Их помнит неспасённая страна

К 30-летию ГКЧП

Приближается 30-летний юбилей выступления Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП) с последующим захватом власти командой Ельцина.

До сих пор те, кто дорвался тогда до власти, называют это восстание «путчем», что на языке современной политики означает «мятеж небольшой кучки заговорщиков с целью произвести государственный переворот». Но по отношению к ГКЧП такое обозначение абсолютно неправомерно, поскольку люди, входившие в Государственный комитет, сами по себе представляли государственную власть. Защищали они Конституцию СССР и результаты Всесоюзного референдума, где из 185,6 млн. советских граждан с правом голоса 113,5 млн. (76,43 %) однозначно выразили свою волю – за сохранение Советского Союза. А сразу после голосования 17 марта 1991 года было принято Постановление Верховного Совета СССР, гласившее: «Государственным органам Союза ССР и Республик руководствоваться в своей деятельности решением народа, принятым путем референдума в поддержку обновленного Союза Советских Социалистических республик, исходя из того, что это решение является окончательным и имеет обязательную силу на всей территории СССР». Так кто же из государственных руководителей не выполнил волю народа и требования высшего органа законодательной власти – Верховного Совета СССР?

Те, кто защищал СССР, были брошены в тюрьмы. А те, кто предал страну, в конечном итоге все оказались в партии «Единая Россия». Сразу после августовских событий многие замечательные люди, настоящие патриоты ушли из жизни (Пуго, Ахромеев, Кручина и др.), и никто до сих пор не разобрался, сами они ушли или им помогли.

Никто сейчас не подсчитает тех, кто умер от разрыва сердца, когда спускали Советский флаг и меняли его на власовский, не спросив народ. Согласно данным Росстата РФ, убыль населения за 1992 год составила 1,5%.

Ушла из жизни поэтесса Юлия Владимировна Друнина. Последними словами она поддержала ГКЧП в стихотворении «Судный час»:

Ухожу, нету сил.
Лишь издали
(Все ж крещеная!)
Помолюсь
За таких вот, как вы, —
За избранных
Удержать над обрывом Русь.

Но боюсь, что и вы бессильны.
Потому выбираю смерть.
Как летит под откос Россия,
Не могу, не хочу смотреть!

Прошло 30 лет, и результаты «победы» нынешних правителей налицо. Они за эти годы «прибарахлились», обзавелись разной собственностью за народные деньги, а трудовой народ вконец обнищал. Страну, занимающую в советское время второе место в мире, завели в тупик, и тревожит правителей одно – как сохранить наворованное. У арестованных ГКЧПистов ни вкладов, ни машин, ни дач не нашли, а у нынешних кремлёвских чего только нет. История беспощадна – «кому бесславье, а кому бессмертие». Из 19 миллионов коммунистов нашлась всего горстка храбрецов, а из секретарей ЦК КПСС только один – Олег Шенин, для которых убеждения что-то значили. ГКЧПисты были освобождены из тюрьмы по амнистии, но генерал армии Валентин Иванович Варенников не согласился с амнистией, отстоял свою честь в суде и был полностью оправдан (а значит, и все остальные тоже оправданы).

К 30-летию событий вдруг из уст ученых и историков посыпались обвинения в адрес ГКЧПистов. Те, кто не поддержал ГКЧП, ищут себе оправдание.

В «Пятой газете» № 23 от 8 июня 2021 года В. Роднев в статье под заголовком «Спасайся, кто может!?», пишет:

«Мы уже более тридцати лет живём в состоянии постоянной чрезвычайной ситуации и воспринимаем её как должное, поскольку более человечной жизни мы недостойны, подавляющее большинство за неё никак не борется, все действия антинародного режима принимаются смиренно, не возражая. Хотя еще в ХIX веке поэт провозглашал: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идет на бой».

И дальше: «Мы должны вспомнить героических предков, разгромивших мировой фашизм, созданный буржуазией, и освободить Отечество от предателей, чтобы спасти себя и детей от жестоких и подлых варваров. Капитализм должен быть разрушен, как Карфаген, он несёт гибель России и всему человечеству…».

Я не определюсь, смеяться или плакать, когда в интернете уважаемые историки произносят – «возврат в СССР невозможен». Значит, через 100 с лишним лет путь в царскую Россию возможен, а через 30 лет в СССР нет? Страна не уходила из Советского Союза. Если самые ловкие награбили немеряно добра и размечтались, что так всегда будет, то это их летаргический сон, не более.

Закончить хочу стихотворением Елены Громовой:

Их было мало. В наступившей тьме
Они мелькнули слабыми лучами,
Но их порыв закончился в тюрьме
Унылыми, беззвёздными ночами

Когда кружился желтоватый лист
Над мертвой эрой Красного Рассвета
Когда на танк вскарабкался путчист,
Чтоб раздавить израненное лето.

Когда последний август отступал
По обречённым улицам столицы,
И уцелевших памятников лица
Смотрели на убитый пьедестал…

Их было мало, вставших на пути,
Заранее предвидя пораженье.
Мы красный лучик не смогли спасти…
Дождёмся ли от Родины прощенья?

А нам остались только имена,
Записанные в Вечные Скрижали,
И помнит неспасённая страна
Их было мало… Их не поддержали

Т. Шенина

Комментарий редакции
Путчами и переворотами строй не защитить

Образовавшие Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) и вышедшие под его знаменем на политическую арену 19 августа 1991 года люди руководствовались, надо полагать, самыми благими стремлениями. Во всяком случае, сделанное ими для всех советских людей «Заявление Советского руководства» исходило из необходимости преодоления угрожающего стране «всестороннего кризиса, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии» и строгого следования результатам «всенародного референдума о сохранении СССР».

Но то же Заявление содержало и очевидную ложь о том, что ГКЧП создаётся в связи с невозможностью М.Горбачёвым исполнять обязанности Президента СССР «по состоянию здоровья». И эта ложь обусловила и ущербность ГКЧП, и неизбежность его поражения. Поскольку получалось, что чрезвычайное положение вводится не против губящей страну горбачёвщины, а как бы в её развитие и видоизменение. А уж когда на вечерней пресс-конференции 19 августа возглавивший ГКЧП вице-президент Г.Янаев заявил, что «курс на демократические преобразования будет продолжен», на обещаниях «чрезвычайного комитета» сохранить Советский Союз можно было ставить крест. Выходило, что не в защиту трудового народа от капитализации он действует, а лишь спорит о том, кто оную капитализацию будет проводить, союзный центр или оказавшаяся в этом поганом деле более агрессивной и напористой компания Б. Ельцина. Отсюда следовал и «странный характер» этого переворота, когда его вожаки не решились провести ни одну из заявленных ими «чрезвычайных мер», ничего не предприняли, чтобы отбиться от наседающих на них ельцинистов, и уже 21 августа самораспустились, чтобы отправиться с покаянным визитом к якобы больному и изолированному Горбачёву в крымский Форос.

Те, кто желал бы в действительности защитить советских людей от наступающего на них капитализма, должны были бы ясно и однозначно обозначить свою цель как сохранение социалистического строя и Советского государства и под это знамя призвать трудовую Россию. И начинать надо было, по мнению коммунистов не покинувших КПСС, с самой партии. Со смещения Горбачева и организации коммунистического сопротивления. Но ничего подобного ГКЧП не предпринял и не собирался предпринимать. А верхушечными манёврами «за занавесом» социализм не отстоять. Поэтому, вне зависимости от честности благих субъективных пожеланий «гэкачепистов», их выступление по факту сыграло в истории роль катализатора буржуазной контрреволюции, которая после августа 1991 г. сделала гигантский шаг вперед: запрет КПСС, открытое провозглашение курса на капитализм, развал Союза, смена государственного флага и гимна.

Этот критический разбор совсем не означает, что не надо было браться за оружие. Надо было, обязательно надо, но по-другому, и, главное, если уж поднялись в атаку, то надо идти до конца, твердо и решительно. Таковы законы классовой борьбы.

Когда после ельцинского запрета деятельности КПСС и её российской части, КП РСФСР, якобы из-за того, что она не зарегистрирована, представители Движения коммунистической инициативы, члены ЦК КП РСФСР (Тюлькин, Крючков, Терентьев) приехали в Москву и позвали секретарей ЦК (Купцова, Ильина, Зюганова) на Инициативный съезд коммунистов, чтобы зарегистрировать партию, они услышали отказ. Мол, не время сейчас, надо пригнуться, у Ельцина на столе лежит указ о запрете коммунистической идеологии вообще и т.д. А Зюганов даже высказал такую мысль, что коммунистическая идея для России сейчас потеряна. Позже эта мысль выльется в знаменитое «Россия исчерпала лимит на революции».

Ну, а те, у кого лимит не исчерпан, собрались 24 ноября 1991 года на Инициативный съезд в Свердловске и учредили РКРП. Так что скоро отметим юбилей.