Фальсификация трагедии и кому она нужна

24 февраля исполнится 80 лет со дня трагедии, разыгравшейся в районе Босфора – потоплению судна «Струма» с более чем 700 еврейскими беженцами на борту. Гибель евреев, бежавших в Палестину от нацизма, произошла по вине турецких властей и английских дипломатов, решивших поскорее снять с себя ответственность за судьбу этих людей. Выпущенное в море судно, признанное непригодным для плавания, вскоре было уничтожено в результате взрыва. По израильским данным, взорвались паровые котлы. Но находятся авторы, утверждающие, что виновны в этом советские подводники… Налицо попытка в очередной раз представить СССР «империей зла», уничтожившей бежавших от нацистов евреев и переложить вину за трагедию с больной головы на здоровую. Впрочем, только ли в этом? И сегодня западные «демократии» не желают видеть обстрелов Донбасса украинской армией и гибели мирного населения, в то время как считают своим долгом оказывать помощь украинской армии и украинскому режиму, нарушающему права и свободы миллионов граждан. Помогать фашистским «батальонам» вроде «Азова» и закрывать глаза на гибель детей - норма для них. Капитал не знает гуманизма и готов пойти на любые преступления ради своих прибылей.



Второй том «Летописи Российского флота» («Наука», 2012) за датой «22-23 февраля», относящейся к 1942 году, дает читателю следующую информацию:

«Подводная лодка Черноморского флота «Щ-213» в районе Босфора потопила артиллерийским огнем шхуну противника, а на следующий день торпедировала транспорт «Струма»».

Обращения к другим источникам, выявили искажения, допущенные авторами трехтомника, в изложении указанных событий. В четвёртый поход подводная лодка «Щ-213» под командованием старшего лейтенанта[1] Д.М. Денежко вышла 20 февраля 1942 года из Туапсе. Для боевого патрулирования ей была поручена «позиция №38»: от мыса Кара-Бурну на границе Турции и Болгарии на севере до устья Босфора.

Подводная лодка Щ-213

23 февраля вечером «Щ-213» обнаружила в районе патрулирования турецкую парусно-моторную шхуну «Чанкая» (тоннажом 164 брт[2] ). Как и множество других мелких судов, она находилась в немецком фрахте и ходила из Стамбула в Варну с грузом хромовой руды. У командира «Щ-213» был приказ командования, согласно которому нейтральное судоходство фактически объявлялось неприятельским, поскольку под видом каботажных грузов германское командование активно фрахтовало турецкие и болгарские пароходы для доставки по Черному морю стратегически необходимой военной промышленности хромовой руды, как и в случае со шхуной «Чанкая».

«Подводная лодка Черноморского флота «Щ-213» в районе Босфора потопила артиллерийским огнем шхуну противника, а на следующий день торпедировала транспорт «Струма»».

Старший лейтенант Д.М. Денежко приказал атаковать ее торпедой из надводного положения, однако торпеда в цель не попала. Большая часть экипажа шхуны смогла с началом обстрела высадиться на шлюпку и покинуть корабль. За 29 минут артиллерийского обстрела два 45-мм орудия «Щ-213» с дистанции 2-4 кабельтовых выпустили по шхуне 55 снарядов и добились большого количества попаданий, в результате которых шхуна затонула.

Лодка продолжила патрулирование на подступах к Босфору и на рассвете 24 февраля погрузилась, продолжив идти под перископом. Согласно рапорту командира лодки Д.Н. Денежко, примерно в 10.30 по московскому времени (местное время было на час раньше) примерно в 9 милях севернее входа в Босфор (в точке 41°18' с.ш. / 29°19' в.д) было замечено судно, идентифицированное им как "крупный транспорт водоизмещением ориентировочно 7 тыс. брт, шедший со стороны пролива без сопровождения со скоростью около 3 узлов". Относительно флага старший лейтенант не совсем уверенно указал: «Вероятно, болгарский». В 10.45 по московскому времени по судну с дистанции 6 кабельтовых из носового 533-мм торпедного аппарата была выпущена одиночная торпеда. Через минуту раздался мощный взрыв и командир «Щ-213», осмотрев поверхность моря в перископ, записал, что наблюдал погружение судна, затонувшего за короткое время с дифферентом на нос. Место гибели объекта атаки было определено как 41° 26' с.ш. / 29° 10' в.д.

В современных западных, и, как видим, теперь уже и в российских, источниках указывается, что атакованным подлодкой «транспортом» было болгарское судно «Струма», перевозившее еврейских беженцев из Румынии в Палестину.

Такой сюжет, естественно, не мог не использоваться для антисоветской пропаганды: подводную лодку под командованием старшего лейтенанта Д.М. Денежко в западной печати безапелляционно называют виновницей гибели болгарского (под панамским флагом) парусно-моторного шлюпа «Струма» (максимально 642 брт) 24 февраля 1942 года, в районе пролива Босфор – трагедия, в результате которой оборвалась жизнь 768 человек .

"Струма"

Были выдвинуты следующие версии причин трагедии.

В 1960-е годы немецкий историк Юрген Робер и его французский коллега Клод Оэн предположили, что «Струму» потопила торпеда с подводной лодки. Почему «советская»? Потому что по их версии, в немецких архивах сведений о нахождении подводных лодок в указанном районе не нашлось .

В справочнике «Лексикон сионизма», изданном в Тель-Авиве в 1977 году, указывалось: «24 февраля 1942 года судно вышло в море и там взорвался котел. Все пассажиры утонули» .

В 1978 году Воениздат выпустил в свет книгу Г.И. Ванеева «Черноморцы в Великой Отечественной войне», ставшей основным «свидетельским показанием» против «Щ-213» для западных исследователей. О боевых действиях подводной лодки сказано следующее:

«…«Щ-213» (командир капитан-лейтенант Д.М. Денежко, военком политрук А.Г. Родимцев) с рассветом 24 февраля обнаружила вражеский транспорт «Струма» водоизмещением около 7 тыс. т, шедший без охранения. Транспорт был атакован из подводного положения с дистанции 6 кабельтов. Торпеда достигла цели, и вскоре транспорт затонул».

Невзирая на то, что реальный тоннаж деревянного шлюпа составлял максимум 642 брт, это «свидетельство» начали активно использовать западные авторы, а некоторые из них даже писали, что советские моряки нарочно завысили ценность «трофея» (водоизмещение транспорта по рапорту превышает водоизмещение «Струмы» в 15 раз), «чтобы получить побольше орденов».

В настоящее время в большинстве западных источников в трагедии уверенно обвиняют советскую подводную лодку», при этом уже не стесняясь откровенно искажать даже формальную информацию как, например, в книге «Адольф Гитлер – основатель Израиля» (автор – Кардель; Москва: Русский Вестник, 2004):

«Болгарский корабль «Струма», который вез евреев в Средиземное море, потерпел бедствие, машины вышли из строя, и капитан Горбатенко запросил разрешение у начальника стамбульского порта. Турецкие власти отказали в высадке, даже когда узнали, что на борту началась дизентерия. И 24 февраля 1942 г. этот гонимый корабль стал легкой добычей советских торпедных катеров к северу от Босфора. 763 еврея утонули в Черном море, а из четырех спасшихся лишь один дожил до конца войны».

Кстати в цитируемой книге это не единственная страшилка про советских моряков. На той же 154-й странице читаем:

«3 августа 1944 г. три корабля, «Морина», Бульбуль» и «Мефкуре» с еврейскими беженцами на борту вышли из Констанцы. Немецкий сторожевой катер сопровождал их до конца минных заграждений. Ночью их атаковала всплывшая на поверхность советская подводная лодка, с которой расстреливали из пулеметов людей, прыгавших за борт загоревшегося корабля «Мефкуре». Корабль затонул с несколькими сотнями еврейских беженцев».

Самое время задать вопрос – а что, собственно, из себя представляло судно «Струма» и для каких целей оно использовалось?

 «Струма», спущенная на воду в 1867 году, представляло собой деревянный шлюп длиной 46 м, тоннажом 257 брт (на начало 1941 года), рассчитанный примерно на 100 пассажиров. Изначально ходил под парусами, но в 1937 году был обшит листами металла и оснащён старым дизельным двигателем мощностью 80 л. с. Он использовался для перевозки скота, но после того, как был зафрахтован, его разделили перегородками и установили в трюме многоярусные нары для людей. На палубе были сделаны дополнительные надстройки, после чего румынская сертификационная комиссия повысила его тоннаж до 642 брт. На судне имелась цистерна для питьевой воды и две спасательные шлюпки.

Осенью 1941 года «Струма», под панамским флагом, была зафрахтована бюро путешествий «Турисмус Мондиаль», которое создал грек Жан Панделис для перевозки еврейских беженцев из Румынии в подмандатную Британии Палестину. Для управления судном был нанят болгарский экипаж во главе с опытным моряком Григором Горбатенко.

Выход корабля в море несколько раз откладывался, разрешение на выход корабля в рейс было получено 25 ноября. Каждому пассажиру дозволялось взять на борт по 10 кг багажа, который был обыскан на предмет обнаружения и изъятия ценностей, и питание в дорогу. Многие люди ехали семьями, самому старшему пассажиру было 69 лет, самому младшему - меньше года.

После отплытия парохода 12 декабря 1941 года из порта Констанца у него сразу сломался двигатель. Для ремонта пришлось вызывать из порта бригаду на баркасе. После починки судно двинулось в рейс и относительно благополучно пересекло Чёрное море.

14 декабря «Струма» достигла Стамбула. Однако на подходе к Босфору рулевой заметил дрейфующую морскую мину и дал полный назад, чтобы избежать столкновения. Маневр удался, однако двигатель после этого заглох и все попытки его завести были безуспешны. Команда подняла аварийный флаг, после чего на помощь подошел сначала сторожевой корабль службы береговой охраны Турции (Sahil Guvenlik Komutanaligi), вызвавший буксир. В ночь с 14 на 15 декабря аварийное судно было отведено на рейд Стамбула.

Прибывшие наутро механики обследовали двигатель корабля и признали его ремонт бесперспективным. Денег на замену двигателя или смену судна стамбульский представитель фрахтователя не дал.

20 декабря «Струма» была поставлена в карантин под контролем береговой охраны, а о ее маршруте было уведомлено посольство Великобритании (поскольку пункт назначения находился на ее подмандатной территории) и Румынии (как страны-фрахтователя).

Необходимо отметить, что в 1939 году Великобритания по требованию арабского населения Палестины ужесточили квоты для еврейских репатриантов: разрешался въезд 10 тысяч взрослых ежегодно на период до 1944 года и ещё по 5 тысяч в год для детей, итого 75 тысяч, после чего предполагалось вообще запретить репатриацию. Квота на 1939 год была исчерпана, но оставались в действии неиспользованные сертификаты прошлых лет.

Еврейские организации просили ввезти пассажиров «Струмы» на счет квоты будущего года или продержать их в Турции до января и затем впустить по вновь открывшейся квоте.

В ответ на запрос турецких властей румынский консул сообщил, что пассажиры «Струмы» более не рассматриваются как субъекты Румынии, тем самым исключив возможность их депортации с последующей отправкой в концлагеря.

Требовалось согласие британской стороны, которой Турция направила следующее письмо:

«Турция не вправе воспрепятствовать свободе судоходства в проливах, но ветхость «Струмы» вызывает опасения по поводу ее шансов успешно пересечь Мраморное море. Во избежание связанных с этим нежелательных осложнений мы бы предпочли вернуть судно в Черное море. Если же правительство Его Величества выдаст беженцам визы, то Турция готова оказать их транспортировке в Палестину всяческое содействие».

Турецкое правительство выразило готовность содействовать переправке пассажиров «Струмы» в Палестину по морю или по суше.

Британский посол Хью Начбулл-Хьюджессен 20 декабря направил в Форин-офис предложение «не перекладывать ответственность на турецкое правительство и позволить беженцам продолжить свой путь в направлении Дарданелл и далее - в Палестину, где они, несмотря на свой нелегальный статус, могли бы получить гуманное обращение».

Но Гарольд Макмайкл, Верховный комиссар Палестины, и Уолтер Гиннесс, министр по делам Ближнего Востока с канцелярией в Каире, были категорически против приёма пассажиров «Струмы».

Британцы ссылались на множество формальных причин, в том числе на то, что «беженцы со „Струмы“ не являются «обладателями востребованных профессий» и потому будут «непродуктивным элементом населения», и на необходимость «предотвратить проникновение нацистских агентов под прикрытием беженцев».

Глава отдела колоний британского МИДа лорд Мойн написал:

«Рассуждая технически, пассажиры этого судна являются подданными враждебного нам правительства. Намерение турок вернуть их в море представляется тем более уместным, что успех нелегального рейса мог бы дополнительно осложнить работу нашей палестинской администрации, послужив примером для других беженцев из балканских стран».

С ним был согласен министр Энтони Иден, заявивший, что выдача въездных виз еврейским пассажирам «Струмы» может создать нежелательный прецедент и по их следам Палестину наводнят тысячи других евреев.

На протяжении десяти недель турецкое и британское правительства вели тайные переговоры о судьбе пассажиров.

Санитарные условия и ситуация со снабжением на переполненном корабле становились всё хуже. Для 20 пассажиров в порядке исключения удалось достичь разрешения сойти на берег, и в феврале 1942 года на борту оставались 769 пассажиров.

16 февраля 1942 года британский МИД как будто согласился впустить в Палестину детей от 11 до 16 лет, однако уже 17 февраля официальный представитель МИДа усомнился в целесообразности этого шага, намекая, что взрослые сами не позволили своим детям уйти. Западные авторы полагают, что это решение не было реализовано из-за отсутствия у британских властей транспорта для отправки детей.

Тем временем Турция опасалась испортить отношения с Германией и в ультимативной форме потребовала у Великобритании решения судьбы «Струмы».

Не получив ответа, 23 февраля 1942 года турецкие власти распорядились отбуксировать корабль в открытое море.

Моторные баркасы с 150-ю военнослужащими Береговой охраны и Жандармерии Турции утром 23 февраля высадились на борт «Струмы». Беженцев загнали в трюмы, экипаж - в рубку, обрубили якорный канат и приняли тросы с подошедшего буксира береговой охраны «Алемдар», который и вывел «Струму» из пролива Босфор в Чёрное море.

Несмотря на продолжавшиеся несколько недель работы по починке двигателя, завести его так и не удалось. «Струма» неуправляемо дрейфовала в море.

На следующее утро, 24 февраля 1942 года, «Струма» находилась, по различным данным, в 9 милях (западные историки) или в 4-6 милях (турецкие источники) севернее входа в пролив в видимости берега. На рассвете (который наступает в этих широтах 24 февраля в 6.47) или в 9.00, когда пассажиры еще спали в трюме, а команда находилась в машинном отделении, прогремел взрыв…

Лишь после публикации сообщения о гибели «Струмы» корреспондента «Нью-Йорк Таймс» в Стамбуле турецкие власти начали «спасательную операцию», а затем и расследование. В апреле 1942 года они сделали заключение, что причиной гибели шлюпа была «торпеда или плавающая мина». Напомним, что еще при подходе к Босфору «Струма» чуть не подорвалась на плавающей мине, а вообще в районе турецких проливов их хватало.

Однако в пользу торпеды свидетельствовала нота ТАСС, опубликованная в газете «Правда» 26 февраля под заголовком: «Новый акт гитлеровского зверства. Гитлеровцами торпедирован пароход с 750 беженцами». В это время в Чёрном море действовала румынская подлодка «Дельфинул».

Необходимо отметить, что вопрос с конкретным местом гибели «Струмы» остается открытым.

Снаряженная в августе 2000 года на поиски обломков поражённой советской подлодкой цели экспедиция, организованная программистом Грегом Бакстоном, дед и бабушка которого погибли при катастрофе, в указанном старшим лейтенантом Д.М. Денежко квадрате не обнаружила обломков надводного корабля.

Впрочем ставится под сомнение и сама атака на некий «семитысячник».

Старший лейтенант Дмитрий Денежко, служивший на флоте с 1937 года, не мог с дистанции 6 кабельтовых принять утлый шлюп тоннажом максимум 642 брт за транспорт водоизмещением 7 тысяч брт. Он не мог также не распознать элементарные тактико-технические характеристики объекта атаки: в дрейфе судно или идет ходом 3 узла.

При этом одной торпедой такое большое судно потопить очень сложно, оно останется на плаву с одной пробоиной.

А вот промахнуться мог!!! Такой вариант не исключен. Израильский публицист Д. Малкин в начале 1970-х годов встречался с бывшим старшиной Щ-213 Носовым, который указал, что атакованное подлодкой 24 февраля 1942 года судно, «было, кажется, румынским транспортом», однако не подтвердил, что оно было потоплено. Возможно, командир «Щ-213» приписал своему экипажу поражение столь внушительной цели, чтобы не признаться, что торпеда «ушла за молоком».

«Можно предположить, что Щ-213 вряд ли могла потопить «Струму», так как вышла в торпедную атаку гораздо позднее, на более внушительную цель и при этом промахнулась. Хотя все же остается небольшая вероятность того, что лейтенант Денежко грубо ошибся в записи времени, идентификации судна и расчете угла пуска торпеды, зато с почти полутора километров через перископ безошибочно опознал болгарский флаг», - заключает собственное расследование трагедии писатель Михаил Кожемякин.

Дмитрия Денежко уже не спросишь: командир «Щ-213» погиб 24 марта 1942 во время авианалёта на военно-морскую базу Черноморского флота в Туапсе. Старший лейтенант Д.М. Денежко находился в кают-компании плавбазы 1-й бригады подводных лодок ЧФ «Нева», куда угодила 250-кг авиабомба, пробившая мостик и верхнюю палубу. При взрыве её заряда погибло несколько офицеров, включая Д.М. Денежко.

А в октябре 1942 подлодка «Щ-213» пропала в ходе шестого боевого похода. Вечная память Героям!

Гибель «Струмы» унесла жизни 103 детей, 269 женщин и 417 мужчин, включая болгарских моряков.

Версии гибели судна противоречивы и не расследованы до сих пор. Многие израильские исследователи Холокоста считают, что именно Британия несёт большую часть ответственности за гибель «Струмы».

После гибели «Струмы» подпольная еврейская организация «ЛЕХИ» выпустила плакат «Разыскивается за убийство» с именем и портретом Макмайкла. В 1944 году «ЛЕХИ» организовала покушение на МакМайкла, сам он не пострадал, но его жена была ранена. Боевики организации «ЛЕХИ» выследили и 6 ноября 1944 года по дороге с работы домой убили Уолтера Гиннесса (барона Мойна).

В израильских городах Ашдод и Холон установлены монументы памяти погибшим.

25 февраля 2015 года турецкое правительство впервые организовало церемонию памяти по погибшим на «Струме».

[1] По другим источникам – капитан-лейтенант (Ванеев Г.И. «Черноморцы в Великой Отечественной войне»).

[2] БРТ - брутто-регистровый тонна вместимость судна, вычисляемая на основе данных обмера внутренних помещений судна (как трюмов, так и надпалубных надстроек, используемых для перевозки груза и пассажиров); регистровая тонна - единица объёма, равная 100 кубическим футам, то есть 2,83 м³.

Источник: Морской хронограф (21 февраля 2021 г.)