансы в сторону лидера, как он заявляет, «антинародной власти» и ее главы у него так и выпрыгивают: президент поставил задачу, президент спросит, «в любой трудной ситуации только Путин способен решить проблемы населения, поскольку на данный момент он является олицетворением России».

Все эти факты свидетельствует о явной бюрократизации и карьеризме лидеров партии, отрыв верхушки и аппарата от рядовых коммунистов. Избиратели перестают видеть смысл в голосовании за КПРФ. Снижается поддержка КПРФ в различных социальных группах, партия теряет союзников. Образ лидера КПРФ с тридцатилетнем стажем и лозунги КПРФ, весьма далекие от интересов людей, стали недостаточно привлекательны для них.

Вновь приходится напоминать несколько цитат из одиозного выступления Зюганова на встрече президента В.Путина с руководителями парламентских фракций 17 февраля 2021 года. «…то, что Вы высоко оцениваете „четверку“ партий и их консолидированную работу по преодолению кризиса и коронавируса, я считаю, это аванс, который нам еще предстоит отработать… Мы максимально будем поддерживать Ваши стратегические инициативы». А вот еще один перл. «При всех наших противоречиях, — с пафосом заявляет Зюганов, — этот созыв Думы работал достаточно конструктивно, несмотря на болезнь и трудности, я считаю, что парламент отработал достойно и помог Правительству и Вам вытащить страну в самое сложное время». Лизоблюдство высшей пробы. Радость и сладость от того, что приглашен к политическому лидеру страны, видимо выбили из сознания лидера якобы оппозиционной партии, что именно этот состав Думы одобрил антиконституционную и антинародную пенсионную реформу, принял позорные поправки в Конституцию, в том числе по обнулению срока пребывания у власти нынешнего президента, кучу репрессивных законов, в том числе и те, по которым сейчас судят коммунистов.

Возникает вопрос: почему в период, когда народ осознает, что власть, особенно последние десять лет, ведет страну в тупик, к обнищанию народа, когда рейтинг В. Путина скатывается вниз, лидер КПРФ демонстрирует всей стране свою зависимость от кремлевской администрации, заискивает перед Кремлем и высшим политическим лидером страны? Ответ весьма прост: в этом и есть суть формирования тридцатилетнего зюгановского оппортунизма.

Накануне XYIII съезда КПРФ я обратился с «Открытым письмом к Председателю ЦК КПРФ Геннадию Андреевичу Зюганову», в котором предложил ему, если он «…продолжает верить в коммунистическую идею, остается коммунистом… то будет правильным в нынешней сложной политической и социально-экономической ситуации в России добровольно написать заявление об освобождении с должности Председателя ЦК КПРФ и не выдвигаться в лидеры партии на апрельском съезде КПРФ». Это Открытое письмо было направлено также во все региональные организации КПРФ.

К сожалению, Зюганову не хватило мужества решиться на этот важный для КПРФ шаг и партийная мораль его «не цепляет». Естественно, возникает простой вопрос: до какого уровня нужно разрушить, опустить КПРФ, чтобы коммунисты убрали «вождя», допустившего такое падение?

Вопрос оздоровления и активизации партийной жизни абсолютно перезрел. От способности решить его зависит будущее КПРФ, будущее большинства трудового народа и России в целом.

Мне, члену КПСС-КПРФ с 1966 года, крайне неудобно делать обобщение итогов тридцатилетнего зюгановского оппортунизма, но я вынужден его сделать: до какого уровня откровенного предательства коммунистической идеи необходимо дойти доктору философских наук Зюганову и его окружению, чтобы рядовые коммунисты осознали необходимость срочной замены своего лидера и его непосредственного окружения.

КПРФ может качественно измениться только при условии ликвидации зюгановщины как механизма торможения и дискредитации партии в глазах российского трудового народа. В противном случае выборы в VIII Государственную Думу могут оказаться не просто провальными, но и последними для КПРФ и его сторонников.

Слово — за рядовыми коммунистами.

Ю.M.Воронин
Доктор экономических наук, профессор,
заместитель Председателя Совета министров Татарской АССР — Председатель Госплана ТАССР (1988—1990 гг.);
Первый заместитель Председателя Верховного Совета РФ (1991—1993 гг.);
депутат Государственной Думы (второго созыва);
аудитор Счетной палаты РФ
член КПСС с 1966 г.;
член Центральной комиссии КП РСФСР (1990–1992);
член Президиума ЦК КПРФ (1992—1995 гг.);
член ЦК КПРФ (1997—2000 гг.).

Источник: https://rusrand.ru/analytics/zyuganovschina-kak-opportunizm-novogo-tipa