Если факты неудобны — тем хуже для фактов?
(Об одном выступлении профессора Золотова)

Не так давно на ютуб-канале Фонда рабочей академии член ЦК Рабочей партии России (РПР), вице-президент этого Фонда профессор А.В. Золотов выступил по поводу 30-летней годовщины событий августа 1991 года.

Профессор дал в целом правильную оценку этих событий, в этом никаких претензий к нему нет. Однако, зачем-то ему понадобилось мазнуть чёрной краской по нашей партии. Надо заметить, что в последние годы редкое выступление руководителей РПР обходится без очернения РКРП и её политики. Вот и сейчас А.В. Золотов, один из основателей и идеологов РПР, не обошёлся без резкого выпада в адрес РКРП. В данном случае причина этого вполне понятна — ему понадобилось как-то оправдать ренегатство его товарищей во главе с М.В. Поповым, которые решили выйти из РКРП в один из наиболее острых моментов нашей истории — в дни Чёрного Октября 1993 года. Говорит он об этом здесь: https://www.youtube.com/watch?v=27JMCNH4k8w&t=2010s .

Говорит буквально следующее:

"...Пришлось проделать долгий путь сторонникам рабочего класса, потому что декларируя приверженность интересам рабочего класса, РКРП, в значительной своей части, к сожалению, в организационном плане продолжала линию горбачёвщины: на 1 секретря, на лидера, которому должны все смотреть в рот, на то, чтобы отодвинуть рабочих от руководящих постов и оставить только номинально за ними руководство. Вот всё что худшее, что было в КПСС хрущёвского периода и горбачёвского периода, стало воспроизводиться в РКРП, так что ядро тех, кто считал, что нужно решительно идти на встречу рабочему классу и воссоздавать партию рабочего класса, было вынуждено размежеваться с другими, с оставшимися людьми в РКРП и учредить в конечном счёте рабочую партию России".

Скажем прямо и нелицеприятно: здесь у профессора что ни слово — то или фантазия, или заведомая ложь.

Путь к отказу от коммунистического названия партии и фактическому ренегатству был совсем недолог — всего два года. Выход из РКРП и создание своей партии состоялись не в результате выдуманной линии горбачёвщины в РКРП, а как раз наоборот, в результате продолжения антигорбачёвской политики в условиях острого политического кризиса 1993 года. Значительная часть членов нашей партия тогда приняла решение поддержать выступление депутатов парламента и народа в защиту демократии (хотя и буржуазной) и остатков Советской Конституции, против наступающей открытой диктатуры с фашистским оскалом — государственного переворота, совершаемого бандой Ельцина и его командой капитализаторов России. Наша партия активно участвовала в защите осаждённого Дома Советов в Москве. Треть состава нашего ЦК, а также и другие члены РКРП участвовали в этой защите лично, в составе подразделений Пролетарского полка и других рабочих формирований. Секретарь ЦК РКРП тов. Тюлькин приехал тогда в Москву, в составе группы иностранных журналистов прошел через оцепление, чтобы на месте, у стен Дома Советов, провести сбор коммунистов, разобраться в обстановке, подбодрить товарищей и дать свои партийные установки.

А группа товарищей под руководством университетских профессоров М.В. Попова и А.В. Золотова, решила действовать по-другому. А точнее — бездействовать. А именно — не принимать никакого участия в тех событиях, не идти на защиту Конституции. Они поступили в точном соответствии с трусливой, предательской политикой Зюганова, который тоже с экранов ТВ в самый критический момент призвал людей оставаться по домам. Фактически, если говорить прямо, это или осознанное предательство, или они просто испугались неизбежных репрессий со стороны властей.

Напомним вкратце канву событий.

Сразу после Сентябрьского (1993 года) Пленума ЦК РКРП, который оценил конфликт между Верховным Советом и президентом как противостояние буржуазной демократии наступающему абсолютизму, большая группа членов ЦК выехала в Москву, чтобы принять участие в обороне Дома Советов, которое вылилось в кровавое противостояние у стен здания Верховного Совета РСФСР. Туда же пришли и многие московские коммунисты. Московский Комитет партии организовал защитников Верховного Совета, координировал их действия. Вместе с членами РКРП плечом к плечу стояли и коммунисты РПК (Российской партии коммунистов) во главе с тов. Крючковым А.В. Были среди наших коммунистов и погибшие, и раненные. (В дальнейшем РКРП и РПК объединились в одну партию).

После тех кровавых событий, в декабре 1993 года, состоялся съезд РКРП. А параллельно ему, одновременно, состоялся учредительный съезд отсидевшихся, вышедших из нашей партии во главе в М.В. Поповым. Они тогда осуществили своё предложение убрать из названия партии слово «коммунистическая» и назвали свою партию «Рабоче-крестьянская Российская партия», лукаво сохранив аббревиатуру РКРП. Да, именно коммунистичность в названии партии их и пугала. Получается, что именно они исполнили мечту Горбачева, которую он высказывал в схеме проекта новой программы КПСС — двинулись к другой партии и по сути, и по названию. Как позже выяснилось, действительно так — не только слово, но и суть. А ведь М.В. Попов и его сторонники (многие из которых входили в состав ЦК и Оргбюро ЦК, руководившего тогда текущей деятельностью партии, в том числе и А.В. Золотов) вполне могли отстаивать свою позицию на съезде РКРП. Но, должно быть понимая, что такое отступничество от коммунистических принципов коммунисты не одобрят, они пошли другим путем — фактического ренегатства.

Так что весь пафос выступления Золотова оказался пшиком, дутым пузырём, нагромождением лжи. Особенно забавно выглядит пассаж профессора о Первом секретаре, которому все тогда должны были смотреть в рот, как Горбачеву. Дело в том, что в действовавшем тогда Уставе РКРП вообще не было должности Первого секретаря, руководство было коллективным. Эта должность была введена только после октябрьских событий. Так что в рот смотреть было некому.

Не менее нелепым является обвинение РКРП в отстранении рабочих от руководства в партии. Рабочие-коммунисты были и остаются на руководящих постах в нашей партии, это не только закреплено требованиями Устава, но и осуществляется на деле. Да, для нас является принципиальным не только и не столько формальная принадлежность к рабочей профессии, сколько классовая позиция, осознание необходимости бороться за власть рабочего класса, за диктатуру пролетариата. Это есть ленинский подход. Ленин говорил, что главное требование к члену партии — он должен быть профессиональным революционером, и перед этим требованием на второй план отступают все другие профессиональные, образовательные и др. признаки. На том стояли и стоять будем. Мы не просто «идём навстречу» рабочему классу, мы на деле боремся за его интересы, и на деле включаем в реальную политическую борьбу самих рабочих, лучших представителей класса. Этим мы кардинально отличаемся от РПР, которая, в основном, ведёт только теоретические разговоры о рабочем классе вместо реальной борьбы. Именно коммунистами нашей партии создано Объединение рабочих профсоюзов «Защита», именно партийная организация РКРП и наш депутат Госдумы тов. Григорьев оказали максимум содействия героической борьбе рабочих Выборгского целлюлозно-бумажного комбината. Ленинградская п\о помогала самой известной забастовке Всеволожского Форда. Наш депутат Тюлькин был представителем бастующих докеров Петербургского морского порта. Можно назвать и другие славные эпизоды рабочей борьбы нашей партии.

Можно напомнить и предложения РПР, которые поддерживала РКРП, и которые мы проводили и проводим вместе, в т.ч. — различные предложения в законодательство. Тут и Коллективный договор, и Программа коллективных действий, и цена рабочей силы, и борьба за сокращение рабочего дня, и другие такие же трудно осуществимые при капитализме меры. Все это так, поэтому странно было слышать, как в то же время РПР резко противодействовала предложению рабочих профсоюзов, депутатов РОТ ФРОНТа и РКРП об обязательной ежегодной индексации заработной планы в размере не менее инфляции. Фактически сомкнувшись с Единой Россией — единственной партией голосовавшей в Думе против этого закона и завалившей его прохождение (не хватило 20 голосов).

Можно напомнить и выход РПР из Рабочего фронта, хотя тот же Михаил Васильевич участвовал в разработке программы РОТ ФРОНТа. И всяческое удержание рабочих от участия в выборах, и категорический протест против выдвижения РОТ ФРОНТом рабочего кандидатом в президенты РФ, при одновременной поддержке программы политического клоуна Сурайкина. Да и другие различные теоретические изыскания М.В. Попова, которые (извиняемся, но так уж получается) часто носят характер приспособления к политике властей, следования в хвосте буржуазной политики, т.е. выявляют фактический ревизионизм и оппортунизм идеологов РПР. Но об этом предстоит отдельный разговор. Сейчас — о конкретных нападках, о конкретной лжи в адрес РКРП и конкретных искажениях исторической правды профессором Золотовым.

Мы ведь и теперь плотно сотрудничаем. Вместе ведем Университет рабочих корреспондентов, где с лекциями вместе с профессорами выступают наши руководители, в т.ч. В.А. Тюлькин с лекцией «Современный рабочий класс и его место в системе общественного производства и политической борьбе», вызвавшей большой интерес и общее одобрение (https://rkrp-rpk.ru/2017/04/19/современный-рабочий-класс-и-его-мест/

Возникает закономерный вопрос: зачем, с какой целью один из идеологов РПР профессор А.В. Золотов таким образом трактует, искажает те давние события, зачем вводит, прежде всего, молодых рабочих в заблуждение? Как непонятно и то, для чего делаются регулярные подобного рода лукавые выпады в адрес РКРП со стороны ведущих представителей РПР, не имеющие ничего общего с честной, товарищеской дискуссией. Ведь известно, что бывшие товарищи из РПР не упускают случая лягнуть нашу партию. Но с таким озлоблением, как это сделал Золотов, давно не приходилось сталкиваться. Возможно, совсем уж плохи дела в РПР, если приходится прибегать к таким нечистоплотным приёмам, а возможно дело обстоит много проще — боязно попасть в число экстремистов — профессорское место не хочется терять?

И. Ферберов, ветеран РКРП, полковник Советской армии, участник обороны Верховного Совета 1993 г.